четверг, 15 октября 2015 г.

Обзор новых книг о Москве

Предлагаем обзор новых книг, поступивших в Отдел краеведения Некрасовки.


 
Векслер, Александр Григорьевич. Манеж и Манежная площадь Москвы : горизонты истории / А.Г.  Векслер. - Москва : Вече, 2012. - 143 с.


    
Автор книги - Александр Григорьевич Векслер, известный ученый-москвовед, академик архитектуры, профессор, первый в истории столицы главный археолог города Москвы. Книга рассказывает о местности, где был в начале 19 в. построен московский Манеж: это широкая прибрежная полоса Занеглименья – так называли в старой Москве правый, низменный берег р. Неглинки (если смотреть из Кремля, то за рекой).
Здесь, в самом центре столицы, в  1990-х – 200х гг. проводились небывалые по размаху археологические раскопки. Их материалы в сочетании с письменными источниками раскрывают многовековое прошлое этой уникальной территории, позволяют совершить путешествие по своеобразной временной «лестнице» от Долгорукого до времен, которые застали уже наши деды, об этом рассказывается в книге.
Сам Манеж своим возникновением обязан московскому пожару 1812 года в дни наполеоновского нашествия. На обугленном пустыре по высочайшему повелению Александра I был построен Манеж, называемый тогда «Экзерциргаузом» (домом для экзерциций - упражнений) и рассчитанный на пехотный полк (2 тыс. чел).
Работа над проектом была поручена испанскому инженеру и архитектору на русской службе Августину Бетанкуру. Перед ним стояла задача возведения огромного здания, где полк мог бы маневрировать безо всяких помех. Вскоре он создал проект сооружения, равного которому долго не было в мире: единственная в своем роде конструкция стропил была рассчитана так, что здание шириной 45 м перекрывалось без внутренних опор. 30 деревянных ферм опирались на одни только наружные стены. В июне 1817 г. проект был утвержден и начал воплощаться в жизнь инженером Львом Карбонье. Через 8 месяцев после начала строительства, 30 ноября 1817 г., в пятилетнюю годовщину победы над Наполеоном, Экзерциргауз был торжественно открыт в присутствии императора и при параде войск.
После этого Манеж неоднократно перестраивался, сначала непосредственно после сдачи, потому что уже вскоре в материалах, из которых он был построен, в том числе в потолочных стропилах, сделанных из лиственницы, возникли трещины. Позднее он был украшен и отделан декоративными деталями по эскизам Осипа Бове, а в середине 19 в. к нему была пристроена ротонда со стороны Александровского сада, уничтоженная  в советское время, поскольку мешала прокладке трамвайных путей по Манежной улице. И последней была полная реконструкция после пожара 2004 г., которым историческое здание было уничтожено практически полностью.
В  апреле 2005 г. Манеж открылся после реконструкции. Первым вернисажем, проведённым в Манеже после реконструкции, стала выставка художника Сергея Андрияки и его учеников, чья школа находится здесь недалеко в Гороховском переулке д.17.
Дроздов, Денис Петрович. Большая Ордынка : прогулка по Замоскворечью / Денис Дроздов. - 2-е изд., испр. и доп. - Москва : Центрполиграф, 2014 (макет 2015). - 428, [3] с.


Если в предыдущей книге упоминалось Занеглименье, то в этой говорится о другой «заречной», если смотреть от Кремля, территории Москвы – Замоскворечье.
Имеющий острый глаз К.Н. Батюшков в «Прогулке по Москве» так восхищался этим зрелищем: «Здесь представляется взорам картина, достойная величайшей в мире столицы, построенной величайшим народом на приятнейшем месте. Тот, кто, стоя в Кремле и холодными глазами смотрев на исполинские башни, на древние монастыри, на величественное Замоскворечье, не гордился своим отечеством и не благословлял России, для того (и я скажу это смело) чуждо все великое, ибо он был жалостно ограблен природою при самом его рождении»
Величественное Замоскворечье... Широкая долина, усыпанная дорогами и церквами, – так говорил об этом районе М.Ю. Лермонтов. Наверное, ни в одном районе Москвы нет такого количества церквей на единицу площади. Своим прозванием «златоглавая» столица во многом обязана именно Замоскворечью.
Географическое положение Замоскворечья поистине приятнейшее. Расположено оно в отлогой равнине на правом берегу Москвы-реки, которая как будто нарочно отделяет эту территорию от древнейшей части Москвы – Кремля и Китай-города. Здесь был впервые нарушен принцип радиального построения улиц, направляемых к проездным башням Кремля.
