среда, 16 августа 2017 г.

Георгий Жуков

Будущий Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков родился 1 ноября 1896 года в деревне Стрелковка Малоярославецкого уезда Калужской губернии. Его отец, Константин Артемьевич, и мать - Устинья Артемьевна, были крестьянами. В роду у Жукова были настоящие богатыри: его дед со стороны матери, Артемий Пилихин, мог поднять лошадь, в одиночку валил огромные дубы и клал их на сани. Георгий закончил церковно-приходскую школу в соседней деревне Величково летом 1908 года с похвальным листом, учился он в ней три класса. Затем “мать устроила Егорку в ученье” к своему брату Михаилу Пилихину - меховщику и владельцу небольшой скорняжной мастерской в Москве. С этого времени мирная жизнь Жукова тесно связана с первопрестольной.
По вечерам, после работы, в течение 2 лет мальчик обучался в общеобразовательном училище на Тверской улице.
К 1914 году Георгий стал настоящим скорняжных дел мастером, а затем приказчиком в магазине и имел возможность снять за три рубля в месяц койку на частной квартире в Охотном ряду у вдовы Малышевой, напротив будущей гостиницы “Москва”. Молодой человек планировал жениться на дочке домохозяйки - Марии. “Но война, как это всегда бывает, спутала все наши надежды и расчеты…” (Г.К. Жуков. Воспоминания и размышления. М. 1971).
15 (28) июля 1914 года Российская империя вступила в Первую мировую войну. В связи с большими потерями на фронте в мае 1915 года был объявлен досрочный призыв молодежи 1896 года рождения. 7 (20) августа 1915 года Георгия призвали в Императорскую армию, в кавалерию, и в тот же день с группой новобранцев отправили в Калугу.
В конце августа 1916 года Жукова откомандировали на Юго-Западный фронт в распоряжение командира 10-го Новгородского драгунского полка, где началась его блестящая военная карьера. Участвуя в боевых действиях, “за захват немецкого офицера” он был награждён Георгиевским крестом 4-й степени. В октябре Георгий получил тяжёлую контузию от взрыва мины и вследствие частичной потери слуха направлен в 5 кавалерийский полк 189-го запа́сного пехотного батальона. За контузию в бою он удостоился второго Георгиевского креста, на этот раз 3-й степени.
Весной 1916 года Жуков был зачислен в группу, направленную на офицерские курсы. После учебы он стал унтер–офицером и вернулся в драгунский полк, в составе которого участвовал в боях Первой мировой.
Жукову 17 лет
В годы гражданской войны в России Жуков пошел служить в Красную Армию добровольцем. Сначала он командовал взводом, позже – эскадроном, сражался на Восточном, Западном и Южном фронтах против уральских казаков, войск Деникина и Врангеля. 1 марта 1919 года Георгий вступил в РКП(б).
После окончания Рязанских кавалерийских курсов осенью 1920 года Георгий участвовал в боях с десантом Улагая под Екатеринодаром, в декабре 1920 - августе 1921 года - в подавлении крестьянского восстания в Тамбовской губернии, которое иногда называют “антоновщиной” по фамилии одного из руководителей восстания, начальника штаба 2-й повстанческой армии, члена партии эсеров Александра Антонова. За участие в подавлении Антоновского восстания Жуков был награждён в 1922 году орденом Красного Знамени с формулировкой: “В бою под селом Вязовая Почта Тамбовской губернии 5 марта 1921 г., несмотря на атаки противника силой 1500-2000 сабель, он с эскадроном в течение 7 часов сдерживал натиск врага и, перейдя затем в контратаку, после 6 рукопашных схваток разбил банду” (Военная Энциклопедия МО РФ).
Во время Гражданской войны Георгий познакомился со своей будущей женой Александрой Диевной Зуйковой, которая родила ему дочерей Эру и Эллу. В то же время у него уже была неофициальная жена Мария Волохова, которая родила ему дочь Маргариту. В итоге Зуйкова направила “сигнал” в партийные органы, Жукову сделали выговор и приказали узаконить свои отношения с той, кто первой родила ему ребенка, то есть с Александрой. Мария Волохова, чтобы спасти репутацию любимого человека и избавить его от мук выбора, объявила, что уходит от него. Георгий Жуков писал, что это единственный случай, когда его оставила любимая женщина.
