понедельник, 27 марта 2017 г.

Московский Большой театр. Часть II

Конец XIX - начало ХХ века характеризуется творческим подъемом в Большом театре. Все большую популярность приобретает музыкальное искусство. Основное внимание по-прежнему уделялось произведениям зарубежных композиторов: в 1898 году впервые на русском языке была поставлена “Кармен” Ж. Бизе, в 1899-м – “Троянцы в Карфагене” Г. Берлиоза, ставились произведения Р. Вагнера, Р. Леонкавалло, П. Масканьи, Дж. Пуччини. Но осуществлялись и новые постановки опер русских композиторов - П.И. Чайковского, М.П. Мусоргского, Н.А. Римского-Корсакова, А.П. Бородина, А.С. Даргомыжского, А. Рубинштейна. В 1912 Ф.И. Шаляпин поставил в Большом оперу М. Мусоргского “Хованщина”.

Главными исполнителями этого периода стали блестящие оперные певцы - Е.А. Семёнова, Е.А. Лавровская, Е.Г. Азерская, М.Г. Гукова, А.В. Нежданова, Н.А. Преображенский, И.А. Алчевский, Ф.И. Шаляпин, Л.В. Собинов. В этот период с театром активно сотрудничал Сергей Рахманинов, который был не только прекрасным композитором, но и выдающимся оперным дирижёром.
Однако балет Большого театра того времени значительно проигрывал петербургскому. Несмотря на наличие сильных танцовщиков (Л. Н. Гейтен, Л. А. Рославлева, Н. Ф. Манохин, Н. П. Домашёв), в какой-то момент стоял даже вопрос о ликвидации труппы, в 1882 году сокращённой вдвое. Причиной тому отчасти было малое внимание к балетной труппе Большого, считавшейся тогда провинциальной.
Свежую струю внес балетмейстер А.А. Горский, деятельность которого (1899-1924) ознаменовала целую эпоху в развитии балета Большого театра. Хореограф стремился насытить спектакли драматическим содержанием, добивался логики и стройности действия, исторической достоверности. Лучшими постановками Горского стали “Дочь Гудулы” А.Ю. Симона (1902 год), “Саламбо” А.Ф. Арендса (1910 год), “Любовь быстра!” Э. Грига (1913 год), большое значение имели также новые прочтения классических балетов (“Дон Кихот” Л. Минкуса, “Лебединое озеро” П. И. Чайковского, “Жизель” А. Адана).
В.И. Семенов
Последний спектакль Императорского Большого театра состоялся 28 февраля 1917 года, и уже 13 марта открылся Государственный Большой театр. Свой первый сезон - 1917/1918 - он открыл 21 ноября (4 декабря) 1917 года оперой “Аида”. За сезон театр дал 170 оперных и балетных спектаклей. В годы гражданской войны труппа театра была полностью сохранена.
С 1919 года Большой театр стал называться академическим, но даже это не давало ему гарантии безопасности. В течение пяти лет после революции продолжались споры о том, должен ли существовать Большой театр в новом обществе, и многие высказывались за его закрытие. Однако в 1922 году Президиум ВЦИК постановил считать закрытие театра хозяйственно нецелесообразным.
С 1918 года оркестр Большого театра давал циклы симфонических концертов при участии солистов-певцов. Параллельно шли камерные инструментальные концерты и концерты певцов. В 1920 году в бывшем императорском фойе открылся концертный зал - так называемый Бетховенский. Свое название он получил в честь 150-летия со дня рождения великого немецкого композитора. Зал был рассчитан на 320 зрителей, по акустическим свойствам он был одним из лучших в столице. Интерьер его был создан в стиле Людовика XV – староитальянская лепка на потолке, обитые шелком стены, хрустальные люстры, полы из маньчжурского ореха. На сцене Бетховенского зала выступали Вера Дулова, Эгон Петри, Святослав Кнушевицкий, Надежда Обухова и другие знаменитые солисты.
В 1921 году здание театра обследовала комиссия, включающая видных московских архитекторов А.В. Щусева, И.П. Машкова, С.Ф. Воскресенского и И.В. Жолтовского, и пришла к выводу, что полукольцевая стена зрительного зала, которая служила опорой для сводов коридоров и всего зрительного зала, находится в катастрофическом состоянии. Работы по укреплению стены под руководством И.И. Рерберга начались в августе-сентябре 1921 года и продолжались в течение двух лет. Позднее, в 1928 году, с целью ликвидации ранговой иерархии посетителей архитектор П.А. Толстых перепланировал ряд лестниц и других помещений здания. В 1924 году открылся филиал Большого театра в помещении бывшей частной оперы С.И. Зимина на Большой Дмитровке. На этой сцене спектакли шли до 1959-го.