Причиной более позднего заселения этого района являлись весенние разливы, которые подтопляли берег реки. Но благодаря им здесь появились урожайные заливные луга и прекрасные пашни и угодья.
Сегодня Замоскворечье – один из престижных районов Москвы. Массовое строительство здесь запрещено. Район Большой Ордынки, Пятницкой и Кадашевских переулков является заповедной зоной, в которой сохраняется застройка и планировка XVII – XIX вв. Однако постройка современных офисных зданий все равно ведется весьма интенсивно, что не может не сказываться на облике Замоскворечья.
В Замоскворечье осталось совсем немного скрытых от посторонних глаз уголков, в которых сохранилась атмосфера старой Москвы. Вместе с автором вы совершите увлекательнейшее путешествие по Замоскворечью: пройдетесь по заповедным уголкам, посетите тихие улочки, насладитесь красотой старинных храмов. Здесь можно прочесть и о Третьяковской галерее и истории ее создания, и о Марфо-Мариинской обители и ее создательнице великой княгине Елизавете Федоровне Романовой, о церкви Иверской иконы Божией Матери, в которой хранится икона с частицами мощей Е.Ф., и о многом другом.
Митрофанов, Алексей Геннадиевич (литератор, краевед). Прогулки по старой Москве. Бульварное кольцо / Алексей Митрофанов. - Москва : Ключ-С, 2014


Алексей Митрофанов - писатель, публицист, краевед, автор серии из 15-ти книг «Прогулки по старой Москве», каждая из которых посвящена старой московской улице, такой, как Тверская, Рождественка, Б. Никитская, и вот эта книга посвящена Бульварному кольцу. На самом деле это никакое не кольцо. Это скорее подкова, образованная десятью бульварами, двумя проездами и несколькими площадями.
О бульварах сказал Влад. Фед. Одоевский: "Зачем существуют в Москве бульвары? Берем смелость поставить этот нескромный вопрос, один из многих бродящих по московским улицам. Москва опоясана бульварами - от них не только украшение, но и важная польза. Когда иностранцы, смотря на план Москвы, видят это зеленое кольцо, мы с гордостью им толкуем, что вот как у нас; что у нас и зимой и летом, кругом города, могут ходить и хворые и здоровые, и старцы и дети, промежду деревьев и не боясь наезда экипажей. Так мы толкуем иностранцам в чужих краях, амбиции ради, но у себя дома надобно говорить про дело как оно есть, уже не амбиции, а правды ради. Есть у нас бульвары, действительно есть, и дорожка в них проделана, и обсажены деревьями, и даже подряжены за хорошие деньги люди, обязанные содержать эти бульвары в исправности".
Колодный, Лев Ефимович. Тверской бульвар / Лев Колодный. - Москва : Вече, 2014. - 287 с., [12] л. : ил., цв. ил., портр.


Бульварам москвичи обязаны императрице Екатерине II, повелевшей на месте Земляного вала, крепостной стены и ворот каменного Белого города, утратившего оборонное значение, посадить деревья «для общественного удовольствия, где бы жители… могли, не отдаляясь от своих домов, употребить прогуливание». Тверской бульвар первый стал излюбленным местом прогулок и гуляний народа. Ему посвящены стихи и описания многих литераторов. По этому бульвару прогуливались Карамзин и Пушкин, Лермонтов и ребенком Левушка Толстой, посещали «Артистический кружок» Чайковский и Одоевский. Здесь родился Герцен, на нем установили первый в России памятник Пушкину.
До 1917 г. на Тверском бульваре не построили ни одного храма, заполняя его новыми городскими усадьбами и восстанавливая сожженные в пожаре 1812 г. дворцы, о которых будущий писатель Стендаль, а в 1812 г. интендант наполеоновской армии Анри Бейль, писал сестре из захваченной Москвы: «Этот город был не знаком Европе, в нем было от 600 до 800 дворцов, подобных которым не было ни одного в Париже».
Длина Тв. б-ра 872 м, ширина от 60 до 80 м в разных местах. Книга рассказывает не только о самом б-ре и его достопримечательностях, но и об интересных людях, которые в разное время жили на нем. Это князья Юсуповы, Гагарины, Волконские, граф Сумароков-Эльстон, кинорежиссеры Абрам Роом и Михаил Ромм, писатель Юрий Трифонов, Цезарь Куников (командир десантного отряда, захватившего плацдарм «Малая земля», Герой Советского Союза) и многие другие.
