пятница, 18 марта 2016 г.

Московский зодчий Василий Баженов

15 марта в Некрасовке в рамках лектория "Московские встречи" состоялась лекция ведущего методиста отдела научной популяризации Музеев Московского Кремля Дмитрия Валявина, посвященная В.И. Баженову.
Василий Иванович Баженов родился 1 марта 1737 года в Малоярославском уезде Калужской губернии. Сын дьячка дворцовой церкви, он получил первоначальное образование в Славяно-греко-латинской Академии в Москве, и рано проявил наклонность к архитектуре, срисовывая самоучкою разные здания, церкви и надгробные памятники.
«Я отважусь в этом месте упомянуть, что я родился уже художником. Рисовать я учился на песке, на бумаге, на стенах, - рассказывал о себе сам Баженов. - Между прочим, по зимам из снегу я делал палаты и статуи, что и в настоящее время я желал бы то видеть». Но мальчика отдали в певчие в Страстной монастырь: по заведенной традиции, ему следовало ступать по стопам отца. Но Баженову безудержно хотелось рисовать: «Я святых из церкви переносил мыслью под переходы на стены и делал своей композицией, за что меня ставали и секали часто».И мальчуган, таки добился своего - в 1753 году Василия приняли в архитекторскую команду, руководимую Ухтомским. Приняли, но не зачислили. В списках учеников Ухтомского он нигде не значится.