После гражданской войны Жуков окончил Высшую кавалерийскую школу, а в 1929 году – курсы высшего начальствующего состава РККА. С мая 1930 года он командовал 2-й бригадой 7-й Самарской кавдивизии, которую возглавлял в то время Константин Рокоссовский, затем служил в Белорусском военном округе под началом легендарного И.П. Уборевича, был помощником инспектора кавалерии РККА.
На фронтах Первой мировой

В марте 1933 года Георгия Константиновича назначили командиром 4-й кавалерийской дивизии, которая дислоцировалась в городе Слуцке Белорусской ССР. С 1937 года он служил командиром 3-го и 6-го кавалерийских корпусов, а с июля 1938-го - заместителем командующего Западного особого военного округа.
В период репрессий на окружной партийной конференции Жукову, как командиру 3-го кавалерийского корпуса, ставили в вину, что он “не разглядел врагов народа” и проявил “политически близорукость”. По этому поводу Жуков отправил телеграмму на имя Сталина и Ворошилова и, хотя ответа не получил, но больше его не беспокоили. Более того, в канун празднования 20-й годовщины Красной Армии комбригу Г.К. Жукову “досрочно и вне очереди” было присвоено воинское звание комдив.
В 1939 году Георгий Константинович командовал 57-м особым армейским корпусом РККА в Монголии и бил под Халхин-Голом японцев, которые в начале июля крупными силами пехоты при поддержке артиллерии начали наступление с целью окружить и уничтожить советско-монгольскую группировку войск на восточном берегу реки Халхин-Гол. Основные боевые действия развернулись в районе горы Баин-Цаган и продолжались трое суток.
Благодаря нестандартным и активным действиям, командованию 1-й армейской группы удалось успешно отразить наступление, создать эшелонированную оборону и наладить снабжение войск. Было достигнуто ощутимое превосходство в воздухе. “Это сражение, - отмечал Жуков, - является классической операцией активной обороны войск Красной Армии, после которой японские войска больше не рискнули переправляться на западный берег реки Халхин-Гол”.
31 июля 1939 года Жукову было присвоено очередное воинское звание - комкор. С 20 по 31 августа 1939 года Жуков совместно с комбригом М.А. Богдановым проводит успешную операцию на окружение и разгром группировки японских войск генерала Комацубары на реке Халхин-Гол.
Впервые в советской практике в боях на Халхин-Голе Жуковым широко использовались танковые, мотоброневые и авиационные подразделения для решения задач активной обороны, быстрого окружения и уничтожения противника. В ходе боёв советские войска потеряли 23 225 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, а японские потери оцениваются в 61 тысяч человек (из них около трети - убитыми). Современные историографы считают разгром японцев в боях на Халхин-Голе одним из ключевых факторов, повлиявших на решение Японии отказаться от планов нападения на СССР одновременно с Германией. За эту операцию Жуков удостоился Ордена Ленина, звания Героя Советского Союза и ордена Красного Знамени МНР.
Через год высшему командному составу снова начали присваивать отмененные после революции генеральские звания. Жуков стал генералом армии. В мае 1940 года Сталин пригласил героя Халхин-Гола в Кремль, где назначил командующим Киевским округом.
Г. К. Жуков после присвоения ему воинского звания «комкор». Август, 1939 г. КП — гора Хамар-Даба. Халхин-Гол
Ещё в 1934 году Советский Союз установил дипломатические отношения с Румынией, однако политико-дипломатическая позиция в отношении Бессарабии и северной части Буковины оставалась неизменной: эти территории считались СССР незаконно оккупированными румынской монархией с 1918 года. На административно-политических картах СССР они окрашивались тем же цветом, что и советская территория, но заштриховывались синей или фиолетовой сеткой, указывавшей на нахождение этой области под румынской оккупацией.
13 июня 1940 года Командующий войсками Киевского Особого Военного Округа генерал армии Жуков принял участие в совещании высшего военно-политического руководства СССР под председательством И.В. Сталина, а уже через неделю, 20 июня 1940 года, в 21:45, ему была вручена директива Наркома обороны и Начальника Генштаба РККА, доставленная на самолёте из Москвы подполковником Шикиным и майором Рыжаевым. В ней, в частности, предписывалось: “Приступить к сосредоточению войск и быть готовым к 22 часам 24 июня к решительному наступлению с целью разгромить румынскую армию и занять Бессарабию. Для управления войсками КОВО из состава управления выделить Управление Южного фронта. Командующий фронтом - генерал армии тов. Жуков. Штаб фронта – Проскуров” (Мельтюхов М. И. Бессарабский вопрос между мировыми войнами 1917-1940. Москва, 2010).