В 1920-е годы на сцене Большого театра появляются оперы советских композиторов – “Трильби” А.И. Юрасовского (1924), “Любовь к трём апельсинам” С.С. Прокофьева (1927), “Сын солнца” С.Н. Василенко (1928) и др. Состоялись новые постановки опер Р. Вагнера “Золото Рейна” (1918), “Лоэнгрин” (1923), “Нюрнбергские мейстерзингеры” (1929), оратории Г. Берлиоза ”Осуждение Фауста” (1921), впервые были поставлены оперы “Саломея” Р. Штрауса (1925) и “Чио-Чио-сан” Дж. Пуччини (1925).
В 1925 году балетмейстер К.Я. Голейзовский поставил на сцене Филиала Большого театра балет “Иосиф Прекрасный” С.Н. Василенко с конструктивистским оформлением Б.Р. Эрдмана. Балет содержал немало новшеств в отборе и сочетании танцевальных движений и построении групп. Официально признанным достижением Большого театра считалась постановка В.Д. Тихомирова и Л.А. Лащилина “Красный мак” на музыку Р.М. Глиэра (1927 год), где злободневное содержание было облечено в традиционную форму (балетный “сон”, каноническое па-де-де, элементы феерии).
В 1935 году с большим успехом у публики прошла премьера оперы Д.Д. Шостаковича “Леди Макбет Мценского уезда”. Однако это произведение, высоко оценённое советскими и зарубежными ценителями, вызвала резкое неприятие власти. Хорошо известна статья “Сумбур вместо музыки”, приписываемая И.В. Сталину и ставшая причиной исчезновения этой оперы из репертуара Большого.
В 1930-х годах в Большой театр перешли балетмейстеры, балетные педагоги и артисты из Ленинграда. Питерцы М.Т. Семёнова и А.Н. Ермолаев стали ведущими исполнителями наряду с москвичами О.В. Лепешинской, А.М. Мессерером, М.М. Габовичем. В репертуар были включены балеты “Пламя Парижа” В.И. Вайнонена и “Бахчисарайский фонтан” Р.В. Захарова (оба на музыку Б.В. Асафьева). В 1937 году Большой театр был награждён орденом Ленина, а его крупнейшие мастера удостоены звания “Народный артист СССР”.
В апреле 1941 года Большой театр закрылся для проведения необходимых ремонтных работ. Генеральный план реконструкции Москвы 1940-41 годов предусматривал снос всех домов за Большим театром вплоть до Кузнецкого моста. На освободившейся территории планировалось построить необходимые для работы театра помещения.
Но 22 июня на территорию советского государства вторглись гитлеровцы. Здание Большого театра изменило свой вид при помощи маскировки, чтобы немецкие летчики не могли распознать его сверху при бомбежке. Часть коллектива Большого уехала в эвакуацию в Куйбышев, где в 1942 году состоялась премьера оперы Дж. Россини “Вильгельм Телль”, часть осталась в Москве и продолжала играть спектакли на сцене филиала на Большой Дмитровке. Представления нередко прерывались из-за бомбежек, зрители бежали в бомбоубежище.
Многие артисты в составе фронтовых бригад выезжали на передовую, где своими выступлениями поднимали дух отступающих советских войск. Они были с частями Советской Армии, когда они зимой 1942 года перешли под Москвой в контрнаступление, прошли с ними всю войну и дошли до Берлина. В день победы 9 мая 1945 года ведущие мастера оперы и балета Большого театра приняли участие в грандиозном концерте, данном на ступенях поверженного рейхстага.
За все время войны на фронт выезжало 16 бригад артистов театра, которые дали около 2000 концертов. Артисты Большого театра выступали на агитационных и мобилизационных пунктах, в военкоматах, госпиталях. Всего за период войны они дали свыше 10 000 шефских концертов. Некоторые из членов труппы сами ушли на фронт.
