воскресенье, 27 ноября 2016 г.

Покровский монастырь в Москве

В Москве есть монастырь, который мало кто обходит стороной – будь то москвичи или гости столицы. Это женский ставропигиальный Покровский монастырь возле площади, которая называется Абельмановская (ранее Покровская) застава. Некоторые люди даже специально приезжают в Москву, чтобы посетить окрестности этого монастыря, помолиться, попросить о помощи и поклонится святым иконам.
Но особенно притягивает к себе внимание одна икона - святой, которая не только при жизни, но и после смерти помогает людям, во всяком случае, люди в это верят, и им становится чуть легче после молитвы. Это икона святой праведной блаженной Матроны Московской.
Также в Покровском монастыре находится икона Божией Матери “Взыскание погибших”, написанная около 1915 года, с которой Матрона не расставалась до конца жизни. К этим иконам и мощам каждый день выстраивается огромная очередь. Инвалидов, людей с маленькими детьми и с тяжелобольными пропускают без очереди.
Изначально Покровский монастырь был мужским. Его основал в 1635 году Михаил Федорович, первый царь из рода Романовых, пожаловав на построение монастыря пустующий участок земли в 17 четвертей за Земляным валом. Легенда гласит, что монастырь был основан в память Патриарха Филарета Никитича, отца Михаила Федоровича, который скончался в праздник Покрова Богородицы.
Достраивал монастырь уже сын Михаила Федоровича, Алексей Михайлович, на средства, полученные благодаря сдаче в аренду землевладений (“комнатную сумму”). Обитель была снабжена церковными утварями и другими потребностями и причислена к Московской епархии. В 1655 году, по просьбе своего духовника, протопопа кремлевского Благовещенского собора Стефана (Вонифатьева), Алексей Михайлович пожаловал Покровскому монастырю 6 десятин сeнных покосов и лугов под близлежащим Симоновым монастырем “в вeчное воспоминание по всeм православным христианам во вeки неподвижно”.
В первые годы своего существования монастырь назывался также Божедомским или Покрова на Убогих Домах, потому что находился на месте старого кладбища для бездомных, убогих и бродяг, а также казненных преступников.
С 1680 по 1731 годы Покровская обитель была приписана к Заиконоспасскому монастырю Московской епархии, а с 1744 года, по именному указу, причислена к Крутицкой епархии. Из Вяземского Предтечевского монастыря в Москву была переведена духовная семинария, которая располагалась сначала в Архиерейском Крутицком доме, а потом в 1751 году переехала в Покровский монастырь, где помещалась в двухъярусном каменном здании с кухней и погребом, сооруженном по указу императрицы Елизаветы.
На существование обители царями выделялись очень небольшие деньги, жила она в основном на добровольные пожертвования и доходы с кладбища. В 1799 году на пожертвования в северо-западном углу монастыря была обустроена каменная богадельня на 12 человек мужского пола, а 1810-м – такая же богадельня для женского пола на Семеновской улице.
Деревянная Покровская церковь существовала на месте нынешнего монастыря еще до его основания. К концу XVIII века она сильно обветшала. В 1808 году на средства московского купца Диомида Мeщанинова на ее месте был построен двухъярусный одноглавый, с тремя полукруглыми выступами на восток, каменный монастырский собор Покрова Божией Матери с престолами Покрова Божией Матери вверху, св. Апостолов Петра и Павла на правой и Святителя Николая на левой стороне, Святителя Ионы внизу и приделами во имя преподобных Иллариона великого и Нила Столбенского по сторонам.
В монастыре находился также храм в честь Воскресения Словущего с трапезной палатой, построенный в конце XVIII века (до нашего времени от него дошли четыре подкупольных столпа с арками и восточная стена главного алтаря). Монастырь был обнесен каменной оградой с пятью четырехугольными башнями по углам. Помимо двух богаделен к нему была приписана церковно-приходская школа-пансион для мальчиков.
