четверг, 20 ноября 2014 г.

ФАБРИКА ПАМЯТИ



Одна из крупнейших библиотек Москвы, Центральная городская универсальная научная библиотека им. Н. А. Некрасова, занимает ныне представительное пятиэтажное здание в районе Немецкой слободы вблизи станции метро "Бауманская". Оно поражает значительным внутренним пространством и хорошим естественным освещением. Ранее в нем находились цеха ткацкой фабрики, которая принадлежала крупным текстильным фабрикантам Щаповым. Здание библиотеки, которое находится в Денисовском переулке, имеет нумерацию по Бауманской улице: дом под N 58/25, строение 14.
Нумерация отражает исторически сложившееся положение – до революции целый квартал между Немецкой улицей (ныне Бауманской) и Большим Демидовским переулком принадлежал товариществу "Братья Петр и Илья Щаповы". Участок купил еще их отец - Василий Иванович Щапов (1790 1864), который переселился в Москву из Ростова Великого в начале ХIХ века. Основание фабрики относится к 1826 году.






На фабрике Щаповых ткали "холстинки, саржинки, тик, платки, т.е. товар не набивной (ситцы), а узорчатый, тканный в полоску и клетку из английской бумажной пряжи и русской льняной". В 1843 году в Москве среди 149 бумаготкацких и набивных фабрик значится фабрика 2-й гильдии московского купца Василия Ивановича Щапова в собственном доме во II квартале Басманной части, рабочих 485 человек. Только семь московских фабрик имели более крупное производство, из них до 1918 года работали фабрики Прохоровых, Константиновых и Щаповых.
 Петр Васильевич Щапов (1845-1890)
Илья Васильевич Щапов (1846-1896)
Сыновья Василия Ивановича Щапова Петр Васильевич и Илья Васильевич образовали торговый дом "Братья Петр и Илья Щаповы". Они производили на своей фабрике "разную выработку" и торговали как ею, так и хлопчатобумажной мануфактурой других фабрик. В качестве управляющего, внесшего значительный вклад в развитие дела, служил их родственник Михаил Иванович Щапов.
Петр Петрович Щапов (1870-1936)
Продолжателем семейного дела был Петр Петрович Щапов. Он значительно расширил фабрику, оснастив ее усовершенствованными ручными станками Жаккарда для изготовления дорогих узорчатых тканей.
Ткацкий станок Жаккарда. Разработанная Жозефом Мари Жаккардом, это была первая машина, использующая перфокарты для управления сериями последовательностей. Для того чтобы изменить узор изготовляемой ткани, машина использовала перфокарту. Это был своеобразный двоичный код: по принципу «есть отверстие – нет отверстия». Ткацкий станок Жаккарда был ключевым шагом в развитии компьютерного программирования.
А в 1897 году построил в Денисовском переулке новый четырехэтажный корпус (впоследствии надстроенный пятым этажом), где были установлены 216 механических станков системы Гаттерслей, привезенные из Англии.
Здание фабричного корпуса, арх. Г.А.Кайзер 1897 г.
Территория фабрики имела около 10 гектаров и выходила на четыре улицы с переулками. Предприниматели жили рядом с фабрикой в особняке, стены которого были украшены орлами в естественную величину. Орлы были также и на главном корпусе конторы возле ворот вместе с надписью: «Братья Щаповы. Фирма существует с 1826 года».
Особняк Щаповых в Большом Демидовском переулке (не сохранился).
Фабрика, участвуя во Всероссийских промышленных выставках, дважды (1882, 1896) получала Государственный герб. Годовое производство достигало 1,5 миллиона рублей, склады находились в Санкт-Петербурге, Варшаве, Одессе, был магазин в Москве, в Верхних торговых рядах. При фабрике владельцы  открыли и содержали школу.
Перед Первой мировой войной на ней трудилось 1500 рабочих. Почти все рабочие (99%) были из крестьян, преимущественно Московской и Калужской (Боровского уезда) губерний, продолжавшие держать самую тесную связь с деревней. Этим в значительной степени объяснялось то положение, которое существовало на фабрике. Работала фабрика с перерывами: на летний период с Петрова дня (т.е. с 29 июня) по Успеньев день (т.е. по 15 августа);  на Рождество, на Пасху и на Фоминой (после пасхальной) неделе. Рабочие на это время уезжали в деревню.
Из крестьянства в пролетарии.
Делились рабочие на четыре группы: сновальщики, ткачи просто, ткачи «годовые», как их в то время называли, и шпульники. 
Ткачами «годовыми» назывались неквалифицированные рабочие из детей деревенской бедноты, которых родители отдавали на фабрику в ученье сроком на год и более с перерывами. Ткач брал на себя словесное обязательство перед родителями ученика в течение года обучить его работе, кормить за свой счет и кроме того выплатить 20-25 рублей. Если же ученик работал хорошо, и ткачу оставалась прибыль, то по истечении года ученику давались кое-какие подарки.
Продолжительность рабочего дня на фабрике была неограниченна. Работали до 20 часов в сутки, в особенности в весеннее  время. Станки в корпусах были расположены в три ряда. В летнее время работали без огня. Ткачи, стараясь подзаработать, а также заставить своим примером работать учеников, вставали в 4 утра. А те, у кого станок был около окна, вставал еще раньше, как только начинало светать.