22 октября 1941 года в четыре часа дня бомба попала в здание Большого театра на площади Свердлова. Взрывная волна прошла между колоннами портика, пробила фасадную стену и произвела большие разрушения в вестибюле. Несмотря на сложную обстановку на фронте - шли жестокие бои на ближних подступах к столице - и лютый холод зимы 1941/1942 годов, в театре начались восстановительные работы, которые закончились осенью 1943 года.
Большой труд вложил в дело реставрации здания в военные годы архитектор А.П. Великанов. Он выполнил контрастную окраску кольцевых коридоров партера. Внешний коридор был окрашен в светлый охристый тон, а примыкавший к стене партера - в красный, создавший мягкий переход от лаконичной архитектуры коридоров к нарядному убранству зрительного зала. Несмотря на отсутствие многих необходимых для реставрации материалов, была произведена позолота орнаментального декора зрительного зала. Полностью были восстановлены фасады театра. Фигуры муз восстанавливали скульпторы М.С. Рукавишников и С.В. Кольцов.
В июле 1943 года артисты Большого театра вернулись в Москву. Театр возобновил свою деятельность постановкой оперы “Жизнь за царя” под новым названием “Иван Сусанин”. С нее сняли клеймо монархической и антинародной, а новая постановка (либретто С.М. Городецкого) подчеркнула патриотическую сущность этого произведения.
Галина Уланова
Выполняя долг перед Родиной, работники театра отдавали значительную часть выручки от проведения спектаклей и концертов в Фонд обороны страны, на постройку танков и самолетов. На посылки бойцам Красной Армии они собрали более 3 300 000 рублей из личных средств.
Окончание войны театр отметил яркими премьерами балетов С.С. Прокофьева “Золушка” (1945, балетмейстер Р.В. Захаров) и “Ромео и Джульетта” (1946, балетмейстер Л.М. Лавровский), где в главных партиях выступала Г.С. Уланова, перешедшая в Большой из ленинградского Кировского театра в 1944 году.
Галина Уланова родилась в Санкт-Петербурге, в семье артистов балета Мариинского театра. В 1928 году она окончила Ленинградское хореографическое училище и была принята в труппу ленинградского Театра оперы и балета (бывшего Мариинского, позднее – имени Кирова). Через год, в возрасте 19 лет, Уланова станцевала свою первую ведущую партию - Одетту-Одиллию в “Лебедином озере”. В 1930-1940 годах ее партнером был К.М. Сергеев, их дуэт считается образцовым в истории русского балета.
В 1944-1960 годах Галина Уланова была ведущей балериной Большого театра, где блистала в “Бахчисарайском фонтане” (1944), “Лебедином озере”, “Ромео и Джульетте” (1947), и др. Вершиной трагедийного танца Улановой стала роль Жизели (особенно сцена сумасшествия). Она принимала участие в первых гастролях Большого театра в Лондоне в 1956 году, где танцевала Жизель и Джульетту и имела триумфальный успех, равный успеху Анны Павловой в начале ХХ столетия. “Она - гений русского балета, его неуловимая душа, его вдохновенная поэзия”, – говорил об Улановой Сергей Прокофьев.
В 1960 году, в последний раз станцевав “Шопениану”, Уланова закончила карьеру балерины, но продолжала работать в Большом театре балетмейстером-репетитором. Среди её учеников с 1960 по 1997 годы - целая плеяда звезд: Екатерина Максимова, Владимир Васильев, Нина Семизорова, Людмила Семеняка, Малика Сабирова, Николай Цискаридзе. Уланова работала также с солистами Парижской “Гранд Опера”, Гамбургского балета, Шведского Королевского балета, Австралийского балета, артистами балетных трупп Японии.
Главной ролью в жизни Галины Сергеевны была Джульетта: “Долго ни с кем из своих учениц я не могла начать готовить партию Джульетты. Прощание с ней - всё равно что с живым человеком. Однажды я была в Италии, нас повезли в Верону. В Вероне я постояла перед балконом Джульетты, у памятника над склепом. И вот здесь, у склепа Джульетты, я почувствовала, что никогда уже не буду танцевать, это было очень грустно… Будто через что-то перешла… Был вечер, когда я позвонила Кате Максимовой: завтра начинаем репетировать Джульетту”.
В 1964 году главным балетмейстером московского Большого театра стал Юрий Николаевич Григорович, занимавший этот пост более тридцати лет, вплоть до 1995 года. Стиль управления Григоровичем балетной труппой Большого театра определяли как авторитарный, его самого нередко называли диктатором. Несмотря на то, что период 1960-1980-х годов стал периодом расцвета Большого театра, богатого яркими индивидуальностями, демонстрировавшего во всём мире свой постановочный и исполнительский стиль, преобладание постановок Григоровича привело к однообразию репертуара.