В 22:40 начальник Генштаба РККА приказывает командующему войсками Одесского военного округа: “C 10 часов 21 июня Вы подчиняетесь Командующему КОВО генералу армии Жукову”. К исходу 27 июня практически все войска Южного фронта (командующий - генерал армии Г.К. Жуков, член Военного совета - армейский комиссар 2-го ранга В.Н. Борисов, начальник штаба - генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин) были подтянуты в районы сосредоточения и развернуты.
27 июня в 10:30 И. фон Риббентроп передал в Бухарест инструкцию своему посланнику, в которой предлагал заявить министру иностранных дел Румынии: “Советское правительство информировало нас о том, что оно требует от румынского правительства передачи СССР Бессарабии и северной части Буковины. Во избежание войны между Румынией и Советским Союзом мы можем лишь посоветовать румынскому правительству уступить требованиям советского правительствa” (Мельтюхов М. И. Бессарабский вопрос между мировыми войнами 1917-1940. Москва, 2010).
28 июня 1940 года Румынское правительство после многочисленных консультаций с Германией, Италией и союзниками по Балканской Антанте соглашается на ультиматум CCCР. 28 июня 1940 года в 14:00 части Красной Армии перешли границу с Румынией. В директиве командующего Южным фронтом Г.К. Жукова отмечалось: “…Войсками армии при занятии Бессарабии движение вести на хвостах отходящих румынских войск. Во всех гарнизонах занятой Бессарабии установить образцовый порядок, наладить караульную службу и взять под охрану все имущество, оставленное румынскими войсками, государственными учреждениями и помещиками. Немедленно принять меры к исправлению дорог и мостов в занимаемых войсками районах”.
4 июля 1940 года на Соборной площади Кишинёва состоялся парад советских войск, которым командовал генерал-лейтенант В.И. Болдин, а принимал его командующий Южным фронтом генерал армии Г.К. Жуков. Советско-румынская граница была “закрыта”.
Жуков со своим штабом
В январе 1941 года, незадолго до вторжения Германии на территорию СССР, Жуков был назначен начальником Генштаба, заместителем наркома обороны страны. Он быстро освоился на новой должности и многое сделал для укрепления обороны государства в короткое время. Были предприняты попытки подготовки войск к противодействию серьезным оппонентам.
В январе 1941 года Жуков принял участие в 2 двусторонних оперативно-стратегических играх на картах. В обеих играх победили войска, которыми он командовал. 14 января 1941 года постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) “О начальнике Генерального штаба и командующих войсками военных округов” генерал армии Жуков назначен на должность начальника Генерального штаба РККА, которую занимал по июль 1941 года. Сам Георгий Константинович позднее вспоминал: “Надо откровенно сказать, ни у наркома, ни у меня не было необходимого опыта в подготовке вооруженных сил к такой войне, которая развернулась в 1941 году, а, как известно, опытные военные кадры были истреблены в 1937-1939 годах”.
Занимая пост начальника Генштаба и заместителя наркома обороны СССР, Жуков принял участие в составлении “Соображений по плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками”. План датируется не ранее 15 мая 1941 года. Речь в нем идет о том, чтобы “ни в коем случае не давать инициативы действий Германскому командованию, упредить противника в развёртывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развёртывания и не успеет ещё организовать фронт и взаимодействие родов войск”. Для этого необходимо произвести скрытое сосредоточение войск ближе к западной границе под видом выхода в лагеря; скрыто сосредоточить авиацию на полевые аэродромы из отдаленных округов и теперь же начать развертывать авиационный тыл; под видом учебных сборов и тыловых учений развертывать тыл и госпитальную базу.
В случае реализации плана предлагался удар через территорию Южной Польши на Катовице с дальнейшим поворотом либо на Берлин (если основная группировка противника отступит на Берлин), либо к Балтийскому морю, если основные немецкие силы станут удерживать территорию Польши и Восточной Пруссии. Вспомогательный удар левым крылом Западного фронта предполагалось нанести в направлениях на Седлец - Демблин с целью сковывания варшавской группировки и овладения Варшавой, а также содействия Юго-Западному фронту в разгроме люблинской группировки противника.