     Колодный, Лев Ефимович. Страстной бульвар / Лев Колодный. - Москва : Галерия, 2014. - 236, [3] с. : ил., цв. ил., портр.
Это тоже один из бульваров Бульварного кольца, объект культурного наследия регионального значения. Проходит от Пушкинской площади до площади Петровских ворот. Назван по имени Страстного монастыря, снесённого в 1938 г.
Главы книги посвящены достопримечательным домам, памятникам культуры и знаменитым людям, живущим на бульваре, близлежащих улицах и примыкающих к ним переулках. Здесь в разное время жили баснописец Иван Крылов, композитор Сергей Рахманинов, философ и драматург Александр Сухово-Кобылин, советский министр иностранных дел Андрей Громыко, здесь находятся здания по проектам архитекторов Матвея Казакова, Александра Драницына, Романа Клейна, Адольфа Эрихсона, стоит первый в России памятник Пушкину работы скульптора Александра Опекушина, перенесенный сюда в 1950г. с Тверского бульвара.
Царицыно : аттракцион с историей : коллективная монография : [сборник статей] / Ин-т гуманит. ист.-теорет. исслед. Высш. шк. экономики ; [Наталья Самутина и др.]/ - Москва : Новое литературное обозрение, 2014. - 461, [1] с. 


Книга написана коллективом преподавателей и студентов Высшей школы экономики по результатам трехлетнего исследовательского проекта. Она посвящена современному Царицыну: живому и насыщенному культурному пространству, в котором сталкиваются различные концепции истории, разные представления о культуре, разные логики формирования атмосферы современного города. Главный герой книги — посетитель Царицыно, для которого работает этот исторический аттракцион, и который сам, в процессе использования, переопределяет его содержание и условия его развития. Этому современному посетителю Царицына исследователи адресовали как более общие теоретические, так и конкретные этнографические вопросы. Издание проиллюстрировано фотографиями, сделанными участниками проекта.
 «Постсоветская (или, если использовать принятый в журналистской полемике словарь, «лужковская») реконструкция пространства музея-заповедника Царицыно, — пишут во введении к книге ее ответственные редакторы, — стала одной из наиболее резких и наиболее резонансных трансформаций публичных пространств в столице». Попросту говоря, она была воспринята профессионалами как по меньшей мере спорная и вызвала множество возражений, включая крайне жесткие.
Дело в том, что в результате новейших реконструирующих усилий московское урочище Царицыно не просто лишилось исходного облика: оно поменяло свой смысл на противоположный во всех отношениях. Парк, «знаменитый некогда уединенными романтическими уголками», превратился в массовое гульбище, далекое от любых мыслимых уединений; резиденция императрицы, пусть так и не состоявшаяся, стала местом расхожих забав и увеселений. Высокое, значит, сменилось низким; сложное — простым (только вот простым ли?.. — вопрос отдельный; и да, в книге мы получим на него ответ — отрицательный).
Такую трансформацию можно было бы, пожалуй что, назвать и культурной травмой. Однако ничуть не бывало.
Люди, от профессиональных знаний далекие, — простые, так сказать, пользователи пространства — получившийся результат в большинстве своем приняли, именно отсюда — переполнившие нынешнее Царицыно толпы, на избыточность которых ропщут даже его за­всегдатаи, сами же эти толпы, впрочем, и образующие… И в итоге — совершенно независимо от степени историчности реконструкторских замыслов и усилий — получилось одно из самых дружелюбных и комфортных московских общественных пространств, какими город, вообще-то говоря, не изобилует.
Как такое могло получиться?»
На этот вопрос ответ найдет тот, кто прочитает книгу. В ней много рассуждений об архитектуре, в частности, о Василии Баженове, своей постройкой, в которой тщательно подобранные под его вкус элементы готики смешаны с античностью и классицизмом (сам он называл этот симбиоз «нежной» готикой) опередил время, создал нечто авангардное. Тот, кому это интересно, прочтет книгу с удовольствием.
Петровский путевой дворец / Гос. бюджет. учреждение культуры г. Москвы Музейное об-ние "Музей Москвы" ; [авт.-сост.: Горбачева Т.П.]. - Москва : Лингва-Ф, 2014. - 63 с.

