понедельник, 5 июня 2017 г.

Голландский сад в Лефортово

Усадьба Николаса Бидлоо в Лефортово (рисунок Бидлоо).
При Петре I Немецкая слобода превратилась в аристократическое предместье Москвы. Здесь Петр познакомился с будущим закадычным другом Францем Лефортом. Когда в 90-е годы XVII в. Петр Великий начал проводить военные реформы, он передал земли по левобережью Яузы под военные слободы Преображенского, Семеновского и Лефортовского полков.
Так была заложена слобода, получившая название "Лафортовской". Застройка левого берега Яузы началась с того, что один из самых доверенных людей Петра — боярин Федор Алексеевич Головин в 1701 г. купил двор у вдовы торгового иноземца напротив Лефортовского дворца и отстроил усадьбу в европейском стиле. В 1721 г. император выкупил ее у наследников Головина, и поручил обустройство своего нового дворца Николаю Бидлоо.

Николас Бидлоо родился около 1670 года в Амстердаме в семье известного аптекаря и ботаника, получил степень доктора в Лейденском университете и, согласно контракту, подписанному с русским послом Матвеевым 16 марта 1702 года на шесть лет, Бидлоо согласился работать в Москве в качестве личного врача Петра I. В Нидерланды Бидлоо больше не вернулся, а в 1707-м году стал директором первого московского госпиталя (ныне Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко).
Загородный дом. Рисунок Бидлоо
В 1710-м году голландец получил от Петра участок рядом с госпиталем, построил там усадьбу и разбил собственный сад, который назвал «Малым Эрмитажем». Здесь все напоминало о Голландии: чарующий вид на реку, сочетание утилитарного сада (прямоугольных участков с овощами, зеленью и плодовыми деревьями) и декоративного сада с прудами, гротами, классическими скульптурами, вазами и живыми изгородями. Этот четкий и ясный порядок резко контрастировал с нетронутой природой на берегу реки. «Малый Эрмитаж» следовал традициям нидерландских садоводов-любителей Симона Схейнфута и Питера де ла Кура, которым принадлежат важные трактаты по садовому искусству. Усадьба Бидлоо очень нравилась царю, и он поручил ему переделать старый Головинский сад в царскую загородную резиденцию на Яузе.
Петр хотел превратить имение в «водяной сад» с дугообразными мостиками, искусственными островками и менажериями (птичьими клетками). В 1722-23 годах Бидлоо занимался проектированием, а в 1724-м году развернулось строительство.
Бидлоо искусно использовал природный перепад высот, чтобы добиться эффектных игр неподвижной, бьющей и падающей воды. Сад в его исполнении напоминал холмистый парк Розендал недалеко от Арнема. Голландец проложил дамбы и каналы, придумал, как чередовать открытые пространства и беседки, расставил повсюду вазы и скульптуры.
К сожалению, по мере развития города, Лефортовский парк (бывший Головинский сад) изменился почти до неузнаваемости. Но ландшафт сохранился, и структура водного парка по-прежнему прослеживается.
А голландский “Эрмитаж”, сыгравший огромную роль в развитии садового искусства в Москве, бесследно исчез. Теперь на его месте – разросшаяся территория госпиталя.
Лейденским университетом опубликована коллекция рисунков, собственноручно выполненных Николасом Бидлоо и сопровожденных им же написанным «Очерком» и пояснениями.
Она представляет несомненный интерес для историка архитектуры, что подтверждает сам автор рисунков: «Его Величество пожаловал мне маленький участок земли рядом с садом госпиталя, где я создал для себя сад и прелестною деревенскую жизнь, потворствуя в этом моим врожденным вкусам. И, как только этот сад, достаточно маленький, был удачно вписан в соответствующую географическую ситуацию, так прелестно посажен и выращен, он смог понравиться Его Императорскому Величеству настолько сильно, что я был почтен частыми визитами монарха, который приезжал сюда и при мне и в мое отсутствие. В моих тяжелых и многообразных обязанностях, он был моим наилучшим отдыхом и прекрасно способствовал моим занятиям и делам, которым я предавался здесь в уединении. Я решил нарисовать этот очень дорогой мне приют отшельника (hermitage), так чтобы, благодаря этим видам, где бы я не был, я смог бы представить себе место, которое доставило мне столько удовольствия».
На 18 листах размером приблизительно 25 на 50 см Бидлоо изобразил виды своей усадьбы.
На одном из рисунков Бидлоо изобразил «План своего сада».
Усадьба располагалась на прямоугольном участке левого берега Яузы, слева от госпиталя, между рекой и Лефортовской слободой. Она объединяла в один комплекс хозяйственную и жилую зоны, имела две главные композиционные оси: центральную продольную аллею, идущую от Солдатской слободы к берегу Яузы, и поперечную, связывающую малые и парадные ворота, обращенные к госпиталю. Соединение в одном комплексе хозяйственной, жилой и развлекательной зон, типично для загородных бюргерских усадеб Западной Европы. Об этом пишет и сам Бидлоо: «Мое искусство и наука полезны и тем и другим. Одно есть рассуждения, наблюдения, идеи, другое - украшение, напоминающее о прошлом. Все это может успешно поддерживать умение хозяйствовать, так успешно и существенно в человеческой жизни, созданной самим Богом, соединяя пропитание с удовольствием, а данный нам вкус, будучи врожденным практически у всех людей, от дворянина до фермера, располагает нас к жизни в деревне».
Виды своей усадьбы Н. Бидлоо вероятнее всего создал и описал после смерти Петра I, то есть между 1725 и 1735 годами. Архивных и мемуарных сведений об этой усадьбе чрезвычайно мало.
Золотые правила садового гения Бидлоо:
Первое правило – «водный сад»: планировка в духе Бидлоо предполагает, что должна максимально использоваться вода.
Второе правило – террасный сад: расположение на трех уровнях. Перепады рельефа нужно разумно использовать и подчеркивать, что сделает ландшафт более интересным и оригинальным, позволит обеспечить постоянную смену перспективы.
Третье правило – кабинетный сад: планировка в духе Бидлоо требует ясной структуры дорожек и зеленых элементов: они должны быть четко разделены по функциям и не менее четко взаимосвязаны, чтобы создавалась интересная игра впечатлений.
Четвертое правило – «сад сюрпризов»: для Бидлоо было важно, чтобы сад стал усладой и для зрения, и для слуха, обоняния и осязания. За каждым поворотом посетителя должны ожидать новые впечатления, а гроты, мосты и экзотические растения обеспечивают сюрпризы, которые хороши в любое время года.
Пятое правило: «в здоровом теле здоровый дух»: водный сад Бидлоо изначально задуман и как императорская резиденция, и как рекреационная зона госпиталя. Голландец считал, что связь с природой благотворно влияет на здоровье. Это и сегодня так, и эту связь в будущем надо развивать.
«Мы не видим монархов, отрекающихся от трона, консулов и генералов, отказывающихся от своего знатного положения, весьма образованных и мудрых людей, бросающих свою беспокойную жизнь и свои достижения, т. к. это выглядит не практично и не умно, но более разумным представляется мне искать отдых от всех этих забот в деревне - вот одно из главных доказательств необходимости садов». Николай Бидлоо
На территории госпиталя им. Бурденко установлена скульптурная композиция «Петр I и Н.Бидлоо» скульптора Л. Баранова.
 Использованная литература: