понедельник, 14 августа 2017 г.

Франц Лефорт


2 января 1656 года в семье женевского торговца Жака Лефорта родился сын, которого назвали Францем. До 14 лет Франц Лефорт учился в женевском коллегиуме (средней школе, в которой преподавались некоторые предметы высшего учебного заведения), а затем отец отправил его в Марсель для обучения торговле. Однако это занятие было молодому человеку не по душе. С самого детства он был одержим страстью к приключениям. Вместо изучения торговых операций Франц вступил в Марселе во французскую армию и несколько месяцев прослужил в ней кадетом.
Красивый, высокий и сильный парень мечтал о военной карьере, громкой славе и знакомстве с великими мира сего. Присущие ему ум, весёлый нрав, отвага и предприимчивость способствовали осуществлению его честолюбивых планов. Дождавшись совершеннолетия, Франц вопреки воле семьи уехал в Голландию, чтобы служить в свите курляндского герцога Фридриха-Казимира, который вел светский образ жизни и имел утонченный вкус.
Под его влиянием Франц полюбил музыку, танцы, французский театр и итальянскую оперу, что очень пригодилось ему в дальнейшей жизни. Курляндский принц тратил много денег на роскошь, арабских скакунов, красивых женщин. Из-за этого ему пришлось даже заложить часть своих земель. Юноша, до этого видевший лишь свою пуританскую семью, влюбился в эту яркую, веселую и непредсказуемую жизнь.
Однажды по совету голландского полковника ван Фростена Лефорт решил попытать счастья на военной службе в далекой “Московии”. Вместе с датским посланником, к которому устроился секретарем, Лефорт в сентябре 1675 года прибыл в Архангельск, а затем перебрался в Москву и поселился в Немецкой слободе. Эта слобода была застроена в регулярном стиле, улицы пересекались под прямыми углами. Дома были преимущественно деревянными, но часто покрашенными под кирпич.
Немецкая слобода
Центральная улица Слободы получила название Большой. Впоследствии она была переименована в Немецкую, а сейчас называется Бауманской в память об убитом на ней 18 октября 1905 года революционере Николае Эрнестовиче Баумане. По удивительному историческому совпадению, одним из активных деятелей XVII века, живших в Немецкой слободе, был генерал голштинского происхождения Николай Бауман (Николас Бауман или Бовман).
В Немецкой слободе проживали в основном выходцы из Германии, Батавии (латинское Нидерландов), Англии, Шотландии и других стран, которые несли службу при царском дворе. Это был уголок Европы в российской столице. Хотя в то время Немецкая слобода находилась в предместьях Москвы, москвичи нередко приезжали сюда, чтобы купить европейские товары или просто погулять, приобщаясь к европейскому образу жизни. “Приветливый свет из окошек небольших домов падал на низенькие ограды, на подстриженные деревца, на стеклянные шары, стоявшие на столбах среди песчаных дорожек. В огородах перед домиками белели и чудно пахли цветы. Кое-где на лавках и на крылечках сидели немцы в вязаных колпаках, держали длинные трубки” (А.Н. Толстой. “Петр I”).
Сначала Францу не везло, его не приняли на службу, и некоторое время он не имел средств к существованию. Однако вскоре он “убегом” женился на дочери генерала Франца Буктовена, Елизавете Сугэ. Девушка приходилась двоюродной сестрой первой жене шотландского генерала на русской службе Патрика Гордона. Именно благодаря его протекции и под его началом Лефорт в 1678 году поступил в российскую армию в чине капитана и отправился на Украину, где в это время шла война с турками и крымскими татарами.
С конца 1678 года Лефорт был назначен командиром роты в составе киевского гарнизона. В Киеве он прослужил два с половиной года, участвовал в военных походах и стычках с татарами, не раз подвергая себя опасности, но это нравилось ему и добавляло некого экстрима однообразной жизни. Приехав в 1681 году на побывку в Женеву, Франц продемонстрировал родным свои навыки в верховой езде и стрельбе из лука. Родственники уговаривали его остаться, но он заявил, что не может нарушить слово, данное им русскому государю Федору Алексеевичу.
К моменту возвращения Лефорта в Россию Фёдор Алексеевич, занимавший русский престол в течение шести лет, ушёл из жизни, и в качестве регента при малолетних наследниках Иване и Петре государством правила их старшая сестра - царевна Софья. Неожиданно для себя Франц Лефорт обрёл покровителя в лице фаворита царевны – князя В.В. Голицына, любителя всего европейского. С этого момента его карьера круто пошла вверх – он был произведён в майоры, а затем в подполковники.