Майя Плисецкая
Главному балетмейстеру пытались противостоять Владимир Васильев и Майя Плисецкая, которые хотели ставить в театре свои спектакли и видели себя в другом репертуаре, причем с годами противостояние их “партии” и “партии Григоровича” лишь усиливалось. После ухода Галины Улановой одной из основных балетных звезд Большого была Майя Плисецкая. Она являлась представительницей театральной династии Мессерер – Плисецких. Родители Майи были репрессированы, и ее удочерила тётя по материнской линии, солистка балета Большого театра Суламифь Мессерер. В 1943 году, после окончания Московского хореографического училища, Майя Плисецкая была принята в труппу Большого театра.
Майя Михайловна создала свой собственный стиль, отличающийся изяществом, выразительностью, страстностью, динамикой, законченностью не только каждого жеста, но и всего рисунка партии в целом. Ее руки в “Лебедином озере” сравнивали с зыбью воды, с переливающимися волнами, с изгибами лебединых крыльев. Критик парижской газеты “Фигаро” утверждал, что она делает это “не по-человечески” и что, “когда Плисецкая начинает волнообразные движения своих рук, уже больше не знаешь – руки это или крылья, или руки ее переходят в движения волн, по которым уплывает лебедь”.
С самого начала своей сценической жизни балерина проявляла редкий трагедийный талант. Она танцевала Одетту и Одиллию в “Лебедином озере”, Джульетту в “Ромео и Джульетте”, Хозяйку Медной горы в “Каменном цветке”, Эгину и Фригию в “Спартаке”. В 1967 году специально для нее были поставлены балет “Кармен-сюита” (кубинский балетмейстер А. Алонсо, музыка Жоржа Бизе в обработке Родиона Щедрина), а позднее миниатюры “Прелюдия” и “Гибель розы”. В 1980-х годах Плисецкая и ее муж, композитор Р. Щедрин проводили много времени за границей, где она работала художественным руководителем Римского театра оперы и балета (1983-1984), а затем Испанского национального балета в Мадриде (1988-1990).
Майя Плисецкая
В 1990 году, в возрасте шестидесяти пяти лет, вместе с Екатериной Максимовой, Владимиром Васильевым и некоторыми другими артистами Майя Плисецкая была уволена из Большого театра Юрием Григоровичем, что вызвало большой общественный резонанс. После этого она не оставила сцену, продолжая участвовать в концертах, давала мастер-классы и вообще отличалась феноменальным творческим долголетием. На все вопросы о том, как удается ей так молодо и хорошо выглядеть, знаменитая балерина отвечала: “Диета одна – ничего не жрать. Других способов выглядеть хорошо люди еще не придумали”.
В 1961 Большой театр получил новую сценическую площадку – Кремлевский Дворец съездов, что способствовало более широкой деятельности балетной труппы. В 1960-1970-е годы на сцене Большого театра выступали такие звезды балета, как М.М. Плисецкая, Е.С. Максимова, В.В. Васильев, Н.И. Бессмертнова, М.Э. Лиепа, А.Б. Годунов. Ведущие мастера оперной и балетной трупп Большого театра выступали во многих странах мира - Италии, Канаде, Польше, ГДР, Франции, Японии, Австрии, Венгрии.
В 1970-х - 1980-х годах для оперного репертуара Большого характерно стилевое многообразие: от опер 18 века (“Юлий Цезарь” Г. Ф. Генделя (1979); “Ифигения в Авлиде” К.В. Глюка, (1983), оперной классики 19 века (“Золото Рейна” Р. Вагнера, 1979) до советской оперы (“Мёртвые души” Р.К. Щедрина (1977); “Обручение в монастыре” С.С. Прокофьева, 1982). В оперной труппе тех лет выделяются имена И.К. Архиповой, Г.П. Вишневской, Е.В. Образцовой, З.Соткилавы, В.Н.Редькина, В.А.Маторина, Т.С.Ерастовой, М.А.Шутовой, Е.Е.Нестеренко.