В 1799 году была построена каменная шатровая трехъярусная колокольня “в немецком стиле, вышиною со шпилем и крестом 15 сажен”, с восемью колоколами и “немецкими боевыми часами” (Покровский монастырь, что на Убогих домах в Москве. Соч. И.М. Снегирева). Старые колокола были отлиты знаменитым колокольным мастером Константином Слизовым, как видно из надписей на них - например, на “будничном” колоколе: “1747 году апреля 12 дня вылит сей колокол во обитель Покрова Пресвятые Бцы, что на убогом дому, старанием строителя иеромонаха Силы; вкладчика Данилы Яковлева сна Земсково и протчих христолюбивых дателeй, вeсу 66 пуд, 27 ф. лил мастер Костантин Михайлов снъ Слизов”.
Во время Отечественной войны 1812 года в монастыре жил французский генерал Мишель Клапаред, командующий Польским корпусом. Покровская обитель была разорена, некоторые ее постройки сгорели или подверглись разрушению. Стараниями настоятеля Ионы полуразрушенный монастырь был возобновлен. Понадобилось несколько лет, чтобы он оправился от причиненного урона. На иждивение благочестивых вкладчиков был отлит большой колокол.
Во время правления приемника Ионы, настоятеля Амвросия, была сооружена новая монастырская ограда – более высокая, с восемью башнями и переходами (южная часть стены построена в 1886 году по проекту архитектора В.Н. Карнеева). Также при нем были выстроены двухэтажные настоятельский и братский корпусы, у восточных ворот был обустроен рабочий двор с конюшней, сараями, кладовыми и помещением для рабочих, а также пять братских келий.
Храм Воскресения Словущего был полностью перестроен в 1854-1855 годах по проекту архитектора М.Д. Быковского. Новая церковь была больше старой и имела 5 куполов - к среднему большому куполу зодчий присоединил четыре восьмигранных боковых купола с главами, покрытыми белой жестью и увенчанными вызолоченными крестами. Ныне в ней находится придел св. прав. Матроны Московской.
В 1870 году монастырь был преобразован в миссионерский. В нём был создан институт для подготовки монахов, желающих направиться в просветительские миссии. Практически этот институт действовал только во времена архиерейства митрополита Московского святителя Иннокентия (Вениаминова), который сам был миссионером и просвещал обитателей Камчатки, Алеутских островов и Северной Америки.
При Покровском монастыре имелось кладбище площадью 5,4 га, которое было крупнейшим монастырским некрополем Москвы. В XIX - начале XX века монастырское кладбище было усыпальницей московского купечества. Здесь были похоронены чаеторговцы Боткины, купцы и благотворители Хлудовы, предприниматель и коллекционер П.И. Щукин, промышленник М.А. Морозов.
В 1926 году монастырские храмы были закрыты, колокольня взорвана, часовню и могильные памятники снесли. На месте кладбища устроили парк культуры и отдыха Ждановского района (парк существует по сей день, туда открыт свободный доступ всех желающих). В этой части монастырская ограда была снесена. Около 70-ти лет в зданиях храмов и монастырских корпусах располагались конторы, банк, спортзал, и только в 1994 году по решению Священного Синода Русской Православной Церкви Покровский монастырь продолжил свое существование в качестве женской монашеской обители. Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II были освящены все 9 приделов монастыря. В 2002 году им также была освящена воссозданная колокольня.
В 2015 году вошла в строй монастырская гостиница Покровского женского монастыря с часовней, расположенная на территории Покровской обители. Теперь паломники и туристы имеют возможность остановиться в гостинице, оборудованной по современным стандартам.
Теперь пришло время рассказать про праведную старицу Матрону, поклониться иконам и мощам которой ежедневно приходят сотни людей. Все знают про болгарскую бабу Вангу, но далеко не все - про Матрону, которая обладала не меньшей силой, исцеляла болящих и предсказывала будущее. В миру она была Матрёной Дмитриевной Никоновой и родилась в 1883 или 1885 году (точная дата не известна) в бедной многодетной крестьянской семье Дмитрия и Натальи Никоновых в селе Себино Епифанского уезда Тульской губернии. Родители ее были простыми и благочестивыми людьми и жили честно, но бедно.