В 1683 году (хотя насчет даты этого знакомства существуют разночтения) 27-летний Франц был представлен мальчику Петру, одиннадцатилетнему императору. Умный, веселый и дружелюбный, он с самого начала произвел на ребенка сильное впечатление. Лефорта все чаще стали видеть в Преображенском. Петр произвел его в генерал-майоры и устраивал с ним потешные бои, которые, однако, выполняли и учебную функцию.
В 1687 и 1689 годах Лефорт участвовал в двух неудачных походах в Крым, после первого из них получил должность полковника и награду. Второй Крымский поход завершился в самый разгар борьбы между Петром и Софьей. Если бы победила Софья, иностранцев могли притеснить. Фактически Лефорт представлял интересы всех иностранцев в России: и тех, кто прижился здесь, торговал и ремесленничал, и тех, кто приезжал на время, по торговым делам.
В начале августа 1689 года, в момент кульминации своей борьбы за власть со старшей сестрой Софьей, поднявшей стрелецкое восстание, молодой царь укрылся в Троице-Сергиевом монастыре. 4 сентября вместе с Патриком Гордоном в монастырь пришёл Лефорт и предложил будущему государю свою жизнь и шпагу. С тех пор его судьба была неразрывно связана с деятельностью Петра.
“ Человек в растопыренном на боках бархатном кафтане, при шпаге и в черной шляпе с завороченными с трех сторон краями (…) Отнеся вбок левую руку с тростью, он снял шляпу, отступил на шаг и поклонился, – завитые космы парика закрыли ему лицо (…) до того этот человек был ловкий, веселый, ни на кого не похожий” (А.Н. Толстой. “Петр I”).
Благодарный Пётр сблизился с обоими иностранцами и стал их частым гостем в Немецкой слободе, чем вызывал открытую неприязнь поборников старины. Здесь нравы были более свободными, быт сильно отличался от домостроевской Москвы. Франц Лефорт приложил все силы, чтобы заинтересовать молодого Петра жизнью на Кукуе и за границей. Он радушно принимал царя у себя дома и устраивал в честь него пышные застолья. Вместе с иноземцами в доме Лефорта пировал не только Петр, но и бояре Б.А. Голицын, Л.К. Нарышкин, П.В. Шереметев.
Князь Б.И. Куракин, посещавший эти пиры, так описывает их: "Помянутой Лефорт был человек забавной и роскошной или назвать дебошан французской. И непрестанно давал у себя в доме обеды, супе и балы... Тут же в доме началось дебошество, пьянство так великое, что невозможно описать, что по три дни запершись в том доме бывали пьяны, и что многим случалось оттого умирать".
Лефорта неспроста называли героем мод и кутежей, министром пиров и увеселений. Он носил кольца и цепочки, завитой длинноволосый парик, который так и называли лефортовским, одевался по последней моде во французское или немецкое платье, чулки, башмаки, шпагу носил на шитой перевязи и вызывал восхищение у всех, кто его знал. “Веселый, красивый, добродушный”, - характеризует его А.Н. Толстой. По выражению Ф.М. Достоевского, женевец Лефорт воспитал Петра. Он ввел царя в дамское общество Немецкой слободы и стал его поверенным в сердечных делах. Как говорили, он был листом хмеля в темном пиве Петровых страстей.
Именно Лефорт в своем доме познакомил Петра с младшей дочерью местного виноторговца Анной Монс, которая в течение 10 лет была возлюбленной императора. Их знакомство состоялось в 1690 году, когда им было по 18 лет. При этом, по некоторым данным, прежде чем стать фавориткой царя, Анна была любовницей самого Лефорта. Петр I осыпал Анну Монс милостями и подарками. После того, как его первая жена, Евдокия Лопухина, была отправлена в монастырь, он в течение некоторого времени подумывал жениться на Анне Монс, но его отговорили ближайшие сподвижники.
После свержения Софьи правительство фактически возглавила мать Петра, Наталья Кирилловна. Молодой царь по-прежнему занимался “марсовыми потехами” с Преображенским и Семеновским полками. Петр I поручил Францу формирование полка "иноземного строя", получившего название Лефортовского, и планирование крепости на Яузе. Поощряя интерес царя к морскому делу, Лефорт в 1691 году предложил построить на берегу Плещеева озера в Переславле-Залесском корабельную верфь.
