четверг, 20 марта 2014 г.

20 марта 1972 года состоялся премьерный показ фильма «Солярис» Андрея Тарковского.

Книга, по которой Андрей Тарковский поставил свою третью полнометражную картину, была написана известным польским писателем-фантастом Станиславом Лемом в 1960 году. На русском языке отрывки из романа были опубликованы в 1961 году, а в 1962-м "Солярис" в журнальном варианте был напечатан в "Науке и жизни".
Замысел экранизировать роман Лема появился у Тарковского осенью 1968 года, когда работа над "Андреем Рублевым" была завершена, а в Госкино тянули с разрешением на постановку следующего фильма — "Зеркало". В конце концов, режиссер подал заявку на съемку "Соляриса", и киночиновники, решив, что научная фантастика будет безопаснее в идеологическом плане, а также задумав позиционировать будущую картину как своеобразный ответ на космический эпос Стэнли Кубрика (Stanley Kubrick) "2001: Космическая одиссея" («2001: A Space Odyssey»), дали «добро».
Прежде чем приступить к съемочному процессу, Тарковский счел необходимым обсудить киноверсию романа с его автором в личной беседе. Для разговора Станислав Лем приехал в Москву, но между ним и режиссером не возникло взаимопонимания. «"Солярис" — это книга, из-за которой мы здорово поругались с Тарковским», — рассказывал писатель. – «Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой…
Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Я-то писал и думал совсем наоборот». Тарковский, по его собственным словам, считал, что ему в первую очередь надо было "«переплавить» литературное произведение в кадры фильма, суметь рассказать с экрана свою версию литературной основы, рассказать свою читательскую версию". С этой целью Тарковский и автор сценария Фридрих Горенштейн изменили и дополнили сюжет, внеся в него несколько новых сцен, а также введя отсутствующих в романе персонажей — отца, тетку и жену Криса Кельвина. «Мне бы хотелось так снять "Солярис", чтобы на экране не возникало чувства экзотики (технической, я имею в виду). Подробное же разглядывание технологических процессов будущего превращает эмоциональный фундамент фильма как художественного явления в мертвую схему, претендующую на правду», — говорил режиссер. Место за камерой занял выдающийся советский оператор Вадим Юсов, для которого "Солярис" стал четвертым фильмом, снятым вместе с Тарковским. Юсов, с которым режиссер познакомился еще во время учебы во ВГИКе, настолько хорошо мог воплощать поставленные перед ним Тарковским задачи, что тот нередко доверял ему самостоятельно снимать эпизоды. Для написания музыки и записи звукового сопровождения к фильму был приглашен Эдуард Артемьев, уже имевший к тому времени репутацию лучшего в Советском Союзе композитора-электронщика. Первый опыт сотрудничества оказался настолько удачным, что впоследствии режиссер и композитор вместе трудились над "Зеркалом" и "Сталкером". Для использования в звуковой дорожке к "Солярису" Артемьевым была собрана богатейшая коллекция звуков, в которой только шума ветра в листьях было несколько десятков вариантов.
Тарковский принимал непосредственное участие в создании коллекции, подбирая звуки для передачи того или иного ощущения. Например, в сцене перемещения Бертона по туннелю для «утяжеления» звучания при записи на гул мотора едущей машины был наложен шум проезжающих танков. Так же тщательно Андрей Тарковский подходил и к тому, что зритель увидет в кадре. Ни одна мелочь не ускользала от его внимания. Николаю Гринько особенно запомнилось, как Андрей Арсеньевич работал над обликом его героя: «Мне вспоминается, сколько издевательств вытерпела моя безрукавка в "Солярисе" — тужурка отца Криса. Андрей на ней и танцевал, и в пыли волочил, и в нескольких местах пропалил сигаретой — «обживал» ее. И мой костюм для него был не менее важен, чем мой диалог». Об этой же многострадальной безрукавке в своей книге "Хроники Тарковского. «Солярис»" писала Ольга Суркова: «С утра все актеры в гриме на съемочной площадке. Николай Гринько в роли отца Кельвина. Андрею не нравится куртка из выворотки, в которую облачен Гринько: «Что это? Как в голливудском фильме. Обрежьте, по крайней мере, плечи». Но костюмер Нэлли Фомина выражает сомнения: «Что же вы тогда получите после картины? Ведь Лариса Павловна [жена Тарковского] хочет купить эту куртку для вас». Но Андрей непреклонен: «Мне картина важнее»». Как и большинство фильмов Тарковского, "Солярис" не избежал цензуры: картина была сокращена и перемонтирована, был вырезан пролог и заново озвучены несколько сцен. Практически все эти изменения улучшили ленту, что признавал и сам Тарковский. Спорным оставалось только исключение из фильма эпизода «Зеркальная комната», и дискуссии на эту тему не утихают до сих пор. Критики и зрители единодушно относят "Солярис" к лучшим образцам научно-фантастического жанра. Как и все фильмы Тарковского, он по праву считается одним из шедевров мирового кинематографа. В 1972 году Солярис стал обладателем Специальный гран-при жюри на Каннском кинофестивале и приза на XXVIII Международном кинофестивале в Карловых Варах. В 1973 году картина была удостоена премии за лучшее исполнение женской роли (Наталья Бондарчук) на IX международном кинофестивале в Панаме. Съемки фильма стартовали 9 марта 1971 года. Павильонные эпизоды снимались на студии "Мосфильм", съемки натуры (дом отца Криса) проходили в подмосковном Звенигороде, неподалеку от Саввино-Сторожевского монастыря, а также на реке Рузе. Сцена проезда героя Владислава Дворжецкого по туннелю снималась в Токио, а декорация «комнаты Криса» была сооружена художником картины Михаилом Ромадиным на черноморском побережье Крыма.

Читать оригинал: http://www.vokrug.tv/product/show/Solyaris/