При рождении у девочки не было глазных яблок, она не могла видеть. Глааза были плотно закрыты верхними веками. По легенде, немолодые уже родители, имевшие к тому времени четырех детей, хотели оставить слепого ребенка в Голицынском приюте в соседнем селе Бучалки, но мать ночью увидела сон, в котором белая птица с человеческим лицом неземной красоты и закрытыми глазами села ей на грудь. Она решила, что сон вещий, и забрала девочку домой.
Крестили ее в честь преподобной Матроны Константинопольской, греческой подвижницы V века, память которой празднуется 9 (22) ноября. По рассказам очевидцев, при крещении, когда священник опустил дитя в купель, над младенцем поднялся столб легкого благоухающего дыма. Потрясен был даже священник отец Василий – он никогда не видел ничего подобного.
Несмотря на слепоту, Матрона с детства обладала духовным внутренним зрением. С 7 лет она начала исцелять людей, и толпы молящих о выздоровлении сопровождали её повсюду. Девочка чувствовала приближение опасности, предвидела стихийные и общественные бедствия.
Дом Никоновых находился поблизости от церкви Успения Божией Матери. Матрёнушка буквально выросла в храме, ходила на службы сначала с матерью, потом одна. Если мать теряла девочку, находила она ее, как правило, в храме. У нее было свое место - слева, за входной дверью, у западной стены, где она неподвижно стояла во время службы.
В молодости Матрона часто ездила в паломнические поездки с дочерью местного помещика Лидией Яньковой, ее ровесницей. Девушки побывали в Санкт-Петербурге, Троице-Сергиевой лавре, Киево-Печерской лавре и в других городах и святых местах России. Однажды, по окончании службы в Кронштадтском Андреевском соборе батюшка Иоанн Кронштадтский попросил народ расступиться и пропустить Матрону, сказав: “ Вот идёт моя смена - восьмой столп России”.
В 17 лет слепая девочка в добавок лишилась возможности самостоятельно передвигаться – у нее отнялись ноги, но это не помешало ей бескорыстно продолжать помогать страждущим. Она никогда не роптала из-за своего недуга, а смиренно несла этот тяжкий крест.
Матрона предчувствовала революцию, предсказывала, как “будут грабить, разорять храмы и всех подряд гнать”. Ее односельчанка, Евгения Ивановна Калачкова, рассказывала, что перед самой революцией одна богатая барыня купила дом в Себино и сказала Матроне, что собирается строить колокольню. “Что ты задумала делать, то не сбудется”, - ответила Матрона. Барыня удивилась: “Как же не сбудется, когда у меня все для этого есть - и деньги, и материалы?” Но тут началась революция, и колокольня построена не была.
По настоянию Матроны, которая уже приобрела известность и авторитет в округе, для церкви Успения Божией Матери была написана икона Божией Матери “Взыскание погибших”. Она указала священнику книгу в церковной библиотеке, в которой было изображение этой иконы, а матери сказала: “Мама, мне все снится икона “Взыскание погибших”. Божия Матерь к нам в церковь просится”.
Деньги на икону собирали по деревням всем миром. Когда она была готова, ее понесли крестным ходом с хоругвями от Богородицка до самой церкви в Себино. Образ Божией Матери “Взыскание погибших” стал главной местной святыней и прославился многими чудесами. Когда бывала засуха, его выносили на луг посреди села и служили молебен. После этого люди не успевали дойти до своих домов, как начинался дождь.
После революции Лидия Янькова, оставшись без крова, отправилась искать работу в городе. Оба брата Матроны, Михаил и Иван, вступили в партию, Михаил стал сельским активистом. Присутствие в их доме верующей, блаженной, которая целыми днями принимала народ, становилось для братьев опасным. Жалея их, а также старушку-мать (отец скончался в 1912 году), Матрона в 1925 году переехала в Москву, которую очень любила и называла “сердцем России” и “святым городом”. Скиталась по друзьям и знакомым, добрые люди находили ей временный приют в разных уголках Москвы.
