четверг, 6 октября 2016 г.

Люди Басманного района. Клара Давидюк


6 октября 1924 года в Москве, в доме № 12 по Ново-Басманной улице родилась Клара Давидюк.  В школу №346 Клара поступила в 1932 году, а в 1941 году окончила 9-й класс.
Ей было всего 17 лет, когда началась война. Клара сразу же поспешила в военкомат, но ей отказали, и тогда она решила поступить на военный завод, чтобы хоть так приносить пользу и работать для фронта. В 1942 году, когда Кларе исполнилось 18 лет, она пришла в райком комсомола, где её выслушали и направили с путевкой в военкомат. Здесь ей дали направление в школу радистов, которую Клара окончила досрочно и была отправлена на фронт. Клара служила старшим сержантом при штабе 1-го Белорусского фронта. В 1943 году попала в разведотряд Кузьмы Гнедаша.
В декабре 1943 года родители Клары Давидюк получили последнее письмо от дочери. В нем были строчки: «Мамочка, дорогая моя, я тебя только очень прошу — не волнуйся, если не будет долго писем. Уж кто-кто, а я-то жива всегда буду!»  
В июне 1944 года фашистские войска начали карательную операцию на Слонимщине. Часть леса, где прятались разведчики и партизаны, окружили каратели. Тогда командир отряда предложил группе Гнедаша уходить вместе с ними в сторону Липска (Ляховичский район). Кузьма не согласился — разведчикам предстояло пробраться через цепь карателей и попасть в Слоним для выполнения «важного задания штаба». Так партизаны и разведчики ушли в разные стороны. На следующий день, не дойдя несколько километров до Слонима, отряд натолкнулся на эсэсовское подразделение. Силы были неравными. Каратели попытались взять группу разведчиков в кольцо, но опытные бойцы, прикрывая друг друга, постепенно выходили из боя и отступали. Во время сражения майор Гнедаш был тяжело ранен. Своей команде он приказал уходить к землянке, которая находилась в лесу в трех километрах от места, где отряд столкнулся с эсэсовцами. Раненого командира группа не бросила. Больше трех километров его несли на руках. Когда разведчики дошли до землянки, майор приказал оставить его и двигаться в Слоним для выполнения задания. Вместе с командиром осталась радистка Смирная (так в отряде звали Клару Давидюк). Она должна была сообщить в штаб о выполнении задания и место, где нужно забрать раненого командира. В тот день от Смирной пришла последняя радиограмма: «Следуем программе…» Смирная и раненый майор укрылись в землянке. Незнающим и увидеть ее было сложно: она представляла собой глубокую яму, замаскированную бревнами и ветками. Но спрятаться от карателей не удалось…
19 июня 1944 года Клара Давидюк и ее командир, майор Гнедаш, взорвали себя и окруживших их гитлеровцев противотанковой гранатой.Похоронены Клара Давидюк и майор Гнедаш в Гродненской области, г.Слоним, Беларусь.

Из письма матери Клары, Екатерины Уваровны:
«Останки Клары и Кузьмы Савельевича были перевезены из леса отцом Клары в город Слоним Гродненской области при содействии райкома партии и военкомата и захоронены в городском саду с воинскими почестями». Было это в декабре 1944 года. А опознал дочь Трофим Степанович Давидюк по щербинке на зубе. «Городским садом» Екатерина Уваровна называет сквер, где и теперь покоятся останки разведчиков.


В средней школе № 2 г. Слонима существует музей в честь Героя Советского Союза Гнедаша и Давидюк. Руководитель музея Людмила Овсеец рассказывает: «Приезжают сюда нередко — увы, в родных местах Кузьмы и Клары в их честь ни музеев, ни экспозиций. В Слониме же несколько памятников, музей, улицы названы их именами, а раньше даже спортивные соревнования, посвященные им, проводились. Людмила Владимировна поясняет: — Мы вели переписку с родителями Клары, они отдали в музей все ее фронтовые письма, приезжали в Слоним. В деревне Сологубовка побывала основательница музея Елена Павловна Лебецкая, где встретилась с сестрой и племянницей героя Гнедаша. По крупицам в архивах собирали информацию и школьники…
 
Отрывок из книги Б. Гусева «За три часа до рассвета».