Содержание документа было доложено Сталину Наркомом обороны С.К. Тимошенко и начальником Генштаба Г.К. Жуковым. Последний в интервью 26 мая 1965 года утверждал, что план не был одобрен Сталиным.
В течение конца 1940-го и начала 1941 года из различных источников часто поступали сведения о передислокации немецких войск к границам СССР и подготовке к военным действиям. 6 мая 1941 года нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов доложил Сталину сообщение военно-морского атташе в Берлине капитана 1 ранга М.А. Воронцова. Советский подданный по фамилии Бозер сообщил со слов одного германского офицера из ставки Гитлера, что немцы готовят к 14 мая вторжение в СССР через Финляндию, Прибалтику и Румынию. Одновременно начнутся мощные налеты авиации на Москву, Ленинград и высадка парашютных десантов в приграничных центрах. Воронцов снабдил эти сведения следующим комментарием: "Полагаю, что сведения являются ложными и специально направлены по этому руслу, с тем, чтобы дошли до нашего Правительства, и проверить, как на это будет реагировать СССР".
17 июня нарком госбезопасности СССР В.Н. Меркулов направил Сталину агентурное сообщение, полученное из Берлина 16 июня от начальника 1-го Управления НКГБ СССР П.М. Фитина. Источник, работающий в штабе германской авиации, сообщил, что все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время. Часть германских самолетов, главным образом истребителей, находится уже на венгерских аэродромах.
Другой источник из министерства хозяйства Германии, сообщил, "что произведено назначение начальников военно-хозяйственных управлений "будущих округов" оккупированной территории СССР”. Резолюция Cталина была необычно резкой: "Т. Меркулову. Можете послать ваш источник из штаба германской авиации к …… матери. Это не источник, а дезинформатор. И. Сталин".
21 июня министр иностранных дел Германии Риббентроп направил послу Германии в СССР В. фон дер Шуленбергу телеграмму с просьбой "немедленно проинформировать Молотова о том, что у Вас есть для него срочное сообщение и что Вы поэтому хотели бы немедленно посетить его". Предлагалось передать Молотову заявление о том, что Германия имеет ряд претензий к Советскому Союзу. В документе указывалось, что СССР замешан в подрывной деятельности против Германии: поощряет антигерманские настроения во всех странах, граничащих с Германией, и на территориях, оккупированных германскими войсками, а также увеличивает концентрацию своих войск на всем фронте от Балтийского моря до Черного. "Таким образом, советское правительство нарушило договоры с Германией и намерено с тыла атаковать Германию, в то время как она борется за свое существование. Фюрер поэтому приказал германским вооруженным силам противостоять этой угрозе всеми имеющимися в их распоряжении средствами". Таким образом, сомнений в том, что должна начаться война, уже не оставалось.
Во время беседы Молотова с германским послом, вечером 21 июня, в кабинете у Сталина собрался "силовой и политический блок" страны. По-видимому, на этом совещании и было принято решение о приведении войск в боевую готовность, направленное командующим войсками 3-й, 4-й и 10-й армии. Вечером 21 июня 1941 года Жуков, по воспоминаниям генерала И.В. Тюленева, командующего МВО в июне 1941 года, обзванивал округа и предупреждал командующих о возможном нападении Германии и её союзников в ближайшие сутки. Директива за подписями “Тимошенко. Жуков. Павлов. Фоминых. Климовских” была отправлена на места 22 июня в 2 часа 25 - 35 минут.
В 3 часа 10 минут УНКГБ по Львовской области передало в НКГБ УССР сообщение, что перешедший границу в районе Сокаля немецкий ефрейтор "Лисков Альфред Германович" сообщил, что сегодня ночью после артиллерийской подготовки их часть начнет переход Буга на плотах, лодках и понтонах. Сообщение перебежчика подтвердилось: в 4 часа утра немецкие войска после артподготовки и массированной бомбардировки вторглись на территорию СССР. Великая Отечественная война началась.
Начало Великой Отечественной войны стало для советской армии катастрофой: она несла огромные потери, в командовании царила неразбериха, войска отступали на огромном вронте. Машина вермахта, промчавшись через всю Европу, неумолимо двигалась к Москве.