Желая заняться обучением солдат и ввести в своем полку строгую дисциплину, Лефорт попросил у Петра большой плац для проведения военных маневров и средства для обустройства специальной слободы для солдат, расквартированных по всей Москве. Плац обустроили в 1692 году на левом берегу Яузы, как раз напротив будущего дома и сада Лефорта, и тогда же приступили к постройке 500 домов для солдат. Так была заложена слобода, получившая название “Лефортовской” и позднее выросшая в район Лефортово.

Христиан Вильгельм Фабер дю Фор. В окрестностях Лефортовской слободы, Москва, 11 октября 1812 года
Пользуясь большим влиянием при дворе, Франц не вмешивался в дела управления, но стремился привлекать на государственную службу способных людей независимо от их национальности и окружать ими молодого императора. Для этого он использовал свои связи в Женеве. Например, в мае 1693 года он просит брата Якоба прислать в Москву хорошего фейерверкера и сведущего инженера, о которых он сам позаботится, если они окажутся на высоте. А.Н. Толстой пишет, что Франц Лефорт был постоянно возле царя “и, казалось, сам горячо его полюбил”.
Лефорт не оговаривал для себя никаких условий, не требовал никаких льгот, кроме права бескорыстно служить новому Отечеству. Русский гуманитарный словарь называет его первым русским интеллигентом. Общение с ним было одним из решающих факторов воспитания Петра как реформатора. Именно Лефорт удержал Петра от расправы над царевной Софьей и уговорил его не казнить ее, а сослать в Новодевичий монастырь, а в дальнейшем отказался участвовать в казни мятежных стрельцов, несмотря на то, что главари мятежников (Овсей Ржов, Тума, Зорин, Ерш и др.) ненавидели еретика Франчишку Лефорта, умышлением которого якобы всему народу чинится наглость, брадобритие и курение табаку во ниспровержение старинного благочестия. Когда умер Иоганн Монс, Лефорт помог его семье “деньгами и хлопотами”.
В начале 1990-х годов XVII века Пётр I вёл активную подготовку к предстоящим военным операциям, которыми стали Азовские походы. Так, в 1693 году под Москвой состоялись масштабные манёвры, вошедшие в историю как “Кожуховский потешный поход”, в ходе которых, один из полков “вёл в бой” Франц Лефорт. Ему же было поручено командовать и военным кораблём “Марс” во время учений, проводившихся в том же году на Плещеевом озере.
“Потешные” Кожуховские манёвры под Москвой чуть не обернулись для Лефорта серьезной травмой: в плечо ему попал огненный горшок, начинённый четырьмя фунтами пороха, и обжёг ему шею и лицо. Но генералу всё же удалось водрузить своё знамя на равелине укрепления “противника”. За успехи на маневрах Петр присвоил своему другу и советнику генеральское звание.
Голландцы попросили Лефорта свозить Петра в Архангельск посмотреть настоящие морские корабли, чтобы император понял необходимость выхода России к Балтийскому морю и строительства собственного флота. Выход к Балтийскому морю позволил бы резко увеличить товарооборот купцов, иностранных и русских.
В 1693 и 1694 годах Лефорт сопровождал Петра I в поездке в Архангельск, где велись переговоры о покупке иностранных кораблей и приглашении голландских и английских корабельных мастеров на Соломбальские верфи. Через год он вместе с царем встречал построенный в Роттердаме 44-пушечный фрегат "Святое Пророчество", был назначен его капитаном и совершил на нем плавание до мыса Святой Нос.
В январе 1694 году Наталья Кирилловна скончалась. Началось самостоятельное правление Петра I. 22-хлетний самодержец с детства мечтал о воинских подвигах. На 1695 год был намечен мощный удар на Азов. Во время 1-го Азовского похода Лефорт возглавлял одно из трех "генеральств" и входил в Военный совет. Петр, Лефорт и Меншиков плыли на первом корабле каравана с войсками, двигающегося на юг. Лефорт восхищался рекой и советовал Петру нанять иностранных инженеров для освоения великих просторов.
Франц Лефорт. Голландская гравюра, 1698
Неудача осады Азова объяснялась отсутствием военных кораблей, а также несогласованностью среди генералитета русской армии (ее возглавляли Гордон, Лефорт и Головин). Однако Франц Лефорт нашел возможность отличиться: командуя корпусом, он бросился в атаку впереди своих гренадеров и лично захватил неприятельское знамя. Неудача заставила Петра приступить к интенсивному строительству галер на Воронежских верфях. Именно Лефорт и Ф.А. Головин ездили в Воронеж для там оптимизации работы судостроительных верфей.
