пятница, 27 июня 2014 г.

НЕФОРМАТ

Москва - родина великих поэтов, художников, музыкантов. Но мы будем говорить о «другой Москве». Москве неформальной. Именно здесь зарождалась рок-культура. Это неслучайно, т.к. именно в наш город первыми попадали записи западных групп.
Впервые же неформальная музыка «отечественного производства» зазвучала в Москве на так называемых «квартирниках», которые начал устраивать известный журналист Артемий Троицкий, позже — Илья Смирнов, редактор самиздатовского журнала «Ухо». В конце 70-х гг. КГБ основательно взялся за  эту тусовку. Лет на пять они пропали из поля зрения, но в 1982 г. началась вторая волна панка в России.
Появляются группы «Народное ополчение», «Отдел самоискоренения», «Бригадный подряд» и другие. Почти все концерты того времени проводятся в бомбоубежищах. Чаще всего они сопровождались массовым употреблением алкоголя, наркотиков и пр. Причем публика, посещающая выступления групп, была совершенно разношерстной. В середине 80-х смотришь в зал – там и панки, и какие-то непонятные люди.


Существенное влияние на развитие панка в России, особенно в Москве, оказало появление в конце 70-х гг. и дальнейшая деятельность Рок-лаборатории, которая была организована под эгидой комсомола Александром Агеевым и Ольгой Опрятной в Старопанском переулке. Вокруг этой лаборатории ходило много слухов, в том числе, о её связи с КГБ. Однако для многих музыкантов это была единственная возможность получить статус концертных коллективов, то есть - официально выступать. Первыми такое право получили Петр Мамонов, «Бригада С» — в Рок-лаборатории им выдали трудовые книжки. Они выступали по дворцам культуры, а все деньги шли в Рок-лабораторию, которая обеспечивала зарплату и оплачивала репетиционные базы.  


В период перестройки, в начале 90-х гг. Рок-лаборатория продолжала свою деятельность. Как и раньше о ней отзывались как о «ГБэшной конторе, которая контролировала идеологию молодежи». Ежегодно здесь проходил отбор группы для "Фестиваля Надежд", который являлся отчетным. В Рок-лаборатории состояли: «Ва-Банк», «Ногу свело», «Монгол Шуудан», «НАИВ», «Четыре Таракана».


С распадом СССР распалась и система государственных учреждений. Все организации, каким-либо образом поддерживающие молодежь, развалились. Большинство групп были предоставлены сами себе. Стали образовываться различного рода «тусовки»: так, например, в 90-е гг. «Четыре таракана» (позже «Тараканы!»), «НАИВ», «Ва-Банк», «Ногу свело» проводили совместные концерты и репетиции. В Москве появились первые так называемые "клубы": рок-кафе «Отрадное» («Отрыжка»), «Загубленное детство». В «Отрыжке» проводились концерты 3-4 раза в неделю, играло несколько групп, продавалась выпивка и закуска.

В постсоветский период количество панк-групп по всей стране значительно возросло. Самые стойкие коллективы, образовавшиеся в СССР, продолжали свою деятельность, выбираясь из подвалов на сцены клубов и бывших дворцов культуры. Другие группы только начинали свою деятельность. Так, в 90-е гг.  в России, главным образом в Москве и Санкт-Петербурге, появляется и продолжает творческую деятельность целый ряд популярных панк-рок и поп-панк групп ("НАИВ", "Тараканы!", "Бригадный Подряд", "Пурген", "Ник Рок-н-ролл", "Элизиум", "Смех", "Тени Свободы" и многие другие). Русский ска-панк представлен группами "Spitfire", "Distemper", "ЯйцЫ Фаберже".
По их дискографии можно проследить, какие репетиционные базы и клубы были в тогдашней Москве: «Хо Ши Мин», «Отрыжка», «Горбушка», «Студия современной музыки» в Доме культуры «Красный Химик», Дворец пионеров Киевского района…
Наиболее яркий портрет "другой Москвы" представили в одном из интервью участники панк-коллектива «Ульи»: «В этом городе - большое количество людей подвержено разного рода стрессам, и экстремальные ситуации создаются здесь практически каждую секунду. В Москве множество людей, живущих на «пределе эмоций», и именно такие люди чаще всего становятся рок-музыкантами».

Сейчас андеграундной культуры практически не существует. Это не значит, что все коллективы могут выступать по телевидению. ТВ как раз стало оплотом поп-тусовки, которую «контролируют» престарелые звезды советского времени. Да и наши панки успели «подрасти» за это время. Кто-то навсегда покинул сцену, кого-то уже давно нет в живых, многие остепенились и заматерели, многих можно увидеть на ежегодном фестивале «Нашествие». Но Москва по-прежнему хранит память о лихих временах квартирных концертов, а первые ночные клубы становятся историей города.

А. С. Миронов