На второй день войны была создана Ставка Верховного главнокомандования, в которую вошел и Жуков. Войска Юго-Западного фронта, где он с 23 июня находился в качестве представителя главнокомандующего, не смогли окружить и уничтожить наступающие группировки противника, как предполагалось предвоенными планами, хотя и сумели серьёзно замедлить продвижение немецких войск, используя перевес РККА в бронетехнике. Впрочем, этот перевес был вскоре полностью утерян в ходе известного сражения в районе Дубно, где Красная армия потерпела тактическое поражение. Западный фронт, на который пришёлся главный удар группы армий “Центр”, вскоре был фактически разгромлен. В конце июля 1941 года, после ряда поражений и котлов, части Красной армии были вынуждены оставить Смоленск.
29 июля 1941 года Сталин сместил Жукова с должности начальника Генштаба и назначает его командующим Резервным фронтом, где Георгий Константинович продолжил предпринятые в рамках Смоленского сражения контрудары, а затем силами 24-й и 43-й армий провел Ельнинскую наступательную операцию. Она заключалась в том, что войска Красной Армии “срежут немецкое вклинение” в советский фронт, образовавшееся по итогам Смоленского сражения, и окружат 8 дивизий противника.
В условиях проливных дождей немцы успели отвести войска из мешка, но Ельнинская операция стала первой успешной наступательной операцией РККА с начала войны. Однако этот успех был достигнут ценой тяжелых потерь: с советской стороны - 31 853 человека (31% убитыми и ранеными), со стороны немцев 8-10 тысяч убитыми и ранеными.
После завершения Ельнинской операции Жуков был назначен командующим Ленинградским фронтом. Ему была поставлена задача удержать Ленинград от захвата, и с этой целью прорваться навстречу маршалу Г.И. Кулику, войска которого должны были пробиваться к Ленинграду из района станции Мга силами 54-й отдельной армии. В распоряжение командующего фронтом были переданы 42-я и 55-я армии, сосредоточенные на южном участке фронта на 25-километровой полосе, вся артиллерия Балтийского флота, 125 тысяч сошедших на берег моряков, 10 дивизий народного ополчения. По некоторым оценкам, “операция была провалена из-за малого количество войск”, выделенных Жуковым в поддержку Кулика.
17 сентября передовые части противника вышли к Финскому заливу западнее Ленинграда, отрезав войска 8-й армии от основных сил фронта. Западнее города образовался Ораниенбаумский плацдарм. На следующий день немцы захватили Слуцк и Пушкин. Сложилась критическая ситуация, и Жуков пошел на крайние меры: 7 сентября он отдал приказ военным советам 42-й и 55-й армий расстреливать всех командиров, политработников и бойцов, оставивших рубеж обороны без приказа.
22 сентября в 8-ю армию была отправлена шифротелеграмма с приказом ее командованию “лично вести в бой” бойцов и директивой о неминуемом расстреле всех командиров, самовольно оставивших Петергоф, как “трусов и изменников”. Есть сведения, что Жуков пригрозил расстреливать семьи дезертиров.
“Решительность, целеустремленность, порой жестокость нового командующего Ленинградским фронтом возымели своё действие. Жуков сумел в самые сжатые сроки мобилизовать даже те мизерные резервы, которые имелись в его распоряжении. В войсках появилась уверенность в успехе, и они с возрастающим упорством дрались на занимаемых позициях” (Валерий Краснов “Жуков. Маршал Великой империи”).
Под командованием генерала армии Жукова с 14 сентября по 6 октября 1941 года войска Ленинградского фронта совместно с Балтийским флотом мужественно защищали колыбель революции. Впервые в ходе войны немецкие войска были вынуждены перейти от стратегического наступления к длительной позиционной осаде. До начала операции “Тайфун” им так и не удалось овладеть Ленинградом и воссоединиться с финской армией.
После стабилизации фронта под Ленинградом, когда стало понятно, что фашисты не станут штурмовать город, Жуков был отозван на центральное направление советско-германского фронта (возглавил Резервный и Западный фронты), где основные силы советских войск в первой половине октября были окружены и уничтожены немецкими войсками.
Значительные успехи под Москвой в декабре 1941 года привели к активному наступлению Красной Армии по всему фронту. Но уже в январе 1942 года оно затормозилось из-за усилившегося сопротивления немецких войск, перебоев с подкреплениями и боеприпасами и переоценки достигнутых успехов Ставкой. Красная армия несла огромные потери: в относительно малорезультативной Ржевско-Вяземской операции потеряли 776 889 человек (73,3 % от численности войск к началу операции), в ходе Ржевско-Сычёвской операции - 193 683 человека (56,1 % от первоначальной численности), в операции “Марс” - 215 тысяч убитыми, ранеными и пленными (за один день боевых действий 8666 человек).