Это первое издание о Петровском путевом дворце и прилегающем к нему парке от его создания до наших дней. Судьбы императоров, пышные коронации, неизвестные страницы Ходынской трагедии и славные подвиги советской авиации – история Петровского замка неотделима от истории нашей страны. Читатель также узнает о новой роли Путевого дворца в жизни современной столицы. Книга богато иллюстрирована фотографиями, рисунками и старинными гравюрами из собрания Музейного объединения «Музеи Москвы».
Петровский путевой дворец на Тверском тракте (ныне Ленинградский проспект Москвы) — подъездной дворец на въезде в Москву со стороны Петербурга, образец русской неоготической архитектуры. Был построен по приказу Екатерины II в 1776—1780-х гг. в честь успешного завершения Русско-турецкой войны как резиденция для отдыха важнейших особ после долгой дороги из Петербурга в Москву на подъезде к Москве по проекту архитектора Матвея Казакова. Эти ВИП-особы могли передохнуть в нём после долгого пути из Петербурга, привести себя в порядок и проследовать в Московский Кремль с особой пышностью.
С конца 18в. дворец стал постоянным свидетелем подготовки к официальным церемониям коронования: по дороге из Петербурга здесь останавливались русские государи перед венчанием на царство.
Под строительство дворца были выделены пустующие земли, принадлежавшие в те времена Высокопетровскому монастырю. Позади него до наших дней сохранилась часть Петровского парка, разбитого в начале XIX века.
Петровский путевой дворец непосредственно поучаствовал в 2-х войнах: во время Отечественной войны 1812 года после начала великого пожара в Москве и поспешного отвода французских частей император Наполеон 4 дня держал ставку в Путевом дворце. Этому событию посвящено несколько строк из поэмы «Евгений Онегин»: «Вот, окружён своей дубравой, Петровский замок. Мрачно он недавнею гордится славой» и т.д. А в годы Великой Отечественной войны во дворце размещался штаб авиации дальнего действия, с 1944 года по 1946 год — штаб 18-й воздушной армии. Обо всем этом, а так же о других исторических фактах, связанных с дворцом и прилежащими к нему территориями, как, например, массовая давка людей на Ходынском поле во время коронации Николая II, можно прочитать в этой книге.
Москва. Исторические рассказы о достопамятностях и достопримечательностях Москвы от дня ее основания и до наших времен. История. Этнография. Статистика. Топография. Нравы и обычаи : справочный адрес-календарь. Хромолитографированный план Москвы и рисунки замечательных памятников, частных и казенных зданий / составили любители русской старины. - Репр. воспроизвед. изд. 1873 г. - Москва : Государственная публичная историческая библиотека России, 2014. - 576, 87 с. 


Это репринтное издание знакомит современного читателя с одним из первых карманных путеводителей, который появился еще в 1873 г.
Название этих справочных изданий, выходивших во второй половине XIX - начале XX в. — "Вся Москва в кармане". 
В книге подробно описана история Москвы, факты прошлого приводятся со ссылками на летописи и старинные источники. Представлены все районы и окрестности города, их улицы и происхождение названий. Адрес-календарь в алфавитном порядке содержит адреса всех учреждений Москвы: комитетов, банков, аптек, гимназий, гостиниц, приютов, библиотек, ремесленных школ и даже бассейнов. Указаны цены на меблированные комнаты с прислугой и самоваром. Хромолитографированный план города не сохранился, но полностью отражены рисунки из оригинала. Единственное, что может не понравиться читателю – это орфография источника с ятями и ерами (как пишут в интернет-отзывах – русский дореформенный). Кого это не пугает, приглашаю прочитать.
История одного здания. Новый Арбат, 36 : [три книги в одном переплете / сост.: Ирина Дегтерева]. - Москва : Олимп : И.М.Арт, 2012. - 85,[2], 225,[2], 87 с.

Книга является частью издательского проекта «Уникальная книга». Ее тираж всего 1000 экз. Она рассказывает о строительстве архитектурного ансамбля комплекса зданий СЭВ на улице Новый Арбат, 36, который состоит из административного корпуса, зала для проведения конференций и гостиницы «Мир».
Книга в уникальной шелковой обложке сама напоминает здание СЭВ, причем под одной обложкой оригинально помещаются сразу 3 книги. Это книга-трансформер, содержащая множество иллюстраций, картин, черно-белых и цветных фотографий.
Территория, на которой разместился комплекс, занимает площадь порядка 4,5 гектаров и находится в непосредственной близости от Москвы-реки и Новоарбатского моста. В книге подробно рассказывается, что помещалось на этой территории в разные времена существования Москвы, начиная с 9 в. н.э.