Справки, донесения, наградные листы. Дело разведчика Гнедаша.
Я читаю его, а мысль все рвется туда, в лес, в замаскированную землянку, где с тревогой ждут рассвета двое.
- Клара…
- Что, капитан?
- Попали мы с тобой… в мышеловку. Но у меня-то иного выхода… не было.
- Замолчи!
- Почему ты решила идти в разведку?
- Не знаю… Очевидно, наследственность. Мой папа в гражданскую был разведчиком. Вернее, и разведчиком, и комроты, и комиссаром бронепоезда…
- Он жив?
- Да… Он сейчас в Наркомате путей сообщения работает.
- Как он тебя отпустил?
- А я сама все решала.
Молчание. Мысли ее уносятся вдаль, в прошлое. А какая "даль" у нее, девятнадцатилетней? А даль уже есть - детство. "Два капитана", "Военная тайна"… Комиссарская фуражка отца и он - сосредоточенный, строгий, в полувоенном кителе, с орденом.
…Мама: "Кларочка, ты пила молоко?" - "Мама, некогда, у нас комсомольское". - "Боже, это одна минута!"
Клара стоит у зеркала, поправляет косынку.
- Ты уже совсем взрослая… Ты будешь красивой.
- Ма-ама!..
И вот она бежит по Басманной. Красивая? Секунда размышлений, и мысли ее уже в школе. Хороший был класс. Клавдия Александровна, классный руководитель, все просила, чтобы Клара привела отца и он рассказал бы, как воевал в гражданскую.
День рождения. Она ждет его с нетерпением. Утром подарки на столике. Новый портфель, книги. А вечером приходят одноклассники. Мама варит какао. Из-за окна достается корзиночка с пирожными. В доме они лишь по праздникам.
- Тебе уже пятнадцать. В будущем году получишь паспорт…
Мелькают дни, и вот то 22 июня. Утром она бежит в магазин за свежими булками. И вдруг - в очереди встревоженные лица. "Бомбили… Война". Клара идет домой в тревожном недоумении.
- Папа, у нас не включено радио? Я слышала, что война началась.
Потом курсы радистов. Прием… Передача… Инструктор с листком принятого ею текста:
- Чисто взяла, товарищ Давидюк. Молодец!
Она молчит, смущена.
- Как положено отвечать?
- Служу Советскому Союзу!
Потом вызов к начальнику курсов и разговор с каким-то военным с тремя шпалами в петлицах. Клара тихонько спрашивает:
- А папе тоже нельзя говорить?
Затем поездка в зашторенной "эмке". И снова беседа, снова курсы, но учат уже другому.
Первый выстрел в мишень.
Первый бросок гранаты.
Первый прыжок с самолета.
Первый убитый враг.
Пистолет чуть дрожит в ее тонкой руке. Она ничего не слышит. И внутри все дрожит. Кто-то обнимает ее: "Молодец, девчонка".
Неужели все позади? Все? И жизнь? Без всякого сомнения, горячо, убежденно Клара отстояла свое право остаться около раненого командира. Но эта гнетущая тишина… И мысль, что, может быть, через два часа все кончится.
Капитан молчит. Он думает о своем: как уберечь эту девушку. Наконец он нарушает молчание:
- Если тебе все-таки уйти в лес… Пусть лучше они обнаружат тебя одну. Скажешь, заблудилась в лесу, заснула.
- Не выдумывай. К ним в лапы сама? Никогда! Лучше смерть. Ничего не случится. Цепи пройдут над нами.
- Если бы я не был ранен. Мы бы с тобой победили целую армию, а?
- Конечно. Мы и сейчас победим.
- Иди к рации, может, она заработает?
 

Юлия Друнина, которая тоже родилась в Басманном районе,  написала поэму "Памяти Клары Давидюк".

Я в году родилась том самом,  
Что и Клара. Сто лет назад  
Нас возили на санках мамы  
В скромный Баумановский сад.
От вокзалов тянуло чадом,  
Вдаль гудок паровозный звал.  
Мы и жили почти что рядом,  
Разделял нас один квартал.


Застенчивость. Тургеневские косы.
Влюбленность в книги, звезды, тишину.
Но отрочество поездом с откоса
Вдруг покатилось с грохотом в войну.
«Не уходи!» — напрасно просят дома..
Такая беззащитная на вид,
В толпе других девчонок у райкома
Тургеневская девушка стоит
На нежных скулах отсветы пожара,
Одно желанье — поскорее в бой.
Вошла к секретарю райкома Клара
И принесла семнадцать лет с собой.