Эти операции не готовились непосредственно Жуковым как командующим фронтом. В период их подготовки он, как представитель Ставки ВГК, находился на Сталинградском направлении. Однако координация усилий Западного фронта (командующий фронтом И.С. Конев) и Калининского фронта (командующий фронтом М.А. Пуркаев) в период операции была возложена именно на него.
В августе 1942 года Георгий Константинович стал первым заместителем наркома обороны государства, а также заместителем Верховного Главнокомандующего. Он был координатором действий фронтов под Сталинградом, Ленинградом, на Курской дуге, в битвах за Днепр. Вскоре Жукову было поручено возглавить первый Украинский фронт. Под его командованием было освобождено от немцев огромное количество городов и сёл. За заслуги перед Родиной Георгий Константинович первым в СССР был награжден орденом “Победа”. 18 января 1943 года Жукову было присвоено звание Маршала Советского Союза. Он стал первым маршалом СССР с начала войны.
Г.К. Жуков и И.С.Конев на Курской дуге, июль 1943 года
В 1944 году Жуков координировал действия Белорусских фронтов. В ходе блестящей операции территория Белоруссии была освобождена от иноземных захватчиков. В июле Жуков был награжден второй Золотой Звездой Героя Советского Союза. Через некоторое время маршал был назначен командующим первым Белорусским фронтом, который действовал на Берлинском направлении. В ходе боев весны 1945 года, войска разгромили большую группировку немецких войск, а вскоре был взят Берлин. В весенней кампании советские войска потеряли убитыми и ранеными 634 790 человек.
Очевидцы отмечали, что маршал в каждом бою стремился победить любой ценой, невзирая на людские потери. После нескольких атак во время штурма Зееловских высот в последние дни войны из 800 человек в живых осталось только 100, а немецкий пулеметчик сошел с ума, увидев перед собой гору трупов советских солдат. В то же время Жуков был верующим человеком, во время войны всегда возил с собой икону Казанской Божией Матери, а по ее окончании прислал одному провинциальному приходу колокола взамен вывезенных фашистами.
О стиле работы Жукова рассказывал бывший начальник штаба Западного и Третьего Белорусского фронтов генерал-полковник А.П. Покровский: “Жуков ценил штаб, понимал значение штаба в работе командующего, не мыслил свою работу в отрыве от работы штаба. И штаб при нем работал спокойно и регулярно. Подписав вечером итоговое донесение, он больше не дергал штаб. Подводились итоги вечером, во время составления итогового донесения, определялись задачи на следующий день, и с утра можно было спокойно работать в штабе, зная, что не будет дерготни, напоминаний, вопросов. Во всяком случае, первые несколько часов утренней работы.
Работникам штаба Жуков доверял. Доверял их донесениям, суждениям. И, пока он доверял, работать с ним было хорошо. Но с людьми, раз выходившими у него из доверия, он бывал крут, и если учесть огромные полномочия, которые он имел, огромные права,- это грозило, могло грозить тяжелыми последствиями” (“Октябрь”. -1990. - № 5/записал Константин Симонов).
8 мая 1945 года в 22:43 (9 мая в 00:43 по московскому времени) в Карлсхорсте (Берлин) Жуков принял от генерал-фельдмаршала Вильгельма Кейтеля безоговорочную капитуляцию войск нацистской Германии. На праздничном банкете в честь победы над фашистами Жуков лихо отплясывал “русскую”. В июне ему присвоили звание Героя Советского Союза в третий раз.
24 июня 1945 года в Москве на Красной площади состоялся парад Победы. Его принимал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Командовал парадом Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский. Жуков и Рокоссовский проехали по Красной площади на белом и вороном арабских скакунах. От имени и по поручению Советского правительства и ВКП(б) Жуков поздравил доблестных советских воинов “с Великой Победой над германским империализмом”.
Жуков принимает Парад Победы верхом на белом коне. Командует парадом Маршал Рокоссовский
И.В. Сталин собирался выехать к войскам лично, но во время репетиции конь сбросил его на землю. “Куда конь с копытом, туда раку с клешней не следует соваться”, - пошутил он и решил наблюдать за парадом с трибуны Мавзолея.