Авторами оригинального проекта комплекса зданий СЭВ стали архитекторы Михаил Васильевич Посохин, Ашот Ашотович Мдоянц и Владимир Александрович Свирский. Время строительства комплекса приходится на период с 1963 по 1970 гг., когда в Москве проводилась генеральная реконструкция центральных городских районов. В возведении зданий, помимо Советского Союза, участвовали и другие члены СЭВ, среди которых ГДР, Монголия, Чехословакия, Польша, Венгрия, Болгария и Румыния.
     Доминантой архитектурного ансамбля стал 31-этажный административный корпус. Сооружение выполнено в виде двух изогнутых плоскостей, которые объединены между собой центральной стелой. Такая форма строения стала причиной того, что здание СЭВ на Новом Арбате в народе называли не иначе как «дом-книжка».
     В 1968 г., когда 1-й автобусный парк, с 1931 года находящийся на Дружинниковской улице, был переведен в Коньково, на его месте развернулось не менее масштабное, чем строительство зданий СЭВ, строительство Дома Советов РСФСР, ныне известного как Дом Правительства РФ или Белый дом. Он был построен по проекту архитекторов Д. Чечулина и П. Штеллера с коллективом авторов. При проектировании были использованы более ранние наработки Д. Чечулина (неосуществленный проект «Дома „Аэрофлота“»), Дом Советов стал последним проектом советского архитектора.
     Масштабная композиция здания симметрична, составлена из трёх чётко выделенных частей. На мощное, тяжеловесное основание с гранитной облицовкой, пандусами и монументальной парадной лестницей, ведущей от набережной Москвы-реки к главному входу, поставлены широкий семиэтажный корпус-стилобат с боковыми крыльями и башня в 20 этажей со скруглёнными углами и верхним техническим этажом, увенчанная часовой башенкой. Ныне на ней помещён бронзовый позолоченный герб России (до известных событий 1993 года там находились часы, которые остановились во время первого танкового залпа по зданию и позднее были демонтированы). Наружная облицовка стен выполнена из белого мрамора.
Вульфина, Лариса Борисовна.   Москва как место проживания. Дмитрий Петрович Сухов. Архитектор. Реставратор. Художник / Лариса Вульфина, Татьяна Дудина ; Государственный научно-исследовательский музей архитектуры имени А.В. Щусева. - Москва : Арт-Волхонка, 2014. - 214, [1] с. 
      Книга посвящена Дмитрию Петровичу Сухову - русскому и советскому реставратору и архитектору, исследователю русской архитектуры, профессору, член-кору Всесоюзной Академии архитектуры при ЦИК СССР, главному архитектору-реставратору памятников Московского Кремля, художнику, педагогу, автору множества графических реконструкций известных памятников архитектуры, защитнику историко-культурного наследия России.
     Дм. Петр. родился в Москве, в семье бывших крепостных крестьян. Окончил МУЖВЗ со званием классного художника архитектуры.  До Октябрьской революции работал архитектором Московского уездного земства, выстроил административные и производственные корпуса и рабочие казармы на фабрике "Товарищества суконной мануфактуры»  В. И. Иокиша (Михалковская улица, 42 и 46) (ныне это объект культурного наследия регионального значения), особняк на пл. Журавлёва, 12, ряд небольших жилых домов.
В 1918 г. Сухов стал членом только что созданной Коллегии по делам музеев, охране памятников искусства и старины. В 1923-1933 гг. — Главный архитектор-реставратор памятников Московского Кремля. При его активном участии реставрировались башни Кремля и Успенский собор, Крутицкое подворье, Сухарева башня (уничтожена), Церковь Вознесения в Коломенском, Церковь Косьмы и Дамиана в Старых Панех, древний Храм Рождества Пресвятой Богородицы. В 1920-х годах Сухов вместе с П. Д. Барановским и А. В. Щусевым занимался научной реставрацией Троице-Сергиевой Лавры, что позволило в 1940 г. объявить весь комплекс памятников архитектурным заповедником.
Более сорока лет посвятил Д. П. Сухов восстановлению облика храма Василия Блаженного. Он считал, что «Покровский Собор — такое же высокое произведение русского гения, как «Слово о полку Игореве» или как живопись Андрея Рублева». Во время войны был членом Комиссии по охране памятников Комитета по делам искусств при СНК СССР, которая работала даже осенью 1941 г., когда Москва была объявлена на осадном положении. Был так же, как многие архитекторы, замечательным художником-акварелистом, выставлял свои живописные работы как художник-пейзажист в Московском обществе художников в первые годы своей архитектурной деятельности. Две большие выставки акварелей — рисунки и реконструкции древних зданий, архитектурные композиции, эскизы театральных декораций — состоялись в Москве в 1958 г., сразу после смерти Дм. Петр. Сухова, и 1980 г.