Ирина Архипова родилась в Москве в семье известного инженера Константина Ветошкина. Несмотря на свою техническую профессию, отец Ирины был музыкально одаренным человеком и играл на различных инструментах, а мать пела в хоре Большого театра, поэтому Ирина с детства любила музыку и ходила в музыкальную школу, а позже начала посещать школу имени Гнесиных. Елена Фабиановна Гнесина, прослушав юную пианистку, направила ее в класс своей сестры Ольги. Отличная музыкальность, хорошие руки помогли девочке “перескочить” из четвертого класса прямо в шестой. Параллельно с занятиями на фортепиано Ирина пела в хоре музыкальной школы.
"Впервые оценку своему голосу я узнала на уроке сольфеджио от педагога П.Г. Козлова, - вспоминала Ирина Константиновна. - Мы пели задание, но кто-то из нашей группы при этом фальшивил. Чтобы проверить, кто же это делает, Павел Геннадьевич попросил каждого ученика спеть отдельно. Дошла очередь и до меня. От смущения и страха, что надо петь одной, я буквально съежилась. Хотя я спела интонационно чисто, но так волновалась, что голос звучал не по-детски, а почти по-взрослому. Педагог стал внимательно и заинтересованно прислушиваться. Мальчишки, тоже услышавшие в моем голосе что-то необычное, засмеялись: “Наконец-то нашли фальшивившего”. Но Павел Геннадьевич резко прервал их веселье: “Напрасно смеетесь! Ведь у нее голос! Может быть, она будет знаменитой певицей”.
Ирина Архипова
С началом войны семья уехала в Ташкент, где в 1942 году Ирина поступила в Архитектурный институт. В послевоенные годы она начала учиться в вокальной студии при институте, где произошло настоящее знакомство будущей певицы с оперным искусством. Впоследствии, работая архитектором, она поступила на вечернее отделение Московской консерватории. В 1951 году состоялся дебют молодой певицы на радио. А через год она перевелась на дневное отделение консерватории и начала работать над дипломной программой. Выступление Ирины в Малом зале консерватории экзаменационная комиссия оценила высшим баллом. Архиповой предложили остаться в консерватории и рекомендовали для поступления в аспирантуру.
Окончив учебу в консерватории, Архипова пыталась пройти прослушивание в Большом театре, но эти попытки были неудачными. Тогда она отработала год в Свердловском театре оперы и балета и подала заявку на участие в международном конкурсе вокала. Конкурс Ирина выиграла. Она работала в театре, побеждала на конкурсах, пела в Кремле и в результате в 1956 году приказом Минкульта СССР была переведена в Большой театр. Первым ее выступлением стала партия Кармен совместно с болгарским певцом Любомиром Бодуровым, за ней последовали партии Амнерис (“Аида”), Элен (“Война и мир”), Мэг (“Фальстаф”). Ирине Архиповой было свойственно глубокое внутреннее раскрытие образа и продуманность интерпретации, она обладала даром сценического перевоплощения.
После этого последовали гастроли по странам Европы. Ирина Константиновна выступала на сценах ведущих театров мира: “Ла Скала” (Милан), Королевский театр Ковент-Гарден (Лондон), Метрополитен-опера, Карнеги-холл (Нью-Йорк), театр “Колон” (Буэнос-Айрес), Опера Гарнье (Париж), Опера Сан-Франциско, театр “Комунале” (Болонья), античный амфитеатр в Оранже, театр Ирода Аттика (Афины).
После вечера русских романсов в Риме был подписан договор о стажировке в Италии первых русских вокалистов. Росло количество стран и городов, где выступала Ирина Архипова. В ее камерном репертуаре было свыше 800 произведений русских, советских и зарубежных композиторов. Архипову называли царицей русской оперы и лучшей Кармен в мире.
Всю свою жизнь Ирина Константиновна посвятила служению любимому делу, и именно поэтому она считала свою жизнь счастливой: “Я была счастлива своими родителями, своими близкими, своими друзьями, счастлива своими учителями и своими учениками. Я всю жизнь занималась любимым делом, объездила почти весь мир, встречалась со многими выдающимися личностями, имела возможность делиться с людьми тем, чем одарила меня природа, ощущать любовь и признательность своих слушателей и чувствовать, что мое искусство нужно многим. А ведь это так важно каждому из нас - знать о своей нужности”.