Во время отступления после неудачного первого Азовского похода Лефорт упал с лошади и сильно ушибся о камень. Из-за этого в правом боку у него образовалась опухоль, которая, скорее всего, впоследствии приняла злокачественный характер. В течение пяти лет после этого случая Лефорт мучился от болей в животе и иногда во время наиболее сильных приступов даже не мог сидеть на стуле.
Во время 2-го Азовского похода под руководством генералиссимуса А.С. Шеина 1696 года Петр I назначил Лефорта командующим всем Российским флотом и присвоил ему звание адмирала, а над галерой Лефорта "Принципиум" был поднят адмиральский флаг. Ф.Я. Лефорт стал первым адмиралом Российского флота.
При Голицыне враги привыкли, что русские собирают большие армии, идут вдоль Днепра на Крым и осуществляют с Дона отвлекающие операции. Теперь тоже была сформирована армия в 100-120 тысяч человек под командованием Шереметева. Она должна была отвлечь неприятеля на себя, двигаясь на днепровские крепости. А вторая армия в это время спустилась бы по Дону и захватила Азов.
27 мая главные силы русского флота вышли в Азовское море и к 12 июня блокировали его, а армия осадила крепость с суши. Прорваться к Азову и оказать помощь гарнизону турецкий флот не смог из-за активных действий российских моряков и больших потерь. 20 мая при попытке доставить в Азов подкрепление и боеприпасы турки потеряли 2 корабля и 10 грузовых судов.
14 июня у устья Дона появился турецкий флот (6 корабля и 17 галер с десантом около 4 тысяч человек, предназначенных для пополнения гарнизона Азова), но, увидев русские галеры, не стал пробиваться к крепости и ушел в море. После массированной бомбардировки одновременно с суши и моря, малороссийские и донские казаки 17 июля захватили часть наружного крепостного вала Азова. Решающую роль в атаках сыграл артиллерийский обстрел крепости. 19 июля (29 по новому стилю) гарнизон крепости капитулировал.
Падение Азова дало в руки России господство над Азовским морем и стало первой крупной победой в борьбе за выходы к морям, одержанной Россией в результате совместных действий армии и флота. После взятия Азова на торжественной ассамблее в Москве особенно “величаемы” были Лефорт и Шеин. Лефорт получил за азовский поход вотчины в Епифанском и Рязанском уездах, золотую медаль и соболью шубу и был назначен Новгородским наместником. С ноября 1696 года, как только он немного оправился от болезни, вновь последовала череда балов с фейерверками и пушечной стрельбой.
Именно Лефорт явился одним из инициаторов и активных участников знаменитого Великого посольства 1697-1698 годов к европейским дворам, которое фактически возглавлял сам царь (он путешествовал инкогнито под именем Петр Михайлов), а официально – генерал-адмирал Ф.Я. Лефорт, тайный советник Ф.А. Головин и думный дьяк П.Б. Возницин. Познакомив Петра с бытовой жизнью Немецкой слободы, он заронил в его сознание желание увидеть европейские государства.
Посольство отправилось из Москвы 9 марта 1697 года в Пруссию, Лифляндию, Курляндию, Польшу, Саксонию, Францию, Голландию, Англию и Австрию. Интересно, что для заграничного путешествия Лефорт, как и другие посланники, облачился в экзотическую для европейцев боярскую одежду. Роскошное, воспринимавшееся в Европе скорее как восточное, московитское одеяние олицетворяло собой Россию с ее мощью, несметными богатствами и самобытной многовековой культурой.
“Великие послы въехали в Кенигсберг столь пышно, как никогда и нигде того не случалось. Впереди поезда вели верховых лошадей под дорогими чепраками и попонами, за ними - прусские гвардейцы, пажи, кавалеры и рыцари. Оглушительно гремели русские трубачи. За ними шли тридцать волонтеров в зеленых кафтанах, шитых серебром. Верхами - посольские в малиновых кафтанах с золотыми гербами на груди и спине. В развалистой, кругом стеклянной карете ехали три посла - Лефорт, Головин и Возницын - в атласных белых шубах на соболях, с бриллиантовыми двуглавыми орлами на бобровых, как трубы, горлатных шапках. Сидели они, откинувшись, неподвижно, как истуканы, сверкая перстнями на пальцах и на концах тростей”. Именно в боярском наряде, правда, не в горлатной шапке, а в парике, написал портрет Лефорта голландский художник XVII века Михиль ван Мюссер.
