вторник, 21 марта 2017 г.

Московский зоопарк

Московский зоопарк – старейший в России и один из старейших в Европе. Он был организован Русским Императорским обществом акклиматизации животных и растений и торжественно открыт 31 января (12 февраля по новому стилю) 1864 года как зоологический сад. Идея его создания принадлежала знаменитому ученому-биологу французского происхождения Карлу Францевичу Рулье. Одним из главных инициаторов организации зоосада стал профессор Московского университета А.П. Богданов.

Анатолий Петрович Богданов был антропологом, одним из основателей российской антропологии и первых антропологических учреждений в России, зоологом, популяризатором естественных наук. Он родился в 1834 году в Нижнедевицком уезде Воронежской губернии. Судьба Богданова необычна - он был подкидышем, его воспитала княгиня Е.И. Кейкуатова. Он окончил физико-математический факультет Московского университета, преподавал, защитил магистерскую диссертацию по зоологии. А.П. Богданов неоднократно ездил в Европу для осмотра зоологических садов и называл их живыми музеями под открытым небом. Именно он выбрал место для будущего зоосада, начал постройку вольеров и организовал транспортировку уникальных видов животных и растений.
А.П. Богданов
Архитектором первых построек зоосада стал П.С. Кампиони. К слову, самые старые постройки Московского зоопарка, построенные в начале 90-х годов XIX века, целы до сих пор. Лучше всех сохранилось помещение для антилоп. Первым директором зоосада был профессор Московского университета, специалист по сельскому хозяйству и лесоводству Я.Н. Калиновский. В момент открытия Московского зоосада в нем содержались 134 экземпляра домашних животных, 153 экземпляра диких зверей и птиц и 7 экземпляров пресмыкающихся. Москвичам больше всего понравились львы, леопард и носорог. В первые годы после открытия Московского зоопарка его ежегодно посещали около 10-ти тысяч человек.
Создатели зоосада стремились найти коллекции животных практическое применение. Здесь содержалось много элитных домашних животных, велась работа по улучшению отечественных пород зарубежными, проводились всевозможные выставки, на которых российские хозяева могли не только знакомиться с передовым мировым опытом, но и приобретать породистых животных.
Судьба Московского зоосада с самых первых дней была не простой. Во многом он содержался на средства Императорского дома и его окружения – ему покровительствовали великие князья Николай Николаевич Старший и Сергей Александрович, представители знатных российских семей (Юсуповы, Сумароковы и другие). Многих животных, особенно крупных, дарили коронованные особы и их ближайшие родственники: индийского слона подарил Александр II, носорога - великий князь Константин Николаевич, зебру - египетский хедив Измаил-Паша. Очень многие здания в зоологическом саду были построены на средства состоятельных москвичей, увлеченных идеей акклиматизации животных и растений.
Однако эти пожертвования, а также входная плата не покрывали расходов зоосада на закупку и содержание животных. В 1874 году зоосад был сдан на несколько лет в аренду частному лицу, предпринимателю А.А. Рябинину, в результате чего он пришел почти в полный упадок. Под свою опеку Общество смогло вернуть Московский зоосад лишь в 1878 году.
Впоследствии положение дел несколько выправилось за счет самоотверженных стараний членов Общества акклиматизации животных и растений. В середине 1890-х годов Нижнепресненский участок сада был сдан в аренду Московскому беговому обществу – там проводились лошадиные бега. С 1898 года в зоосаде устраивались симфонические концерты и гуляния, доход от входной платы сразу поднялся до 50 тысяч рублей. Однако накладные расходы были настолько велики, что эта мера не возымела должного эффекта – к 1900 году долги зоосада составляли 100 000 рублей.
В 1899 году срок аренды истек, бега были перенесены на Ходынское поле. Тогда Общество акклиматизации приняло решение сдавать землю зоосада участками под постройки. Так зоосад лишился своего Ботанического сада с его роскошными оранжереями и аллеями плодовых деревьев, которые вырубили новые арендаторы. В 1903 году Общество передало вновь зоосад в аренду, на этот раз тогдашнему директору сада И.А. Антушевичу, что опять лишь ухудшило положение вещей.
В 1905-1907 годах зоосад оказался в эпицентре революционных событий и сильно пострадал. Был разрушен построенный в 1904 году Аквариум, сгорели некоторые деревянные постройки, в том числе архивы и ценнейшая библиотека, от травм и шока погибли многие животные. Правительство возместило убытки только частично.
В 1910 году Московский зоосад принял животных из Петербургского зоосада: из-за передачи его новому арендатору звери оказались никому не нужны и были в плохом состоянии. Директор Московского зоосада В.А. Погоржельский писал: “Это бесчеловечно. Москва наша более сердечна, чем Петербург. …Мы, москвичи, охотно купим зверей из-за одного уже того, чтобы доказать вашей городской управе, что в нас искра сострадания к беззащитным животным еще таится". В итоге из Питера в Москву переехали слоны, малайский и белый медведи, медведь-губач, пумы, тигр, леопард, мангусты, пальмовая куница, олени, зебры, кулан, гуанако, тапиры, аноа, агути, лисий кузу, кенгуру, обезьяны и множество птиц – всего 10 вагонов с животными.
26 июля 1913 года в Москве случилось наводнение. Сад был залит водой и занесен грязью, пруды пришлось чистить, многие помещения пришли в негодность или были разрушены. Часть животных пришлось продать или отправить в украинский заповедник "Аскания-Нова". Московская городская управа в качестве компенсации выделила саду 4,5 тысячи рублей, однако этих средств не хватало. Зоосад не оправился от наводнения до самой революции.
Однако, несмотря на все эти проблемы, в том же году Московский зоосад впервые принял участие в Антверпенском аукционе животных, где были приобретены ягуар, вомбат, фазаны, павлины. В саду содержались представители около 300 видов и подвидов животных, среди которых – большие кошки, индийский слон, прекрасные коллекции хищных птиц и копытных.
Но особенно тяжелым испытанием для зоосада стали Первая мировая война и первые годы после Октябрьской революции. В 1914 году многие сотрудники зоосада ушли на фронт, ветеринарно-биологическую лабораторию закрыли и приспособили под лазарет. В 1917 году финансирование зоосада фактически прекратилось, и он избежал полного уничтожения только благодаря самоотверженности и любви к животным его сотрудников.
Об этих временах так писал А.Ф. Котс, создатель Дарвиновского музея, будущий директор зоопарка: "…в тифозной, мерзлой, голодающей столице… приходилось думать и заботиться о сохранении тысяч обитателей Зоологического сада – и четвероногих, и двуногих, оперенных и бесперых". Перебои с кормами в 1917-1919 годах вызвали массовое истощение и гибель животных.
Большинство территорий зоосада использовалось под огороды, чтобы выращивать еду для животных. Научный руководитель зоопарка П.А. Петряев вспоминал: "Был установлен своеобразный контакт с милицией: как только милиционер видел павшую или околевшую на улице лошадь, он тотчас же сообщал об этом в зоосад. Получив такой сигнал, работники зоосада немедленно снаряжали "экспедицию", которая отправлялась в указанное милиционером место за добычей очередной порции конины, столь необходимой для питомцев зоосада. "Экспедиция" обычно выезжала на двугорбом верблюде, запряженном в обыкновенные русские розвальни".
В 1919 году В.И. Ленин и В.Д. Бонч-Бруевич подписали декрет о национализации зоосада. Он поступил в ведение Главного управления научными учреждениями Наркомпроса, а в 1923 году был передан в ведение Моссовета и поступил на баланс городского бюджета. Директором сада был назначен биолог М.М. Завадовский, который пригласил на работу зоолога-натуралиста П.А. Мантейфеля, ставшего его заместителем по научной части. Городские власти стали выделять значительные средства на ремонт, закупку кормов и пополнение коллекции животных.
По ходатайству Завадовского городские власти передали зоосаду расположенный по соседству земельный участок (так называемый Морозовский сад) площадью 12 га, что почти вдвое увеличило площадь зоосада. Штатным архитектором Зоосада в то время был Карл Гиппиус. Он был страстным любителем-аквариумистом, в его доме находился большой публичный аквариум, дополнявший экспозицию зоопарка.
