пятница, 10 января 2014 г.

90 лет со дня рождения Алексея Ивановича Аджубея (1924—1993).




Подпись на фотографии: «Москва, Москва, люблю тебя как сын, как русский, сильно, пламенно и нежно».

Родился Алексей Иванович в Самарканде. Его отец – Иван Аджубей – выходец из церковной семьи – сделал карьеру сначала церковного, а потом и оперного певца.
Его мать Нина Матвеевна Гупало в 1932 году вместе с сыном переехала в Москву и стала одной из самых успешных столичных портних. Прославленные артисты, жены кремлевских вождей стояли к ней в очередь. Известно, например, что Сталин рекомендовал своей дочери Светлане одеваться именно у нее, т.к. другие мастера, по мнению вождя, шили слишком вызывающие наряды для юной девушки. Нина Матвеевна обладала весьма независимым характером. Например, всю жизнь, несмотря ни на какие «политические колебания» дружила с женой М.Булгакова – Еленой Сергеевной. Мать свою Алексей Иванович Аджубей уважал безмерно.
В войну Аджубей служил в военном ансамбле, а в 1944 году поступил  в знаменитую Школу-студию МХАТ, где учился с такими будущими звездами театра и кино как:  Олег Ефремов, Игорь Дмитриев.


(Школа-студия МХАТ. Молодые Алексей Аджубей и Игорь Дмитриев справа)

Но артистом он все-таки не стал.
В 1948 году Алексей Иванович  пришел в МГУ на только что открывшееся отделение журналистики. В студенческие годы он женился на своей сокурснице Раде Никитичне Хрущевой (1949 г.р.).
Начав с должности стажера в «Комсомольской правде», он и представить себе не мог, как измениться его жизнь буквально за считанные годы! Через пять лет после окончания университета в 1957 году, он - главный редактор «Комсомолки», а еще через два – в 1959 г., становится у руля второй (после «Правды») газеты СССР – «Известий». Тогда то и пошла гулять по Москве язвительная фраза: «Не имей сто рублей, а женись как Аджубей»…
«Я вошел в семью Хрущева сорок лет назад, женившись на его дочери Раде. Ей было двадцать, мне двадцать пять лет. Мы учились в Московском университете, готовились стать журналистами. По молодости не заглядывали далеко вперед…»
                                                           Из книги А.Аджубея «Те десять лет»


Первомайские праздники 1963 года. Семья Н.С.Хрущева на даче.
Но именно ему – Алексею Ивановичу Аджубею удалось кардинально изменить как содержательную часть известинской традиции, так и положение «Известий» в сложившейся на тот момент структуре советских СМИ. Это были поистине «звездные годы» газеты!!!
Рада Аджубей:
   «После своего первого дня на новом месте работы в «Известиях» Алеша пришел домой возбужденный и злой. Из молодой, живой, озорной «Комсомолки» он попал в степенное болото с устоявшимся, размеренным, неспешным ритмом жизни. Все это было не по нему, не по его характеру, стилю жизни, убеждениям. Даже вид редакции вызывал протест: захламленные комнаты, запущенные коридоры, пыль и убожество…»
В «редакторском ранге» порог «Известий» Аджубей переступил 23 мая 1959 года. Собрал планерку, просмотрел свежие полосы и… отправил все в разбор! Затем попросил принести материалы, не публиковавшиеся из-за их остроты и лежавшие в редакции мертвым грузом. Этого «пласта» хватило на две недели. В дальнейшем, ставку главный редактор сделал на интеллигенцию и не ошибся. Но чтобы добиться признания у интеллектуалов, пришлось коренным образом пересмотреть содержательную часть аналитики и повысить оперативность газетных публикаций.
«Известия» долгие годы негласно конкурировали с «Правдой», постоянно оставаясь в ее тени. Было принято решение, что «Известия» будут выходить по вечерам, опережая «Правду» на полдня, соответственно, газету больше не пролистывали на бегу, а спокойно читали в домашней обстановке.
Во-вторых, появилось приложение «Неделя», в котором рассматривались самые актуальные вопросы, - очередь за этим изданием выстраивалась на квартал. В-третьих, Аджубей возродил еженедельник «За рубежом» и книгу «День мира» - напрочь забытый проект М.Кольцова и М.Горького. В-четвертых, на здании комбината «Известий» засияла бегущая строка «Читайте в газете «Известия» - это был первый в стране электродайджест.


Редакционная планерка в «Известиях»

Но Алексей Аджубей был плоть от плоти своего времени. Потому что при всей его либеральности, «Известия» поддержали неприглядное идеологическое судилище над Синявским и Даниэлем, участвовали в погромной критической кампании после публикации мемуаров Ильи Эренбурга…
Многие отмечали, что в Аджубее удивительно уживались «барское величие» и совершенно замечательное отношение к команде, которую он создал. В истории комбината остались веселые капустники, знаменитые «известинские пятницы», собиравшие маститых ученых, артистов и общественных деятелей….  Может быть именно отсюда – общее впечатление о совершенно необычном по тем временам «известинском демократизме», которому завидовали журналисты других изданий. В отличие от коллег, принимавших строго по записи и умевших «выдержать» посетителя в приемной, Главный «Известий» - всегда был доступен, а его кабинет – всегда открыт для новых идей и проектов…


Спецвыпуск газеты «Известия» к 40-летию главного редактора. Напечатан в 20 экземплярах. Январь 1964 г.

Пленум ЦК КПСС 14 октября 1964 года одним решением снял с работы Хрущева и Аджубея. Отклик одной из японских газет отличался большим юмором: портрет Никиты Сергеевича и пояснение под ним – «Первый секретарь ЦК, освобожденный от должности в связи с ухудшившимся состоянием здоровья»; рядом – портрет Алексея Ивановича с подписью: «Бывший главный редактор «Известий», освобожденный от должности в связи с ухудшившимся состоянием здоровья Хрущева».
После месячной «добровольной отсидки» дома (по советской традиции, «изгоев» никто не брал на работу) Алексея Ивановича взял в ежемесячный журнал «Советский Союз» его главный редактор Николай Горбачев. Ссылка продолжалась долгих 20 лет, в течение которых Аджубей изредка публиковался под псевдонимом. Имя его практически не упоминалось нигде, хотя помнили о нем многие.
В своей книге «Те десять лет» он признается:
«Постепенно я отучился писать от своего имени…». Зарабатывал Аджубей где только мог, в том числе на «Центрнаучфильме» опять же под чужой фамилией писал сценарии и закадровые тексты.
В эти непростые годы совершенно иную окраску приобрел прежде звучавший иронически афоризм: «Не имей сто рублей, а женись как Аджубей». Все 25 лет опалы поддерживала Алексея Ивановича жена Рада Никитична. Полвека отработала она в журнале «Наука и жизнь», заслужив уважение тех, кому посчастливилось с ней общаться. Скромная, немногословная – она с достоинством и мужеством вынесла все испытания, предначертанные ее семье судьбой.
«Мы с Радой никогда не отмечали юбилеев по случаю совместной жизни. Если доживем, может быть, отметим золотую свадьбу, до нее – всего ничего, какой-нибудь десяток лет. Но не в юбилейных торжествах крепость и смысл верности. В этих записках немалый труд моей жены, и я благодарен ей за поддержку».
                                                    Из книги А.Аджубея «Те десять лет»


Рада и Алексей Аджубеи

Из книги: Галумов Эраст Александрович. Неизвестные "Известия" : [научно-историческая, документальная публицистика] / Эраст Галумов. - Москва : Известия, 2009. - 525, [2] с. : ил., портр., факс., цв. ил., портр