Матрона жила у священника отца Василия на Николоямской улице, на Пятницкой улице, в Петровско-Разумовском, в Царицыне, в подвале в Вешняковском переулке, у Никитских ворот, в фанерном домике в Сокольниках, в старинном деревянном особняке в Староконюшенном переулке близ Арбата вместе со своими односельчанками - матерью и дочерью Ждановыми. Несмотря на отсутствие прописки и гонения богоборческой власти, она всякий раз избегала ареста – предвидя его, успевала перебраться на другую квартиру, спасая этим не только себя, но и приютивших ее людей.
Согласно легенде, однажды Матрону пришел забирать милиционер, но она ему сказала: “Иди, иди скорей, у тебя несчастье в доме! А слепая от тебя никуда не денется, я сижу на постели, никуда не хожу”. Он приехал домой, а у него жена чуть не погибла - обгорела от керогаза, он едва успел довести ее до больницы. Когда на следующий день на работе его спросили, забрал ли он слепую, он ответил: “Слепую я забирать никогда не буду. Если б слепая мне не сказала, я б жену потерял, а так я ее все-таки в больницу успел отвезти”.
В начале 1941 года Ольга Носкова, двоюродная сестра 3инаиды Ждановой, спрашивала у Матроны совета, идти ли ей в отпуск (ей предлагали путевку, но ехать отдыхать зимой не хотелось). Матрона сказала: “Нужно идти в отпуск сейчас, потом долго-долго не будет отпусков. Будет война. Победа будет за нами. Москву враг не тронет, она только немного погорит. Из Москвы уезжать не надо”.
Во время Великой Отечественной войны Матрона помогала людям узнать о судьбе близких, всегда безошибочно. Она часто говорила, что бывает невидимо на фронтах, помогает нашим воинам. Существует легенда, приведенная Зинаидой Ждановой в книге “Сказание о житии блаженной старицы Матроны”, о том, что в момент наибольшей опасности для Москвы, когда немецкие части находились на рубежах города, к Матроне Московской приезжал за советом руководитель СССР И.В. Сталин. Согласно этой легенде Матрона сказала ему: “Русский народ победит, победа будет за тобой. Из начальства один ты не выедешь из Москвы”. Впрочем, этот предполагаемый эпизод из жизни Матроны не имеет никаких доказательств.
Людей удивляло, что Матрона имела и обычное, как у зрячих людей, представление об окружающем мире. 3инаида Жданова рассказывала: “Матушка была совершенно неграмотная, а все знала. В 1946 году я должна была защищать дипломный проект “Министерство военно-морского флота” (я тогда училась в архитектурном институте в Москве). Мой руководитель, непонятно за что, все время меня преследовал. За пять месяцев он ни разу не проконсультировал меня, решив “завалить” мой диплом. За две недели до защиты он объявил мне: “Завтра придет комиссия и утвердит несостоятельность вашей работы!” Я пришла домой вся в слезах: отец в тюрьме, помочь некому, мама на моем иждивении, одна надежда была - защититься и работать.
Матушка выслушала меня и говорит: “Ничего, ничего, защитишься! Вот вечером будем пить чай, поговорим!” Я еле-еле дождалась вечера, и вот матушка говорит: “Поедем мы с тобой в Италию, во Флоренцию, в Рим, посмотрим творения великих мастеров...” И начала перечислять улицы, здания! Остановилась: “Вот палаццо Питти, вот другой дворец с арками, сделай так же, как и там - три нижних этажа здания крупной кладкой и две арки въезда”. Я была потрясена ее ведением. Утром прибежала в институт, наложила кальку на проект и коричневой тушью сделала все исправления. В десять часов прибыла комиссия. Посмотрели мой проект и говорят: “А что, ведь проект получился, отлично выглядит - защищайтесь!”