После присоединения “Морозовского сада” в 1925-1927 годах Карл Карлович спроектировал и построил основные сооружения новой территории зоопарка – “Турью горку”, обезьянник, Остров зверей, “Полярный мир”. Эти сооружения многократно перестраивались, но общая планировка Гиппиуса сохраняется по сей день. Новая территория торжественно открылась 3 октября 1926 года. Это послужило поводом для переименования зоосада в зоопарк, так как на Острове зверей и в “Полярном мире” животные содержались на больших территориях, в условиях, приближенных к естественным, без решеток и сеток, отгороженные от зрителей большим рвом с водой.
В зоопарке увеличилась коллекция животных, появились террариум и инсектарий, были созданы научно-исследовательская лаборатория экспериментальной биологии, ветеринарная и паразитологическая лаборатории, организовано экскурсионное бюро. Активно велась просветительская работа, читались лекции, собиравшие подчас тысячи человек.
В 1924 году при зоопарке под научным руководством П.А. Мантейфеля был образован Кружок юных биологов зоопарка (КЮБЗ), который благополучно дожил до нашего времени. За годы работы кружка его членами были более 1700 человек, 9 из которых впоследствии стали академиками, 40 профессорами, около 100 - докторами и более 200 - кандидатами наук. Среди выпускников КЮБЗа известные деятели культуры - писатели, художники, скульпторы: Николай Калабухов, Елена Ильина, Александр Кузякин, Вера Чаплина, Георгий Никольский, Борис Мантейфель, Лев Капланов и др.
“Мы помогали служителям убирать клетки, кормить зверей и птиц, научным сотрудникам - наблюдать животных, записывали в дневники их поведение, взвешивали звериных малышей и следили за их ростом”, - вспоминала об этом в книге “Питомцы зоопарка” одна из первых кюбзовок Вера Чаплина. Она была трудным подростком, воспитывалась в детдоме, и таких среди членов КЮБЗа было много.
Жизнью кружка управляло выборное бюро. Работа в зоопарке и теоретическая учеба шли параллельно. Кюбзовцы ухаживали за животными, водили экскурсии по зоопарку, помогали новичкам, приходившим в кружок. Многие из первых юннатов, окончив обучение, приходили на работу в зоопарк, оставаясь при этом активными членами КЮБЗа.
В 1934 году в Московском зоопарке прошли аресты. 12 кюбзовцев, составлявших ядро кружка, были репрессированы по обвинению в “связях с иностранными шпионами” (получали для зоопарка животных от немецкой зооторговой фирмы). Через два года из зоопарка был вынужден уйти П.А. Мантейфель. Но бывшие кюбзовцы, ставшие к этому времени влиятельными сотрудниками зоопарка (Н. Калабухов, С. Гуляев, В. Гринберг, В. Чаплина, Ф. Центилович), сумели воссоздать КЮБЗ в предвоенные годы.
В 1930-е годы в Московском зоопарке появились такие новаторские формы работы с животными, как площадка молодняка (1933) и секция выездных животных (1936) – их возили в больницы, школы, детские дома, библиотеки, дома престарелых с выступлениями, а также с агитационными и просветительскими целями. В 1938 году была создана лаборатория кормления, которая разрабатывала научно обоснованные рационы кормления животных зоопарка.
В 1936-1938 годах в Зоопарке проводились масштабные строительные работы: был полностью перестроен слоновник, сооружены бассейны для бегемотов, морских львов, тюленей. Обновленный вход в зоопарк украсили скульптурные группы животных работы В.А. Ватагина и Д.В. Горлова. К концу 1930-х годов в Московском зоопарке содержались уже 425 видов зверей, птиц, земноводных и рыб. Зоопарк стал одним из самых популярных мест отдыха москвичей: в 1938 году его посещаемость достигла 3 миллионов человек, что более чем в 10 раз превысило дореволюционный уровень.