С посещаемыми странами велись переговоры с целью создания союза для борьбы с Турцией за северное побережье Черного моря и со Швецией за выход к берегам Балтийского моря. Одновременно изучалось западноевропейское военное искусство, морское, артиллерийское, инженерное дело, желающие вербовались на русскую службу, проводилась закупка оружия и другого военного снаряжения. Функция Лефорта была исключительно представительской и сводилась в основном к переводу царских речей.
Во время поездки Петра в Англию Лефорт остался в Амстердаме. Он часто, иногда по нескольку раз в день, писал царю. В своих письмах, написанных по-русски, но латинскими буквами, царский любимец сетовал на разлуку с государем, выражал беспокойство по поводу отсутствия известий от него, жаловался на плохое вино: “Господин коммандёр! Ад твоя милость не бевали письме ис Англески земля. Пужалест, пиши нам про своя здорова и как вы веселити; а я радусь буду, если вам доброй”.
Во время стрелецкого восстания 1698 года Лефорт вместе с Петром возвратился в Россию. Однако политикой он не занимался, в казнях стрельцов не участвовал, сославшись на то, что на его родине это не принято, и посвятил себя обустройству нового дворца, построенного на царские деньги. Лефорт руководил размещением в залах драгоценной мебели, скульптур и различных произведений искусства.
Первоначальный облик Лефортовского дворца, реконструкция
Строительство дворца (архитектор Дмитрий Аксамитов) началось 9 марта 1697 года и завершилось в 1698 году. Дворец с высокими крышами сочетал элементы западноевропейской архитектуры с теремными постройками и первыми элементами петровского барокко. Главный фасад дворца был обращён на реку, вдоль фасада на уровне второго этажа шли балюстрады. Чуть позже была построена декоративная терраса с двумя лестницами по сторонам. Приёмный зал площадью свыше 300 квадратных метров с высотой потолка 10 метров мог одновременно вместить 1500 гостей.
Современник рассказывал, что одна из комнат была “обита зеленой кожей и уставлена ценными шкафами, вторая содержит предметы китайской работы, третья украшена серебряной дамасской парчой и здесь находится кровать трех локтей высотой с красноватыми занавесями; четвертую комнату его величество сверху донизу украсил маринами, а с потолка свешивались галера и корабли”.
Лефорт писал брату в марте 1694 года: “В саду имеются пруды, которых здесь нелегко найти, и в них множество рыбы. По другую сторону реки у меня есть парк, где находятся разнообразные дикие животные. Мой дом самый красивый и самый приятный из всех в окрестности; люди этой страны приходят сюда, чтобы посмотреть его как редкость”.
12 февраля 1699 года во дворце состоялось буйное новоселье с участием 300 гостей. Однако радовался новому дворцу Лефорт недолго. 23 февраля он заболел горячкой. Перед смертью Лефорт в непрерывном бреду отгонял от себя прочь пастора. Приходя в себя, он приглашал играть у своей постели музыкантов, чтобы отвлечься от болезни, и, будучи по своей природе человеком веселым и энергичным, иногда даже срывался с постели в пляс. Но все же 12 марта 1699 года (2 марта по старому стилю) Франц Лефорт скончался на 44-м году жизни.
Согласно диагнозу врачей, причиной смерти были жестокая болезнь в голове и в боку и от растворившихся старых ран, а также гнилая горячка но на самом деле, вероятнее всего, причиной послужила злокачественная опухоль. Узнав о смерти своего друга, Петр I воскликнул: “Уж более я не буду иметь верного человека. Он один был мне верен. На кого теперь могу положиться?!”.
Соратнику государя были устроены пышные похороны. В XIX веке останки Лефорта были перезахоронены на Введенском кладбище в Москве в одной могиле с останками Патрика Гордона. Есть свидетельство, что Петр хотел поставить ему памятник в Александро-Невском монастыре в Петербурге, как и другим своим приближённым, но почему-то не осуществил свое намерение. В Женеве есть улица, а в Калининграде бульвар, названные в честь Лефорта.
В Москве по имени Лефорта назван целый район – Лефортово – вокруг Лефортовского дворца. Там есть Лефортовская набережная, Лефортовский мост, а также Лефортовский переулок и Лефортовский вал. По Москве-реке ходит экскурсионный теплоход “Франц Лефорт”. На Красноказарменной улице, возле входа в Лефортовский парк в Юго-Восточном административном округе, расположился памятник двум великим людям - Петру Первому и Францу Лефорту. Монумент был открыт в 1999 году, во время празднований 300-летия Лефортово (скульптор стал Е. Суровцев, архитекторы В. Алешина и В. Кочерыгин).