Молодой русский архитектор был замечен Екатериной II и её сыном Павлом. Наследник престола заказал Баженову проект и строительство особняка на Каменном острове, а в 1766 году Григорий Орлов поручил ему возведение Арсенала. На этом деятельность Василия Ивановича в Санкт-Петербурге закончилась. Архитектор Баженов переехал в Москву, где жил и трудился до конца своей жизни.
Екатерина предложила идею обновления ветхих дворцов Московского Кремля. Баженов с энтузиазмом принялся за дело. К лету 1768 года Баженов закончил работу над эскизами и начал к самому проекту реконструкции, к созданию здоровый модели Кремлевского дворца. Началась подготовка к строительству. В июле была уже учреждена специальная экспедиция по сооружению дворца. Возглавлял ее генерал-поручик Измайлов. После тщательного обследования кремлевских строений и детальной разработки планов строительства члены экспедиции начали к составлению сметы. По предварительным подсчетам, должно было понадобиться двадцать или, в крайнем случае, тридцать миллионов рублей.
Экспедиция разместилась в самом Кремле, в небольшом Потешном дворце. Здесь же была квартирка архитектора, куда он вскоре привел молодую жену. Модель впечатлила всех, более того людей, которые к баженовскому проекту были настроены скептически или недоверчиво. Поражало многое - и техника изготовления, и сами размеры модели. Они были таковы, что во внутренних дворах могли разгуливать немного дядя. В своих пропорциях модель математически верно соответствовала размерам будущего дворца.
Лопяло К.К. - Вид Большого Кремлевского дворца В.И. Баженова. Реконструкция.
Однако весной 1771 года работу пришлось остановить: в Москву нагрянула эпидемия чумы. Жесткие, но немного действенные меры властей вызвали недовольство горожан. Вспыхнул бунт, был убит строгий столичный архиепископ Амвросий, орава громила его покои в Кремле, в двух шагах от Модельного дома. Баженов боялся за судьбу своей драгоценной, выстроенной из сухого дерева, модели. Но бунт в два дня подавили, модель уцелела, эпидемия же утихла только к зиме. На следующее лето праздником начался свежий период работы - рыли котлован под дворцовый фундамент, тот, что заложили год через в ещё больше торжественной обстановке. Но годы шли, а выше фундамента стройка не поднималась - недоставало средств. Весной 1775 года императрица приказала засыпать котлован, а значит, перестать работу. Руководить засыпкой котлована оскорбленный Баженов отказался: «Оставляю тому, кто за благо избран будет».
Летом 1775 года Баженов начал работу над проектом усадьбы Царицыно, которую он строил 10 лет. Каждой весной он перебирался туда с семьей из недавно купленного городского дома, чтобы быть постоянно при работах. Здесь, в отличие от Кремля, он все делал сам: распоряжался финансами, заранее покупал материалы, нанимал рабочих. 
Оперный дом в Царицыно
Стройка разрасталась, а деньги поступали из Петербурга все медленнее. Василий Иванович то и дело оказывался виноватым. К тому же замучили долги, судебные тяжбы. Он устал, в сорок лет чувствовал себя стариком. В сыром Царицыне болели дети, умер младший сын.
Летом 1785 года императрица, наконец, приехала и посетила почти готовую усадьбу, знакомую ей лишь по чертежам. Нарядные домики показались ей маленькими и тесными — на бумаге все выглядело внушительнее. Царицыно она приказала перестроить и передала строительство Казакову. Дворец в Царицыне был разрушен не сразу. М. М. Измайлов пытался было найти выход из создавшегося положения, чтобы хоть как-то помочь Баженову. Переживал за своего друга и Казаков. Коллеги договорились: Баженов без особого на то дозволения сделает новый вариант дворца и представит свой ранее, чем это сделает Казаков. Но ничего из этого не вышло, опять труд был потрачен зря. Екатерина отвергла работу Баженова, даже как следует не познакомившись с нею. В феврале 1786 года пришло распоряжение «о разборке в селе Царицыне построенного главного корпуса до основания и о производстве потом (нового здания) по вновь конфирмованному учиненному архитектором Казаковым плану».
Казаков в своем варианте дворца пытался по возможности сохранить избранный Баженовым стиль старорусской архитектуры. Но ему также не повезло. Дворец был спроектирован трехэтажным, с акцентом на центральную часть здания. Однако в ходе строительства пришлось многое переделать, так как ассигнования постоянно урезывались. В результате получилась большая разница между проектом и осуществленным зданием.
В. И. Баженов. Хлебные ворота в Царицыне (Москва).
Василий Иванович оказался практически отстраненным от царицынского строительства. Он получил годовой отпуск по болезни: ухудшилось зрение, пошаливали сердце и нервы. В декабре 1786 года Баженов просил графа А.А. Безбородко, первого секретаря императрицы по принятию прошений, продлить отпуск с сохранением жалованья, чтобы окончательно поправить здоровье. В случае отказа Баженов соглашался и на отставку, «но с пенсиею, как и все верноподданные Ея Императорского Величества пользуются, ибо, как небезызвестно ваше сиятельству, не имею у себя столько содержания, сколько для большой семьи моей, а притом и для оплаты долгов, потребно». Прошение удовлетворили.
Еще до его второй, царицынской, катастрофы у архитектора появились новые друзья, помогавшие преодолевать душевную смуту и отчаяние. Это были масоны. Баженов был издавна знаком с наследником престола Павлом Петровичем и, приезжая в Петербург, передавал ему напечатанные в Москве масонские книги. Подозрительная Екатерина II обвинила масонов в том, что они хотят «уловить» наследника в свою секту, подчинить себе. Это было государственное преступление. Больше всех пострадал Николай Новиков, журналист и издатель, принявший когда-то Баженова в масонский орден. Самого архитектора не тронули, но работы для него у царицы больше не нашлось.
Конечно, Василий Иванович выполнял не только царские заказы, но о них известно, к сожалению, гораздо меньше: бумаги зодчего и большинства его заказчиков не сохранились. Достоверно известно, что в 1780-е годы Баженов построил дом для богача П. Е. Пашкова.
Дворец красуется на высоком холме против Московского Кремля — теперь это старое здание Российской государственной библиотеки. Между тем задача у архитектора была сложная: участок неровный, с одной стороны круто уходящий под гору, а с другой — резко сужающийся. Однако его неудобства Баженов сумел превратить в достоинства: поставил в узком конце нарядные ворота, сквозь которые открывается вид на дом, фасад же широко развернул на кромке холма над спускающимся к городу садом — решение, не случайно перекликающееся с проектом перестройки Кремля. Баженов создал здесь в буквальном смысле слова замок-сказку. Большой знаток и ценитель русской архитектуры И. Грабарь писал: «Трудно найти более совершенное соотношение всех частей единого сооружения, чем то, которое достигнуто здесь».
Мнение русских и иностранцев было единодушное: «Пашков дом» — это жемчужина русского зодчества. Знатоки архитектуры подчеркивали, что при всей изысканности композиционных приемов замысел художника отличается смелостью, полетом фантазии и вместе с тем продуманностью мельчайших деталей. Это в равной степени характерно как для композиции в целом и внутренней планировки помещений, так и для внешнего оформления.
Пашков дом
В 1796 году умерла Екатерина II. Давний покровитель Баженова Павел стал императором. Василий Иванович тут же получил от него значимый ранг и деревню с тысячей душ крепостных. Перед ним снова открывались обширные творческие возможности... В начале 1799 года император сделал архитектору ещё единственный подарок: назначил его вице-президентом Академии художеств - на пост, которую ввели нарочно для Баженова. Так победителем возвратился он в свою Академию, которая отвергла его больше тридцати лет обратно.