В начале 1940-х годов Московский зоопарк был на подъеме. Но началась Великая Отечественная война. В ночь с 22 на 23 июля 1941 года, через месяц после ее начала, зоопарк подвергся первой бомбардировке, в результате которой сгорели управление, архивы, пожары возникали в обезьяннике и львятнике. В слоновник попала зажигательная бомба, горела крыша, и слоны сами вышли оттуда на горку, зашли в ров с водой и обливались из хоботов, а один из слонов – Шанго – набрал в хобот воды и тушил зажигательную бомбу, как из брандсбойта. Этот эпизод изображен на картине В.В. Трофимова.
На экстренном совещании директор зоопарка Т.Е. Бурделев принял решение отправить наиболее ценных животных - таких, как амурский тигр, ирбис, павиан, гамадрил, рысь, лев, пума и другие, - в Свердловск и Сталинград. Из крупных млекопитающих в Москве остались лишь совершенно ручная львица по кличке Кинули (Вера Чаплина, вырастившая Кинули в московской коммуналке, описала историю ее жизни в одноименной повести) и первый родившийся в зоопарке белый медвежонок по кличке Сынок.
Зоолог Михаил Колесников, отвечавший за животных, которые убыли в Сталинград, погиб, и судьба зверей осталась неизвестной. Но группа, направленная в Свердловск под руководством Веры Чаплиной, добралась до места в полном составе. Однако страшные военные условия не позволили сохранить всех животных: слон, носорог, шимпанзе и некоторые крупные кошки погибли в эвакуации.
С первых же дней войны коллектив зоопарка перестроил работу на военный лад. Главное внимание уделяли сохранению животных, изыскивали заменители для дефицитных кормов, строжайшим образом экономили средства, прилагали усилия по обороне зоопарка от налетов вражеской авиации. Даже в суровые дни октября-ноября 1941 года зоопарк не прекращал работу, за годы войны его посетило около 6 млн. человек. При больших хозяйственных трудностях за период военного времени он сдал в доход государству около 3 млн. рублей. Сотрудниками зоопарка в помощь фронту были собраны средства на танк.
П.А. Петряев писал: “Бывало, что командиры стремились использовать имеющийся у них один час от поезда до поезда для осмотра Московского зоопарка, им проводились экскурсии, все они проходили в зоопарк бесплатно. Бывали в зоопарке и представители высшего комсостава, даже генералы, которые подчас оказывали зоопарку посильную помощь – присылали с фронта на попутных машинах убитых лошадей для кормления животных”.
Вторую сильную бомбардировку зоопарк пережил в ночь с 4 на 5 января 1942 года. Как будто поняв, что не смогут взять Москву, и срывая злость на беззащитных животных, фашисты раз за разом утюжили бомбами его территорию. Начался пожар, погибли сотрудники, которые ценой своих жизней смогли спасти всех животных. Зоотехник по фамилии Канцер вспоминал: “ В ночь с 3 на 4 января 1942 года я был ответственным дежурным по зоопарку. Часов в десять вечера противник неожиданно начал бомбить нашу территорию. Не помню, была тревога или нет – я находился в это время в управлении, - как вдруг услышал взрывы фугасных бомб, правда, небольших. Одновременно было сброшено много зажигательных бомб. Когда я вышел из помещения, то увидел такую картину: весь львятник и обезьянник были в дыму и огне… Зажигалки пробили крышу и попали в помещение, где находилась человекообразная обезьяна по кличке Парис. Обезьяна была чрезвычайно напугана, рвала дверь, бросалась на решетку. Ночной огонь, блеск возбуждающе действовали на животных. Впечатление было такое, что обезьянник горит изнутри.
Наш работник Комарова Липа, пожарник, влезла на крышу и затушила эти зажигалки. Мы открыли помещение, проветрили его так, чтобы там не было дыма, и все обошлось благополучно… Не успели мы затушить львятник и обезьянник, как ко мне прибежал связной и сказал, что горит слоновник. В слоновнике у нас находятся наиболее ценные животные: слоны, бегемоты, жирафы… Там все стекла оказались выбитыми взрывной волной, из помещения валил пар, который служащие приняли за дым, и решили, что слоновник горит. Пожара не осталось, но, поскольку в этот день был сильный мороз, примерно 30 градусов, и там оставались ценные теплолюбивые животные, необходимо было немедленно забить окна. Буквально за какие-нибудь 20 минут пробоины были заделаны.