В 1975 году к празднованию 200-летия Большого театра были проведены реставрационные работы в зрительном и Бетховенском залах. Однако главные проблемы - неустойчивость фундаментов и нехватка помещений внутри театра - решены не были. В 1987 году постановлением Правительства СССР было принято решение о необходимости срочной реконструкции Большого театра. Однако было понятно, что в целях сохранения труппы театр не должен прекращать творческую деятельность. Для этого необходим был филиал. Однако прежде, чем был заложен первый камень в основание его фундамента, прошло восемь лет, и еще семь лет здание строилось.
29 ноября 2002 года Новая сцена на Большой Дмитровке открылась премьерой оперы “Снегурочка” Н. Римского-Корсакова. Во время реконструкции Основной сцены, с 2005 по 2011 год, на ней исполнялся весь оперный и балетный репертуар Большого театра. В настоящее время на Новой сцене исполняются спектакли из репертуара Большого театра, проводятся гастроли российских и зарубежных театральных коллективов.
1 июля 2005 года Основная сцена Большого театра закрылась на реконструкцию, которую первоначально предполагали завершить в 2008 году. Последним спектаклем перед закрытием стала опера М. Мусоргского “Борис Годунов” (30 июня 2005 года). В итоге открытие главной сцены страны после ремонта произошло 28 октября 2011 года.
Площадь Большого театра увеличилась в два раза и составила 80 тысяч м2, появилась подземная часть, была восстановлена уникальная акустика зала, который вмещает 1768 человек (до реконструкции – 2100). Сцена имеет объем шестиэтажного дома, все процессы в котором компьютеризированы. Появилось 17 лифтов с кнопками этажей от 10-го до 4-го. Восстановлены росписи в Белом фойе. Жаккардовые ткани и гобелены в Круглом зале и Императорском фойе реставрировали вручную в течение 5 лет. На новом занавесе вышиты двуглавый орел и слово “Россия”.
Современный Большой театр включает в себя оперную и балетную труппы, сценно-духовой оркестр и оркестр Большого театра. Имена оперной и балетной школы –достояние всей России и всего театрального мира. Более 80 артистов удостоены звания Народных артистов СССР в советский период, звание Героя Социалистического труда получили восемь мастеров сцены - И. Архипова, Ю. Григорович, И. Козловский, Е. Нестеренко, Е. Светланов и известные всему миру балерины – Г. Уланова, М. Плисецкая и М. Семёнова. Многие артисты являются народными артистами Российской Федерации.
В репертуаре Большого театра сохраняются многие классические постановки оперных и балетных спектаклей, но при этом театр стремится к новым экспериментам. В сфере балета созданы постановки произведений Д. Шостаковича “Светлый ручей” (2003) и “Болт” (2005). К работе над операми привлекаются драматические и кинорежиссёры (А. Сокуров, Т. Чхеидзе, Э. Някрошюс и другие).
Однако некоторые постановки Большого театра последнего десятилетия вызвали неодобрение некоторой части публики и заслуженных мастеров Большого. Скандал сопутствовал мировой премьере оперы Л. Десятникова “Дети Розенталя” (2005), во многом в связи с репутацией автора либретто, писателя-постмодерниста Владимира Сорокина, в произведениях которого встречаются сцены насилия, педофилии и т.д. Спектакль вызвал сильный резонанс, у стен театра проходили пикеты и акции протеста. Однако в 2006 году постановка получила специальный приз жюри на фестивале "Золотая маска", а в 2009-ом Леонид Десятников занял пост художественного руководителя театра, правда, оставался на нем всего лишь год.
Новый спектакль “Евгений Онегин” (2006, режиссёр Дмитрий Черняков) имел успех у публики, однако его неприятие выразила знаменитая певица Галина Вишневская, отказавшись отмечать свой юбилей на сцене Большого, где происходят подобные постановки. Ее сторонники были возмущены современными костюмами, непохожестью нового Ленского на пушкинского персонажа и тем, что Онегин убивает его в результате неосторожного обращения с оружием, а не в драматической сцене дуэли. Многие зрители до сих пор считают, что, раз сцена Большого театра - место сакральное, то и форма спектакля на ней должна оставаться классической. Несмотря на это, в 2008 году спектакль получил "Золотую маску" в номинации "Работа режиссера в опере" и стал визитной карточкой Большого театра во всем мире.
В марте 2010 года Большой театр совместно с компанией “Веl Air Media” начал транслировать свои спектакли в кинотеатрах мира. 11 марта 2012 года совместно с компанией “Google Russia” Большой театр начал трансляцию балетных постановок на канале “YouTube" на территории России.



Читать дальше...