Дворец, принадлежавший Лефорту, имел непростую судьбу. После его смерти отошел в ведение Посольского приказа и фактически превратился в московскую резиденцию Петра I. Здесь собирались военные советы, принимали иностранных послов, устраивали ассамблеи и карнавалы. В переоборудованном под театр большом зале давала представления труппа комедиантов. В 1707 году Петр подарил дворец своему “сердешному другу” Александру Даниловичу Меншикову, чей дворец в Семеновской слободе незадолго до этого сгорел, и вдобавок пожаловал ему 2 тысячи рублей на перестройку здания. Работы возглавил российский архитектор итальянского происхождения Джованни Мария Фонтана, который пристроил к дворцу двухэтажные галереи-флигели.В 1727 году Меншиков попал в опалу и был сослан в Березов. Дворец отошел в казну и с этого времени стал именоваться “Лефортовским”. Весной 1728 года Лефортовский и расположенный неподалеку Головинский дворцы (Екатерининский дворец, Екатерининские казармы, 1-й Краснокурсантский проезд, 3/5) стали резиденцией малолетнего императора Петра II, сына царевича Алексея и внука Петра Великого, который не любил Петербург и перенес столицу России обратно в Москву. Здесь он жил во время своей коронации 6 (17) мая 1727 года в Успенском соборе Кремля, и здесь скончалась его любимая сестра, великая княжна Наталья Алексеевна, дочь и внучка Петра Великого.
30 ноября 1729 года во дворце состоялось обручение Петра II с Екатериной Долгорукой. По свидетельству современников, во время церемонии обручения корона на карете невесты зацепилась за верх проездной арки и, упав на землю, разбилась, что было расценено как дурное предзнаменование. 19 января 1730 года, в день, на который была назначена церемония бракосочетания, 14-летний русский царь скончался от оспы. С его смертью пресекся род Романовых по мужской линии.
29 мая 1737 года во время московского Троицкого пожара Лефортовский дворец выгорел. Работы по восстановлению и перестройке дворца в 1739 году возглавил архитектор Федор Шанин под руководством Бартоломео Франческо Растрелли. Внешний вид дворца и его интерьеры были оформлены в стиле барокко. Здесь останавливалась после своей коронации 25 ноября 1741 года императрица Елизавета Петровна.
21 января 1754 года во дворце снова вспыхнул пожар. Екатерина II, не любившая Москву, тем не менее, поручила князю Петру Макулову отреставрировать дворец. Однако после проведения ремонтных работ он навсегда потерял свой парадный вид. В 1771-1772 годах, когда в Москве бушевала эпидемия чумы, дворец, имеющий замкнутую планировочную структуру, был превращен в лазарет.
Музей-заповедник "Лефортово"
Император Павел I решил на время коронации разместить в Лефортовском дворце свою свиту. Для проведения восстановительных работ был приглашен архитектор Матвей Казаков. Он переделал фасады здания в стиле классицизма, заложил аркады галерей-флигелей и боковые проезды, а во дворе возвел для хозяйственных нужд две “циркумференции” – два флигеля в форме четверти круга. В начале XIX века Казаков собирался объединить в единый комплекс Лефортовский дворец и находившиеся по его сторонам Слободской дворец и Марлинский дом, однако этот проект так и остался нереализованным.
Во время московского пожара 1812 года дворец был сильно поврежден. Его заселили маргиналы, которым негде было жить, и стаи птиц. Москвичи обходили это место стороной, особенно в ночное время. В 1826 году Николай I передал здание Московскому военному госпиталю. В нижних этажах разместились квартиры госпитальной прислуги.
В 1838-1840 годах Лефортовский дворец был отреставрирован под руководством архитектора Константина Тона для размещения в нем квартир для офицеров, чиновников и учителей 1-го и 2-го Московских кадетских корпусов. В дальнейшем в нем расположилось Московского отделения Общего архива Главного штаба. В советские годы он был преобразован в Военно-исторический архив РСФСР (ныне - Российский государственный военно-исторический архив РГВИА). Также здесь располагается Российский государственный архив фонодокументов (РГАФД). К сожалению, внутренние интерьеры Лефортовского дворца не сохранились.

Лефортовский дворец в наше время