Вместе с тем рисунок и живопись в работах Сухова подчинены предмету реставрации. Его архитектурные композиции — это рисунки-гипотезы, связанные с исследованием того или иного памятника (цитата из книги).
     Силина, Мария Михайловна. История и идеология : монументально-декоративный рельеф 1920 - 1930-х годов в СССР / М.М. Силина ; Рос. акад. художеств, Науч.-исслед. ин-т теории и истории изобразительных искусств. - Москва : БУКСМАРТ, 2014. - 351 с.
     Монография представляет собой первое всестороннее исследование истории монументально-декоративного барельефа 1920-1930-х годов в СССР. Дело в том, что этот традиционный тип скульптуры характерен скорее для архитектуры стиля модерн, который в России был актуален всего лишь 20 лет, с самого конца 19 в. практически до революции 1917 г. Уже с 20-х гг. прогрессивная архитектура воспринималась как  безорнаментальная – современная, легкая, функциональная (пример – архитектура конструктивизма в СССР – скульпторы Веснин, Гинзбург, Леонидов – или Ле Корбюзье, Райт, ван дер Роэ за рубежом).
     Однако в начале 30-х гг. в область профессионального архитектурного творчества вмешивается советское государство, призвавшее «осваивать наследие» классической архитектуры. Вместо решения проблем расселения огромных коммуналок, переполненных бараков, не пригодных для жизни подвалов и чердаков, на первый план встал вопрос об архитектурном стиле, традициях прошлого и скульптурном оформлении зданий. Для архитекторов и теоретиков архитектуры тех лет введение монументальной скульптуры в советскую архитектуру стало своего рода признаком отказа от прогрессивного – экономичного, социального и гигиеничного – современного жилищного строительства.
Результаты многолетнего исследования автора, опубликованные в книге, призваны показать разнообразие государственного регулирования творческого труда советских художников. Монография представляет интерес для широкого круга специалистов: историков искусства и архитектуры, историков, культурологов, а также для всех читателей, интересующихся культурой и искусством СССР.
     Митрофанов Алексей. Вокруг Москвы : истории для путешествий / А. Митрофанов. - Москва : КоЛибри, 2014 (макет 2015). - 445, [2] с., [16] л. цв. ил. 
     Еще одна книга Алексея Митрофанова, посвященная уже не Москве, а ее окрестностям. За яркими и глубокими впечатлениями путешественнику не обязательно лететь за тысячу верст. Необыкновенное и примечательное может таиться совсем близко – например, в часе езды на машине или на электричке.
     Сама эта книга - букет удивительных путешествий. На глазах читателя вырастают потрясающие храмы и дворянские усадьбы. Знаменитые дачники устраивают яркие театральные постановки. В тени подмосковных сосен обретают вдохновение Баратынский, Блок, Маяковский, Цветаева. Трясется в тарантасе заморский гость Льюис Кэрролл, направляясь в Новый Иерусалим. Наводит ужас на окружающих "усатая княгиня" - прототип пушкинской "пиковой дамы". По улицам Дмитрова куда-то спешит князь-анархист Кропоткин, по шоссе мчится "Волга" с академиком Ландау. Летит в реку с моста первый Президент России Борис Ельцин. Издание снабжено множеством черно-белых и цветных иллюстраций, позволяющих сделать путешествие вокруг Москвы зримым и запоминающимся.
     Руденко Татьяна Владимировна. Модные магазины и модистки Москвы первой половины XIX столетия : шляпка "Дым Лондона", шарф "Бездна любви", чепчик "А-ля комета" в магазине "Храм вкуса" / Татьяна Руденко. - Москва : Центрполиграф, 2014 (макет 2015). - 349, [2] с., [20] л. цв. ил., цв. портр.
     Данное краеведческое исследование посвящено модным магазинам и модисткам Москвы первой половины XIX столетия. Предпринята попытка обозначить наиболее известные имена мастериц и торговцев модами, контуры их судеб, характерные черты их деятельности, имена заказчиков.