Погибла комендант зоопарка Данилова, которая бежала к телефонной будке, чтобы сообщить о бомбежке. Ее убило фугасной бомбой”.
Слоновник был практически разрушен, зоотехники с трудом выходили выживших животных. Снаряды попали в здание для копытных, расположенное на новой территории. Животных вывели из пылающего помещения. Во время атаки зажигательными бомбами зоологи находились неотлучно около своих подопечных. Своими личными вещами, одеялами они старались закрыть разбитые окна, чтобы животные не замерзли на январском морозе. Супруги Закусилло не покинули животных, даже когда увидели, как загорелся от зажигательной бомбы их дом (многие сотрудники тогда жили на территории зоопарка).
Мужчины ушли на фронт, и заботы о питомцах зоопарка пришлось взять на себя женщинам. Сотрудник зоопарка И.П. Сосновский 17-летним подростком в начале июля 1942 года добровольно ушел на фронт и служил в армии до октября 1946 года. Демобилизовался в звании гвардии капитана с должности начальника штаба отдельного батальона 1-го механизированного корпуса, был награжден орденами “Отечественная война” I и II степени и двумя орденами “Красная звезда”.
Штат сотрудников сократился втрое - до войны в зоопарке работало около 750 человек, во время войны осталось всего 225. Возросла нагрузка и повысилась ответственность. Заведующие секциями жили “на казарменном положении”, спали на полу прямо на своих рабочих местах, работали без выходных и отпусков. Заведующая секцией хищников Мирдза Крумина пережила со своими питомцами самый тяжелый начальный период войны и в 1942 году ушла на фронт, работала хирургической сестрой полевого госпиталя, вместе с ним прошла путь от Сталинграда до Праги, была награждена орденами и медалями.
В работе секции выездных животных наступил двухлетний перерыв, ее работа возобновилась лишь в 1943 году – животных возили по госпиталям, чтобы поднимать настроение раненым общением с ними. Автобус, принадлежащий зоопарку, забрали на нужды фронта, и животные выезжали на гужевом транспорте.
Зоопарк установил связь с ветеринарными учреждениями и получал по телефону сведения обо всех павших в Москве лошадях, их мясо шло на корм хищникам. Это позволило не только сохранить их, но и получить потомство. Сено во время войны заготавливали силами работников зоопарка. Когда шли бои под Москвой, из прифронтовой зоны его вывозили буквально под огнем. Летом косили траву на городских бульварах, большие заготовки сена – сотни тонн – были сделаны в Химках и Конобееве.
Были трудности со снабжением топливом и стройматериалами. Зимой 1941-го, в 1942 и 1943 годах сотрудники зоопарка заготавливали дрова для отопления, вырубая больные деревья в самом зоопарке и в Измайловском парке. В этой работе принимали участие и ученые, и работники администрации.
На Острове зверей военные оборудовали склад боеприпасов и установили зенитную батарею. “Амурских тигров эвакуировали, а волков, гиен, медведей перевели на Старую территорию в наружные клетки львятника, - вспоминала заведующая секцией хищных млекопитающих Г.Г. Богданович. - На Острове зверей осталась только одна бурая медведица Зойка, которая залегла в берлогу, ею же самостоятельно вырытую, так что её не стали трогать”. Еще одну зенитную батарею расположили на территории современного Детского зоопарка.
С приближением Победы жизнь зоопарка входила в привычное русло. Г.Г. Богданович вспоминает: “В 1943 году появились первые малыши: родился бегемот, детеныш у павианов сфинксов и щенки у динго и енотовидных собак. В 1944–1945 годах начали поступать новые животные по репарации из сохранившихся зверинцев и животные-подарки (главным образом от военных и полярников). Из подмосковных лесов приносили молодняк зверей и птиц. Детенышей выкармливали на Площадке молодняка, а затем передавали на экспозицию”.
В послевоенное время зоопарк продолжал вести просветительскую и научную работу. Крепли связи с зарубежными зоопарками, велась активная работа по разведению редких видов в неволе. С 1951 по 1977 год зоопарком руководил фронтовик И.П. Сосновский. В эти годы коллекция животных не только восстановилась, но и превзошла довоенный уровень, соответственно, им понадобились новые помещения. 100-летний юбилей зоопарка в 1964 году был отмечен обустройством нового главного входа, очисткой прудов, ремонтом некоторых зданий.
