пятница, 4 марта 2016 г.

Перловы. ЧЕСТЬ В ТРУДЕ

Все началось в далеком XVIII веке. Московский купец Иван Михайлович, имевший собственный дом на Большой Алексеевской улице, записался в купеческую гильдию. То были самые первые, петровские купеческие гильдии, предшественники екатерининских. Его сын Алексей в 1787 году открыл в Москве розничные чайные лавки, а в 1807 году принял загадочную фамилию Перлов. Так и неизвестно, отчего она произошла, но в дворянском гербе Перловых изображены жемчужин — перлов. Исторической заслугой купцов Перловых была популяризация чая в России и его широкое распространение среди простого народа.
Чай попал в Россию только в XVII веке. Раньше о нем знали понаслышке, когда служивые люди, побывавшие в Китае во времена Ивана Грозного, рассказывали на родине о любимом напитке китайцев. А в 1638 году монгольский Алтын-хан подарил царю Михаилу Федоровичу через посла три пуда чая, — это и было первое появление чая в России, с которым тогда и не знали, что делать. Потом ученый лекарь вылечил чаем больной кишечник государя Алексея Михайловича — и чай был признан на Руси навсегда, но поначалу только при дворе, как «пользительная трава» — то есть как лекарство.
Единственным в ту пору импортером чая был Китай, и чай направлялся к нам с Востока через забайкальскую Кяхту. К концу XVIII века его поставки в Россию возросли с изначальных 3 тысяч пудов до 30 тысяч, однако чай был очень дорог и малознаком русичам, которые еще пили дедов мед, квас и сбитень. Цены на него колебались без ограничений, чай везли цыбиками (ящиками) без разбору сортов и качества, обращаться с ним по сути никто не умел. Именно тогда и началось чайное дело Перловых.
Василию Перлову пришлось проявить немалый талант ради успешной и качественной чайной торговли в России, в результате чего была создана фирма «В.Перлов с сыновьями». В 1845 году китайские товары, шедшие к нам через Кяхту, были освобождены от уплаты пошлин, и в Россию посыпалось огромное количество фальшивого, недоброкачественного чая. В то же время власти Китая ввели ограничение на экспорт хорошего чая, дабы не разбазаривать по дешевке свое национальное достояние.

В этой ситуации купец Василий Перлов старался заботиться о качестве продаваемого им чая и в то же время привлечь к себе как можно больше широких потребителей за счет уменьшения его розничной цены. Задача была не из легких, но именно из-за ее умелого решения Перловы вышли на мировой уровень чаеторговли. Во-первых, он использовал и развил прием конкурента-чаеторговца А. Губкина — нормировку чая. Теперь приказчики в лавках продавали чай только по сортам, что улучшило качество чая, и только по установленным для каждого сорта ценам. У Перлова розничного чая можно было купить столько, сколько захочет покупатель: приказчикам велели отвешивать чай в любых, даже самых мизерных количествах. Так Перловы добились широкого выбора на любой вкус и расфасовок на любые финансовые возможности. Для популяризации чая как полезного для здоровья напитка Перловы сделали искусный рекламный ход. Расписные жестяные и алюминиевые чайницы, которые, кстати, делали в опекаемом Перловыми Шамординском монастыре, содержали поучительные изречения о чае. Вроде: «Свойство сему напитку — осаждать пары, освежать и очищать кровь». Или проще: «Чай не пьешь — откуда силы?»
В 1860 году незадолго до смерти Василия Алексеевича была учреждена фамильная фирма — Товарищество чайной торговли «В.Перлов с сыновьями». За более, чем столетнюю торговлю они стали «чайными королями» России, сопоставимыми по уровню с Рябушинскими, Морозовыми, Прохоровыми, Боткиными, Абрикосовыми. В конце XIX века Перловы имели 88 магазинов в России и Европе, а в одной только Москве — 14 магазинов на центральных улицах, где торговали еще сахаром и кофе. Ныне из всего этого могущества остался только легендарный магазин на Мясницкой.
Первый фирменный магазин Перловых открылся в 1823 году на Ильинке. А через 12 лет состоялся их первый семейный раздел. Отчий дом у Рогожской слободы достался старшему Михаилу Алексеевичу, а его братья, Василий и Иван, купили дом на 1-й Мещанской улице, 5, близ Сухаревой башни в приходе несохранившейся церкви Адриана и Натальи. (Интересно, что раньше эта усадьба принадлежала И. Кошелеву, отцу известного славянофила, который и родился в том доме). Потом владение на Мещанской осталось за Василием, главой фирмы, и его сыновьями-преемниками Семеном и Сергеем: там и развивалось фамильное дело Перловых. В конце XIX века архитектор Р.И.Клейн перестроил усадьбу в пятиэтажный доходный дом, где расположились и фирменный магазин, и контора, и чаеразвесочная фабрика, и жилые апартаменты.
Весной 1896 года в Москве ожидали прибытия на коронационные торжества важного китайского сановника Ли-Хунь-Чжана, чрезвычайного посла и канцлера Китайской империи, с которым все чаеторговцы хотели заключить выгодные контракты о поставке чая в Россию. Ждали его и на Мещанской, и на Мясницкой — семейная конкуренция Перловых достигла своего апогея. Именно тогда и была возведена китайская «пагода», для чего Сергей Перлов пригласил архитектора Карла Гиппиуса, сотворившего это московское чудо. Внешний вид дома, как и интерьер магазина, был отделан в китайском стиле: башенка, витые дракончики, китайские фонарики, змейки, зонтики. Хозяин ожидал, что китайский гость будет тронут таким знаком внимания и остановится у него.
А на Мещанской здание не перестраивали, лишь украсили его в китайском стиле, как декорациями. Там-то дорогой гость и остановился 5 мая 1896 года — у главы фирмы «В.Перлов с сыновьями». Канцлера встречали по-русски, хлебом-солью, после чего поднесли в дар серебряное блюдо с гравюрой дома Перловых и фигурную солонку.
А Сергей Перлов остался в историческом выигрыше — именно его дом пережил и конкурентов, и революцию, и стал самым любимым чайным магазином в Москве. Особенность его в том, что постоянными посетителями оказались и истинные ценители чая, и обыкновенные москвичи, не мыслящие свой день без этого напитка.
Автор текста - Елена Лебедева
Читать дальше...