     «Изучение торговой жизни городов затруднено недостатком информации. История донесла до нас ряд адресов и имен торговцев, но подробности торговых операций, детали биографий, жизненные перипетии и уж тем более переживания, интересы и увлечения модисток и их ближайшего окружения не откроются нам уже никогда», - пишет автор. При исследовании жизни и деятельности иностранцев, работавших в России, указанная трудность становится непреодолимой. Поэтому представленные в книге  материалы относятся преимущественно к магазинам класса люкс, таким как фирмы Сихлера, Монигетти, Лебура, для которых возможно проследить примерный период существования магазина и получить представление об ассортименте.
     Фотопортреты торговцев и мастериц неизвестны или не выявлены, хотя во второй половине XIX столетия состоятельный горожанин вполне мог позволить себе фотокарточку. Немногие упоминания о модистках, портных и торговцах модами в литературных текстах окрашены сарказмом и неудовольствием, однако уже тогда деятельность модистки понималась как разновидность искусства. Газета «Молва» писала: «Настоящая модистка не работница, которая делает корсеты или вышивает на срок! Нет, она артистка, работающая свободно. Модистка есть поэт».
     Работавшие в России французские модистки снабжали новинками императриц, спутниц и дочерей сановников, представительниц культурной элиты общества. Под руководством француженок постигали секреты мастерства русские женщины, со временем открывшие свои мастерские и передавшие полученные знания другим поколениям соотечественниц. Наконец, выставленные в витринах изделия воспитывали вкус у горожан, вызывая желание и у не очень состоятельной публики когда-нибудь приобрести что-то подобное. Кроме того, в швейных мастерских была занята значительная часть городского населения. Современный исследователь Е.В. Первушина именует их «городскими невидимками», руками которых «выполнялась значительная часть работы, требующейся для того, чтобы город функционировал. <…> Можно сказать, что их вклад в городскую жизнь был неоценим настолько же, насколько он недооценен».
     В работе использованы сведения из архивных документов, газет, журналов и городских справочников XIX века, отчетов московского обер­полицмейстера, очерков, дневников и воспоминаний современников, исследований по истории культуры и быта.
Заболотских, Борис Васильевич. Книжная Москва : [исторические очерки] / Борис Заболотских. - Москва : Классика, 2014. - 273, [1] с. : ил., портр., факс., цв. ил.
    Москва издавна была важным центром книгописания, типографского искусства и всегда славилась своими книгохранилищами. Судьба книг - это судьба людей. Книга повествует о выдающихся русских собирателях и хранителях редких книг (князь Серг. Мих. Голицын, граф Федор Андр. Толстой, библиофил и библиограф Серг. Дм. Полторацкий, князь Влад. Фед. Одоевский, купец-миллионер Хлудов, археолог и историк Ал. Дм. Чертков и др.),  московских издателях Ив. Дм. Сытине, братьях Собашниковых, Сем. Аник. Селивановском, книготорговцах Фердинанде Эльснере, Ив. Ив. Готье и пр. Все материалы, собранные здесь, строго документальны, основаны на фактах и свидетельствах, заимствованных из архивов, специальной и мемуарной литературы, журналов и газет.
В издании подробно рассказывается о книжных сокровищах Кремля – о библиотеке Ивана Грозного, о том, что она из себя представляла, о списках входящих в нее книг дерптского профессора Христофора фон Дабелова 1819 г., с которой начались поиски этой библиотеки. Очерки, составившие книгу, обращены также к истории московских книжных улиц – Никольской, где с 16 в. находился Печатный двор, и книжная торговля шла на протяжении всей улицы, от Красной площади до Проломных ворот, Моховой, где находился Московский университет, основанный в 1755 г. (и надо сказать, что торговля книгами на этой улице продолжалась до 1930-х гг.), Волхонке, Б. Никитской и др.
В альбоме широко представлены портреты известных московских библиофилов, меценатов, коллекционеров, библиографов, издателей и книготорговцев, фотодокументы, графика и живопись художников разных направлений из фондов Российской государственной библиотеки, Российской национальной библиотеки, музеев Московского Кремля, Государственного Исторического музея, Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН 240 цв. иллюстраций.
Архитектурное путешествие. Из Москвы по железной дороге : альбом проектов, эскизов и фотографий / Гос. науч.-исслед. Музей архитектуры им. А.В. Щусева ; [ред.-сост. Е.В. Борисова ; Издательская программа Правительства Москвы]. - Москва : Студия "4+4", 2014. - 275 с.