Спустя еще 26 лет, в 1990 году, началась реконструкция зоопарка, в процессе которой было построено более 50 новых объектов и обновлены практически все инженерные коммуникации. Все это, естественно, создавало трудности в содержании животных, но зоопарк не закрывался для посетителей. Завершение реконструкции состоялось к празднованию 850-летия со дня основания Москвы.
В 2014 году Московский зоопарк отметил 150-летний юбилей. В течение года проводилась масштабная реконструкция, которая постепенно обновила облик зоопарка. Были реконструированы пруды на Старой территории, круг катания на пони, отремонтированы вольеры. В ранее пустующих помещениях открылись выставки “Тропический лес и таинственный мир амфибий“, “Удивительный мир рептилий”, открылась оранжерея - более 100 видов тропических растений и несколько десятков видов экзотической фауны.
Символом Московского зоопарка благодаря своей необычной внешности стал манул. Его золотое изображение находится прямо над входом в зверинец. Это один из самых своеобразных представителей семейства кошачьих. Его мех является самым густым среди представителей семейства кошек. Отчасти мех сделал манула объектом охоты и поставил на грань исчезновения. В настоящее время на всей территории России осталось не более 3000 тысяч особей, манул занесен в Красную книгу России. До сих пор этот хищник мало изучен, так как ведет скрытный образ жизни и расселен в малодоступных для исследователей районах (республика Тыва, Алтай и Читинская область).
Первые манулы появились в Московском зоопарке в 1949 году. С 1957 года этот вид представлен в коллекции постоянно. С 1975 года манулы в Московском зоопарке регулярно размножаются. С тех пор на свет здесь появилось более 140 детенышей. Сейчас “московские” манулы живут во многих зоопарках Америки и Европы.
В 2010 году Евроазиатской региональной ассоциацией зоопарков и аквариумов (ЕАРАЗА) разработала на базе коллекции Московского зоопарка большую научно-производственную Программу “Изучение, сохранение и размножение манула”. В результате Зоопарк получил разрешение на отлов в дикой природе восьми манулов. В Забайкалье были отловлено три самца и пять самок. Большинство животных имело низкий, а трое - критический вес. Им фактически спасли жизнь, забрав их в зоопарк. Самый старший и крупный самец был к тому же травмирован и не мог охотиться. Правда, одну из самок пришлось оставить в дикой природе, так как она отказывалась от еды.
В 2013 году у трех самок появилось на свет потомство. Одну из мам, самую добродушную и спокойную, вместе с котенком высадили в экспозиционный вольер. Котенок сначала прятался в домике, но затем стал выходить к зрителям. Сотрудники секции принесли для него большой ствол дерева с дуплом, от которого он пришел в восторг и периодически отдыхает теперь в дупле, свернувшись калачиком.
На данный момент Московский зоопарк является не просто местом для прогулок и развлечений горожан, но и своего рода исторической достопримечательностью столицы, построенной в позапрошлом веке. На территории Зоопарка расположены Пресненские пруды, причём Большой пруд существовал и в момент основания зоопарка. На этом пруду содержится основная часть коллекции водоплавающих птиц Московского зоопарка. Они живут здесь и летом и зимой, потому что с помощью мощных компрессоров в зимнее время в пруду поддерживается незамерзающая полынья.
Обитатели пруда - жители различных широт, но всех их объединяет то, что их жизнь тесно связана с водой. На пруду сооружены специальные небольшие острова - искусственные сооружения, расположенные на бетонном основании. На них устроены домики - место гнездовий для птиц. Когда появляется потомство, птиц редких видов вместе с птенцами отлавливают и переносят в закрытые сеткой вольеры напротив бассейна с моржами. Это делается для защиты птенцов от охотящихся на них ворон.