В июне 1945 года 1-й Белорусский фронт был переименован в Группу советских оккупационных войск в Германии. Ее главнокомандующим назначили возглавлявшего войска фронта маршала Жукова. Также он возглавил организованную в том же месяце Советскую военную администрацию в Германии. В июле 1945 года Жуков как представитель СССР вошёл в союзнический Контрольный совет по управлению Германией.
7 сентября 1945 года в Берлине у Бранденбургских ворот состоялся Парад Победы союзных войск во Второй Мировой Войне, в котором прошли колонны войск и бронетехника берлинских гарнизонов СССР, Франции, Великобритании и США. От Советского Союза парад принимал маршал Жуков. Командовал парадом английский генерал-майор Эрик Нэйрс (англ. Eric Paytherus Nares), комендант Британского Сектора в Берлине. Менее чем через год, с оформлением Сухопутных войск как вида Вооружённых Сил СССР, Жуков был назначен на должность Главнокомандующего Сухопутными войсками и замминистра Вооружённых Сил СССР.
Однако спокойно работать Жукову не дали. Огромная популярность, в том числе и в войсках, самостоятельный характер, командование группой войск в Германии, дружба с американцем Эйзенхауэром – все это настораживало Сталина. В 1946 году на заседании Высшего военного совета Иосиф Виссарионович заявил: “Жуков приписывает себе все победы, а как же Ставка, Государственный комитет обороны? Что, мы с вами все - дураки?”
В опале. 1967 г.
Разразился скандал из-за того, что Жуков вывез из Германии и хранил на даче “в значительных количествах” мебель, произведения искусства, различное другое трофейное имущество “для своего личного пользования”. Маршала обвинили в политической незрелости, заносчивости и бонапартизме. В результате Георгия Константиновича отправили командовать Одесским округом.
Дочь маршала от первого брака, Маргарита, писала: “Сталин не смог вынести авторитета полководца Жукова в армии и стране, его международного престижа.
Поэтому после Победы, сняв мундир генералиссимуса, он не забывает о Георгии Константиновиче, “задвинув” его в 1946 году командующим Одесским военным округом”.
20 января 1948 года Политбюро приняло постановление “О т. Жукове Г.К., Маршале Советского Союза”. В постановлении, среди прочего, указывалось: тов. Жуков в бытность главнокомом группы советских оккупационных войск в Германии допустил поступки, позорящие высокое звание члена ВКП(б) и честь командира Советской Армии. Будучи обеспечен со стороны государства всем необходимым, тов. Жуков злоупотреблял своим служебным положением, встал на путь мародёрства, занявшись присвоением и вывозом из Германии для личных нужд большого количества различных ценностей. В этих целях т. Жуков, давши волю безудержной тяге к стяжательству, использовал своих подчинённых, которые, угодничая перед ним, шли на явные преступления… Будучи вызван в комиссию для дачи объяснений, т. Жуков вёл себя неподобающим для члена партии и командира Советской Армии образом, в объяснениях был неискренним и пытался всячески скрыть и замазать факты своего антипартийного поведения. Указанные выше поступки и поведение Жукова на комиссии характеризуют его как человека, опустившегося в политическом и моральном отношении”.
4 февраля 1948 года приказом министра вооружённых сил Николая Булганина Жуков был переведён с должности командующего Одесским военным округом на должность командующего Уральским военным округом. Рядом с ним в это время находилась его фронтовой друг, военфельдшер Лидия Захарова. Куда бы ни переезжал Георгий Константинович, он всегда снимал рядом со своим домом квартиру для Лидии. Но жил он по-прежнему с Александрой Зуйковой, хотя давно уже не испытывал к ней никаких чувств. Развелись они только в 1965 году, после того, как Жуков встретил свою последнюю любовь, Галину Семенову.
Георгий Жуков с последней женой Галиной Александровной
После смерти Сталина полководца вернули в Москву и по распоряжению Никиты Хрущева назначили первым заместителем министра обороны, а позднее и министром. После смерти Сталина среди партийной верхушки началась борьба за власть. По просьбе Хрущева Жуков лично участвовал в аресте Берии.
В 1954 году Жукову было поручено подготовить и провести учения с применением ядерного оружия на Тоцком полигоне. В учениях участвовало не менее 45 тысяч солдат, которые, как и жители окрестных деревень, подверглись воздействию радиоактивного излучения. Информация об этих учениях в течение всего советского периода была засекречена.