Без архитектурных сооружений, связанных с железными дорогами, невозможно представить себе пейзаж России, как провинциальный, так и пейзаж крупных мегаполисов. Привокзальная площадь – новый тип общественного городского пространства, служащая «городскими воротами», по которым приезжие получают первое представление о том населенном пункте, куда они приехали.
Первой русской общедоступной железной дорогой стала открытая в 1837 г. линия Петербург - Царское Село. Примерно в то же время произошел качественный скачок в мировом архитектурном проектировании, связанный с использованием новых материалов (железа, бетона, стекла, клинкерного кирпича) и новых, ранее недоступных технологий строительства, в первую очередь металлических конструкций и застекленных перекрытий, позволявших создавать единые общественные и производственные пространства большой площади. Происходит демократизация зодчества, развитие промышленной и железнодорожной архитектуры, до этого момента прибывавшей на задворках.
Что же касается композиционной структуры вокзальных комплексов, считается, что на ее формирование большое значение оказала существовавшая традиция строительства зданий и сооружений для пассажиров, путешествовавших по обычным шоссейным дорогам, - почтовых станций и путевых дворцов. Композиция российских почтовых станций восходит к структуре палладианской виллы: главный ее корпус с аркадой развернут к дороге, к зданию примыкают флигели, ограничивающие контур станционного двора (в железнодорожном варианте – привокзальной площади).
Альбом по материалам Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева (МУАР), Российского государственного архива (РГИА), Центрального музея железнодорожного транспорта (ЦМЖТ) посвящен истории железнодорожной архитектуры в России и бывшем СССР. В книге представлены проекты и эскизы железнодорожных сооружений таких известных архитекторов, как А.В. Щусев, В.А. Щуко, И.И. Рерберг, В.К. Олтаржевский, братья Веснины, К.С. Алабян и многих других. Проекты сопровождаются искусствоведческими комментариями и фотографиями. Большая часть материалов публикуется впервые.
Москва в кино = Moscow on screen : [альбом / сост.: Павел Снопков, Александр Шклярук ; авт. ст.: Александр Шклярук]. - Москва : Контакт-культура, 2008. - 255 с. 
Этот альбом подготовлен совместно с киноконцерном Мосфильм, студией им. Горького, Госфильмофондом России и Музеем кино и является сводом х/ф, так или иначе касающихся Москвы и москвичей, созданных в период с 1924 по 2008 г.
Начало созданию фильмов о Москве положила поставленная в 1927 г. художественная кинолента «Третья Мещанская», мелодрама из жизни москвичей. Там много панорам Москвы, документальных съемок, что позволяет считать город одним из главных героев картины. Режиссер Абрам Роом, сценарист Виктор Шкловский. Я так подробно останавливаюсь на этом фильме, потому что к моменту издания книги ему исполнилось 80 лет, и альбом в некоторой степени приурочен к этой дате.
Две книги о театральной жизни Москвы.
Коновалова, Галина Львовна (1916). Вахтанговские легенды : [театральные мемуары] / Галина Коновалова ; [лит. Запись текстов и предисл.: Виктор Борзенко ; Гос. акад. театр им. Евг. Вахтангова]. - Москва : Театралис, 2014. - 253, [2] с. 
Актриса Театра Вахтангова Галина Коновалова несколько лет вела рубрику «Легенда сцены» в журнале «Театрал». За годы сотрудничества с журналом Галина Львовна написала два десятка очерков о таких замечательных актерах, создателях истинно вахтанговской атмосферы театра, как Щукин, Мансурова, Рубен Симонов, Захава, Ремизова, Ульянов, Юрий Яковлев, Гриценко, Борисова, Этуш, Шалевич. Теперь эти очерки, проиллюстрированные и дополненные, легли  основу этой книги.
Маршкова, Татьяна Ивановна.   Большой театр. Золотые голоса / Татьяна Маршкова, Людмила Рыбакова. - Москва : Алгоритм, 2011. - 1021, [2] с., [20] л. портр. 
Большой театр всегда был и остается символом Москвы, России, русской культуры. Наша национальная реликвия, овеянная славой и духом великих, в любые времена он жил большими артистами, дирижерами, режиссерами, художниками, всецело отдающими себя творчеству, сохраняющими и продолжающими его традиции.
Эта книга включает имена более ста лучших певцов Большого театра, солистов оперы нескольких поколений, начиная с легендарных вершин. Иллюстрированная уникальными фотографиями, она адресована всем, кому дорого искусство музыкального театра.
Обзор подготовила Ольга Сауткина, ведущий специалист отдела краеведения Библиотеки Некрасова.
 
Читать дальше...