В большом желто-голубом здании в восточном стиле находится Слоновник. Там живут три азиатских слона: один самец и две самки. Они приехали в Московский зоопарк из Вьетнама в 1985 году. На Старой территории, недалеко от Большого пруда, есть круглогодичный павильон “Кошки тропиков” (его хозяева – белые тигры и ягуары), недалеко от него ряд вольер под названием “Кошачий ряд”. Отдельно в большом вольере живут гепарды.
На Новой территории расположен "Дом приматов", или "Обезьянник". Это один из самых больших и красивых павильонов Зоопарка, где живут около 30 видов обезьян. Экспозиция “Полярный мир” существует в московском зоопарке с момента открытия Новой территории 3 октября 1926 года. Здесь обитают жители крайнего Севера - полярные совы и белые медведи. В зоопарке большой серпентарий.
Живым символом зоопарка является жираф Самсон Гамлетович Ленинградов. Он родился в Ленинградском зоопарке 5 августа 1993 года. Родителями его были выходец из Дании жираф Гамлет и жирафа Луга. Кстати, мать Самсона, Луга, прожила в Ленинградском зоопарке 35 лет и умерла 15 февраля текущего года. Она была по состоянию на 2016 год старейшим из живущих жирафов мира.
В возрасте двух лет Самсон переехал в Москву и поселился в отдельном вольере “Дом жирафа”, самом старом на “старой” территории (он построен ещё в 1892 году). Самсон, единственный из обитателей зоопарка, носит полное имя. Он очень популярен у посетителей, несмотря на то, что в зоопарке есть и другие жирафы, проживающие вместе с зебрами. С младенчества Самсон дружит с людьми, которые очень любят его и заботятся о нём. Рост его около 5 метров, вес - около 700 килограммов.
Первоначально в пару к Самсону выбрали жирафу Любу, подаренную зоопарку меценатами из Франции по фамилии Вильденштейн. Однако при перевозке из американского Центра по разведению диких животных она сломала ногу и в итоге погибла. В октябре 2004 года Любовь и Алек Вильденштейн приобрели Самсону новую пару – Досю. Ей было чуть больше года, жирафы привязались друг к другу, но однажды утром Досю нашли мёртвой. Возможно, это была аллергическая реакция на прививку от сибирской язвы. Больше пару Самсону подобрать не пытались.
По случаю 20-летия Самсона Гамлетовича в августе 2013 года в Московском зоопарке были запланированы торжества. Однако 9 июля 2013 года в результате перегрузки обрушился двухметровый деревянный помост, предназначенный для кормления жирафа посетителями. На время дождя Самсона из открытого вольера перевели в закрытое помещение, а помост для кормления жирафа накрыли тканью. Но некоторые посетители решили забраться на деревянную конструкцию, которая не выдержала веса людей. Пострадало 13 человек, в том числе трое детей, один из которых сломал ногу. С переломами они были доставлены в больницы города. От праздника отказались, возможно, свое 25-летие в 2018 году Самсон отметит более успешно.
Сегодня в зоопарке не только демонстрируют около 8860 животных, принадлежащих к 1100 видам, многие из которых занесены в Красную книгу России и Красную книгу мира, но и работают над экологией, сохранением фауны, ведут научную и просветительскую деятельность. Просвещение является одним из основных направлений работы зоопарка. Сегодня здесь существуют кружки для детей разного возраста (по-прежнему работает КЮБЗ, организован биологический кружок “Манулята”, действует студия художественных искусств), детский и взрослый лектории. Лекции читают именитые и молодые учёные, а также работники заповедников и сотрудники самого зоопарка. С 2013 года в зоопарке проводятся новогодние мероприятия. 24 ноября 2016 года в Московском зоопарке был организован проект “Зоополис”: проводились мастер-классы, экскурсии, новогодний спектакль.
Каждый человек или организация может стать опекуном полюбившегося животного. Для этого с зоопарком заключается договор о благотворительной помощи. Согласно договору опекун оплачивает кормление и содержание выбранного животного. Содержание составляет 50 % от стоимости кормления. Опекуны могут получить „свидетельство“ об опекунстве любимых животных, посещать опекаемое животное по предварительной договоренности и в сопровождении, размещать на клетке информационную табличку.
Зоопарк открыт круглый год, за который его посещает около 3,5 миллионов гостей.