понедельник, 22 июня 2015 г.

Квартирный вопрос

Музей Москвы и проект "Москва, которой нет" запустили совместный спецпроект "Парад москвоведов".
Каждую среду лета в Музее выступают лучшие знатоки города – авторы книг о Москве, известные экскурсоводы и исследователи. Определение тем для выступлений остается за авторами; они сами выбирают свой любимый сюжет, тем самым заявляя о своем ракурсе при взгляде на Москву. Так интереснее!
Денис Ромодин -  историк архитектуры ХХ века, экскурсовод – предложил посмотреть на "Интерьеры московских квартир от конца 19 века до конца 20".




Московская квартира за 100 лет претерпела существенные изменения, которые являлись следствием изменения быта, ситуации в городе и стране. Но есть вещи, которые остались в московской квартире традиционными, и время и мода над ними не властны.
С середины 19 века начинает формироваться новый класс городских жителей – служащие. Гостиницы, меблированные комнаты были неудобны для постоянного проживания. Началось строительство доходных домов. Первоначально в одном доме могли жить представители разных слоев населения и уровня доходов. Как правило, полуподвальные этажи занимали рабочие и мелкие служащие, в первых этажах располагались конторы, а вторые и третьи этажи – это уже жилье для состоятельных. Затем стали строить дома, изначально предполагая, кто в нем будет жить, т.о. ранжируя их на «элитные» и «эконом-класса». До 1917 года в Москве до 40 % жилья составляли доходные дома; обычно, чем больше был дом, тем дешевле были в нём квартиры. Здания многих старейших доходных домов сохранились и сейчас, например, знаменитый «Чайный домик» на Мясницкой или Бахрушинский дом на Софийской набережной. Дом Перцовой на Пречистенской набережной, известный также как "дом-сказка", построен в 1905 году по эскизам художника Сергея Малютина - автора русской матрешки. В мансардах дома раньше располагались мастерские художников, под ними - квартиры, а в подвале - известное артистическое кабаре "Летучая мышь".


В 1920-1930-е гг., в эпоху конструктивизма, строили так называемые «дома-коммуны», ставшие воплощением пролетарской идеи «обобществления быта». Идея  о создании «нового массового человека» привела к созданию концепции новой формы жилья, где люди смогли бы приучиться к коллективизму, освободились бы от тягот домашнего труда, всего мелкого и частного.
Возведение таких зданий регулировалось «Типовым положением о доме-коммуне» Центржилсоюза, которое предписывало коммунарам при вселении отказаться от накопленных предыдущими поколениями мебели и предметов быта и предполагал коллективное воспитание детей, стирку, уборку, приготовление еды и удовлетворение культурных потребностей.
Часть архитекторов в едином архитектурном объёме объединяли индивидуальные квартиры и коммунальные учреждения. По такому принципу были возведены, например, дом-коммуна архитектора Николаева и Дом Наркомфина в Москве.


В квартирах на одну-две семьи предусматривались умывальники, кухни (или шкафы-кухни для разогрева пищи, доставлявшейся в термосах из фабрик-кухонь) и ватерклозеты, а банно-прачечные процедуры осуществлялись либо в ванно-душевых комплексах на несколько квартир, либо в банях и прачечных, входивших в состав комплекса.
Вторая половина века. Москва разрастается, жителей становится все больше, жилья по-прежнему не хватает. Огромное количество москвичей жило в коммунальных квартирах. Хорошо, если соседи были одного круга и умели дружить (помните фильм «Покровские ворота»?), но чаще всего было совсем иначе… Какая уж тут «культура быта»! Очень хорошо про коммунальный быт здесь.

Константин Ротов. Будни общежития. Маленькие разногласия на общей кухне по поводу исчезновения одной иголки для прочистки примуса. Бегемот, 1928 г.

Новые (отдельные!) квартиры были, как правило, малогабаритными. А зачем советскому человеку большие пространства и много вещей? Не мещане же! За образцы были взяты квартиры скандинавов – небольшие по размерам и лаконичные по дизайну. Правда, забыли учесть, что у скандинавов предусмотрены отдельные помещения для хранения вещей... Советскому человеку приходилось все хранить в своей малогабаритке.


Старая громоздкая мебель туда не помещалась, приходилось ее выбрасывать (очень жаль!). Советское производство не поспевало за спросом. Мечтой москвича была стенка – из Польши или Югославии. Он готов был долгое время стоять в очереди, переплачивать, но получить-таки вожделенную мебель. Кому не удавалось достать стенку, в помощь предлагались книги из разряда «Сделай сам»: как сделать полки, стеллажи, стол…


В конце века, когда «железный занавес» пал, у людей появилась возможность ездить по миру и смотреть, как живут другие. А на рынке – огромный выбор строительных материалов, мебели, светильников… Интерьеры квартир стали настолько разнообразными, что  плохо поддаются классификациям и описаниям.
В современной Москве можно  найти и классическую советскую квартиру, и вполне европейские интерьеры, и переходные варианты – от одного к другому.

Читать дальше...