воскресенье, 12 февраля 2017 г.

Дом Анны Монс вернулся из Роскосмоса

Долгожданная новость, в реальность которой уже почти не верилось. Сколь знаменитый, столь и многострадальный Дом Анны Монс, самый древний дом в Немецкой Слободе в Москве меняет пользователя. «Российские космические системы» отказываются от полетов, простите, от памятника федерального значения XVII века, который за последние десятилетия был доведен до критического состояния,
да к тому же оказался со всех сторон застроен корпусами завода «НИИ точных приборов», в режимной территории. По-русски говоря – в зоне отчуждения. И в смысле самом буквальном, и в смысле забвения. Старейший дом Немецкой слободы, который уже тридцать лет почти никто и не видел, в конце 2016 года перешел в ведение Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры при Минкультуры РФ (АУИПИК). Задача агентства - приводить «свои» памятники в порядок, решать вопросы их приспособления и современного использования. Будем надеяться, что Дом Анны Монс не станет исключением. Приглашенные агентством реставраторы уже обследуют здание, чтобы подготовить проект первоочередных противоаварийных работ. Планируется провести их уже в 2017 году. А полным восстановлением здания займется новый пользователь, поиски которого, судя по всему, сейчас активно ведутся.
Ну а пока суд да дело, «Хранителям Наследия» удалось побывать внутри замечательного Дома. Вот наш отчет. Старокирочный переулок. Слева – территория ныне парковки, в прошлом - трагически известного Бауманского рынка, рухнувшего на головы покупателей. Справа – картина не радостнее… советский недострой. Высокое заброшенное бетонное здание с зияющими глазницами окон. Именно оно в 1986 году отрезало Дом Анны Монс от города Москвы. Тогда москвичи - члены первого градозащитного объединения «Слобода» стояли с пикетами, убеждали, требовали не совершать этой ошибки и не лишать людей доступа к памятнику – всенародному, между прочим, достоянию. Умолили оставить коридор между постройками завода для прохода к палатам сбоку, из соседнего двора. Корпус строило «НИИТП». Коридор перекрыт воротами. Дом невооруженным глазом не увидать. «Сегодня этим корпусом владеет какой-то банк. Но пока ничего не делают», - сообщил наш «Вергилий» - проводник на территорию. Входим через проходную РКС, и попадаем во двор. - Снаружи, пожалуйста, не снимайте, кругом камеры… Все-таки режимная территория, - звучит предупреждение. – А вот ангар, мы его уже подготовили для реставраторов и их работ».
В минувшие с момента «ареста» палат Анны Монс тридцать лет градозащитники периодически проникали сюда ведомыми только им тропами. И делились с миром своими наблюдениями. Преимущественно, пессимистическими. Рустам Рахматуллин, например, писал в 2010 году: «Три «нарышкинских» наличника слева целы; правее — глубокое разрушение лицевой кирпичной кладки и бетонный тамбур, пристроенный к порталу древнего крыльца».
Все так и осталось. Только разрушение стало угрожающим: из лицевой кладки вывалились огромные куски, а один из наличников, восстановленных реставраторами еще советской эпохи, рухнул, чудом держится только верхняя его часть. Талая и дождевая вода течет через дыру в крыше прямо на древний кирпич. Учитывая сильный минус по Цельсию, стена покрыта ледяными стволами. Страшная красота. Просьбы активистов хотя бы устроить здесь водосток – не были услышаны. Увы.

Источник.