  • Первый перерыв, продолжавшийся не более 15 минут, происходил между 7-8 часами утра. В это время рабочие пили чай.
  • Второй перерыв на обед начинался с 11 часов утра и продолжался до 12 ½ часов дня, в три очереди, около получаса для каждой. Некоторым даже удавалось уснуть.
  • Третий перерыв был на чай, длившийся не более 15 минут, от 16 до 17 часов дня.
  • И, наконец, последний перерыв на ужин начинался в 20 часов и продолжался до 22 часов вечера.
По окончании работы ткач должен был приготовить бумагу шпульнику для размотки.
По месяцам учесть заработок рабочего было трудно, по следующим причинам: получка выдавалась два раза в «походку» - в половине «походки» давался аванс, а в конце производился окончательный расчет. Таких «походок» в течение года было три:
  • Осенняя - с 15 августа до Рождества
  • Зимняя - с 7 января по Пасху
  • Весенняя - с Фоминой неделе по Петров день.
Получалось, что за четыре месяца (каждая «походка» составляла примерно 4 месяца) – рабочий получал по 20-25 рублей, что составляло 5-6 рублей в месяц.
Сновальщики – зарабатывали больше, около 1 рубля в день. Эта группа находилась в привилегированном положении. Так, например, обедали они всегда в первую очередь, паек их был лучше и больше.
Третья группа рабочих – шпульники – состояла преимущественно из подростков от 14 до 16 лет, но имелись в ней и пожилые – неудачник, т.е. не приспособившиеся работать за станком. Шпульников брала на работу не администрация, а сами ткачи, которые приводили их из деревни верст за 100-150. Их квалификация расценивалась самими ткачами. Шпульник работал на трех ткачей, и плата для них существовала поддельная, примерно от 45-50 копеек до 1 рубля 50 копеек в неделю. Ткачи имели право по своему усмотрению увольнять шпульников и те не могли предъявить к ткачу никаких претензий – ни через администрацию фабрики, ни через инспекцию.
Столовались по очереди: первые – сновальщики, вторые – ткачи и третьи – шпульники. Хозяйством столовой управлял староста, выбираемый рабочими. Староста не работал за станком и был платный, получал 1 рубль в день за свою работу, которая заключалась, главным образом, в обеспечении рабочих продуктами. Одновременно он был посредником между рабочими и предпринимателями.
Быт рабочих в дореволюционной России.
Жили рабочие тут же при фабрике, с семьями и детьми. В праздничные дни рабочие вставали  в 6 утра и шли в церковь к ранней обедне. Вернувшись после усердного моления, пили чай, трапезничали и отправлялись на рынок покупать морковь и подсолнухи, которые считались лакомством. Любители выпить отправлялись в трактир и проводили часы досуга за чаем и выпивкой.
Быт рабочих в дореволюционной России.
Вечером во дворе фабрики собиралась молодежь – ткачи и шпульники, заводили хоровод, пели песни, которые разносились далеко по району. Так проходил праздник. Выходить за ворота рабочим позволялось только по праздникам. В будни же за ворота выпускались только в исключительных случаях по пропуску конторы и всего лишь на несколько часов.
В 1918 году фабрику национализировали. Старое ее название - «Братья Петр и Илья Щаповы» - требовалось заменить новым. На общем собрании Петр Петрович предложил назвать предприятие в честь самого старого рабочего. Им оказался Осип Звонков, трудившийся здесь более 50 лет. Теперь фабрика стала называться - «Имени Героя труда Осипа Звонкова». Во время войны бумаготкацкая фабрика, производила небеленое полотно для простыней и белья, носовые платки, перевязочные материалы.
В советское время фабрика (теперь она называлась «Красная работница») выпускала пестротканые изделия. Все щаповские станки, оснащенные электромоторами, прослужили до конца ХХ века.
В одном из цехов фабрики «Красная работница». Работа на электрифицированных английских станках. Фото, 1982 г
После 1990-х годов фабрику закрыли, но ее уникальное здание получило новую жизнь: в 2002 году оно после внутренней перепланировки было передано под Центральную городскую библиотеку имени Н. А. Некрасова, переехавшую с Большой Бронной улицы. Так вклад клана Щаповых в развитие промышленности через 100 лет неожиданно обернулся - вкладом в культуру.

Кроме предпринимательской деятельности Щаповы оставили значительный след в деле благотворительности и внесли свой вклад в культуру города. Они происходили из старого купеческого рода, были старообрядцами, что давало определенные нравственные устои и семейные традиции. Щаповы из поколения в поколение были председателями Богоявленского братства. Их средства составляли половину бюджета этой крупнейшей в Москве благотворительной организации.
Младший брат Петра и Ильи Щаповых не был предпринимателем. Павел Васильевич Щапов занимался собиранием книг по истории России. Он собрал превосходную библиотеку, в которой были старопечатные и другие уникальные книги. Библиотека, завещанная им Историческому музею, имеет также "совершенно исключительное значение по количеству редких книг, посвященных развитию науки в России и литературоведению".