В 1950-1952 годах Матрона жила в Сходне Химкинского района по адресу улица Курганная, д. 23, в семье дальних родственников Курочкиных. Днём она принимала людей (до сорока человек в день), исцеляя их и давая житейские советы, а ночью молилась. Помощь ее людям была бескорыстной, она ни с кого ничего не брала. Люди приходили к ней по поводу неизлечимых болезней, находок и пропаж, советовались по поводу несчастной любви, ухода жен и мужей из семьи, спрашивали, выходить ли замуж, менять ли место жительства или службы.
Близким Матрона запомнилась с миниатюрными, словно детскими, ручками и ножками, пушистыми волосами на прямой пробор, добрым светлым лицом с плотно сомкнутыми веками. Она утешала болящих, гладила их по голове, осеняла крестным знамением, была терпима к человеческим немощам, позитивна, никогда не жаловалась на собственные недуги. Давала конкретный совет, как поступить в той или иной ситуации, молилась и благословляла.
Зинаида Владимировна Жданова вспоминает: “Кто такая была Матронушка? Матушка была воплощенный ангел-воитель, будто меч огненный был в ее руках для борьбы со злой силой. Она лечила молитвой, водой... Она была маленькая, как ребенок, все время полулежала на боку, на кулачке. Так и спала, по-настоящему никогда не ложилась. Когда принимала людей, садилась, скрестив ножки, две ручки вытянуты прямо над головой пришедшего в воздухе, наложит пальчики на голову стоящего перед ней на коленях человека, перекрестит, скажет главное, что надобно его душе, помолится”.
Матрона регулярно ходила к исповеди и причастию, и монахи Троице-Сергиевой лавры почитали её ещё при жизни. Она предсказала свою смерть за три дня, продолжая в эти последние дни принимать людей, и умерла 2 мая 1952 года.
Блаженная Матрона предсказывала: “После моей смерти на могилку мою мало будет ходить людей, только близкие, а когда и они умрут, запустеет моя могилка, разве изредка кто придет... Но через много лет люди узнают про меня и пойдут толпами за помощью в своих горестях и с просьбами помолиться за них ко Господу Богу, и я всем буду помогать и всех услышу”. Перед смертью она сказала: ”Все, все приходите ко мне и рассказывайте, как живой, о своих скорбях, я буду вас видеть, и слышать, и помогать вам”.
Матрону отпел в церкви Ризоположения на Донской улице хорошо знакомый и почитавший её протоиерей Николай Голубцов, ее похоронили 4 мая на Даниловском кладбище. Оно было выбрано самой Матроной, чтобы “слышать службу” - в те годы кладбищенская церковь Даниловского кладбища была одной из немногих действующих в Москве. На похороны ее пришло много народу, а могила ее на многие годы стала местом паломничества.
В ночь на 8 марта 1998 года по благословению патриарха Алексия II могила святой Матроны была вскрыта, её честные останки были доставлены сначала в московский Данилов монастырь, затем перенесены в Покровский храм на территории Покровского монастыря и помещены в серебряную раку. Через год блаженная Матрона была прославлена в лике местночтимых святых Московской епархии, а в 2004 году на Освященном Архиерейском Соборе причислена к лику общецерковно почитаемых святых. День 8 марта как день обретения мощей Матроны стал одним из православных праздников. Частицы мощей святой Матроны доставлялись для поклонения в города России: в Красноярск, Липецк, Пермь, Вологду, Новокузнецк и др.
Матрона была верующим, православным человеком в традиционном смысле этого слова. Поэтому и помощь, которую получают люди, обращаясь к праведнице с молитвой, приносит духовные плоды. Считается, что по молитвам святой Матроны происходят чудеса и исцеления не только с православными верующими, но и с невоцерковлёнными, и с людьми иной веры.
Чудотворная сила святой Матроны признана всей иерархией Русской православной церкви, а Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал обращаться к святой Матроне не только за помощью в решении жизненных проблем, но и о даровании сил несения страданий: “Мы не должны забывать её страдальческий образ и проникаться не только желанием освободиться от своих крестов, но и глубочайшим убеждением в том, что достойное несение креста - это и есть путь ко спасению”.



Читать дальше...