18-23 июля 1955 года Жуков вместе с Хрущёвым, Булганиным и Молотовым принял участие в переговорах в Женеве, где впервые после окончания Второй мировой войны встретились руководители СССР, США, Великобритании и Франции. Хрущев возлагал большие надежды на хорошие личные отношения, сложившиеся между Жуковым и Эйзенхауэром, ставшим в 1952 году президентом США. На переговорах Эйзенхауэр предложил политику “открытого неба”, чтобы одна сторона могла совершать инспекционные полёты над территорией другой с целью вовремя заметить возможную военную угрозу.
Не посоветовавшись с другими членами советской делегации, Жуков поддержал предложение Эйзенхауэра. Чарльз Боулен, посол США в Москве, присутствовавший на переговорах в Женеве, написал в своих воспоминаниях: “[Маршал] сильно отличался по характеру от хитрых большевистских вождей. Он проявлял терпимость, даже уважение к Соединенным Штатам, и у меня нет никаких сомнений в том, что его симпатия к генералу Эйзенхауэру была искренней, а не изображаемой для какой-то цели”.
По мнению большинства западных исследователей, маршал Жуков стал одной из ключевых фигур в подавлении Венгерского антикоммунистического восстания 1956 года, хотя официально Главнокомандующим Объединёнными вооруженными силами стран Варшавского договора был маршал И.С. Конев. Операция называлась “Вихрь”.
“За подавление венгерского фашистского мятежа” и в связи с 60-летием со дня рождения 1 декабря 1956 года Жуков в четвёртый раз был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением медали “Золотая Звезда” за № 1 и ордена Ленина. До 18 декабря 1981 года, когда это звание в четвертый раз было присвоено генсеку Л.И. Брежневу, Георгий Константинович был первым и единственным четырежды Героем Советского Союза.
22-29 июня 1957 года на Пленуме ЦК КПСС маршал помог Хрущеву в борьбе с Маленковым, Молотовым и Кагановичем: в нужный момент он напомнил им, кто в СССР командует войсками. После этого Хрущев испугался популярного министра обороны.
Для Жукова повторились события 1946 года - выступление вождя, обвинения в том, что маршал “зазнался”, “гнёт свою линию”, игнорирует Политбюро. В ноябре 1957 года в “Правде” была опубликована статья Маршала Советского Союза И.С. Конева, второго после Жукова “маршала Победы” - “Сила Советской Армии и Флота - в руководстве партии, в неразрывной связи с народом”. В ней, в частности утверждалось, что “Жуков не оправдал доверия партии, оказался политически несостоятельным деятелем, склонным к авантюризму в понимании важнейших задач внешней политики СССР и в руководстве Министерством обороны”. Подписать статью с разоблачением Коневу поручил Хрущев, и тот после долгих сомнений сделал это.
В феврале 1958-го Жукова сняли со всех постов и уволили из армии. Он стал единственным маршалом СССР, который после отставки не был зачислен в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны СССР, куда входили все видные полководцы-герои Великой Отечественной войны, по состоянию здоровья или по выслуге лет оставившие службу
В мемуарах отставной маршал вспоминал, как переживал новую опалу: “Принял снотворное. Проспал несколько часов. Поднялся. Поел. Принял снотворное. Опять заснул. Снова проснулся, снова принял снотворное, снова заснул... Так продолжалось пятнадцать суток. И я как-то пережил все то, что мучило меня, что сидело в памяти. Все то, о чем бы я думал, с чем внутренне спорил бы, что переживал бы в бодрствующем состоянии, все это я пережил, видимо, во сне. Спорил, и доказывал, и огорчался - все во сне”.
Жуков с дочерью Марией
Жукову было уже за 60, но судьба на склоне лет подарила ему семейное счастье: Галина Семенова, которая была младше Жукова на 30 лет, родила ему ещё одну дочку - Машу. В 1967 году Георгий Константинович перенес инсульт и после этого ходил, опираясь на трость. В последние годы опальный маршал был консультантом документальных фильмов, в некоторых из них снимался сам. После смещения Хрущева, в конце 1966 года, маршал Г.К. Жуков был награждён орденом Ленина “в связи с 70-летием со дня рождения и за заслуги перед вооруженными силами”, а указом от 22 февраля 1968 года - орденом Октябрьской Революции “за заслуги в строительстве и укреплении армии и в связи с её 50-летием”. Вышла в свет книга “Воспоминания и размышления”, выдержавшая впоследствии много переизданий.
В ноябре 1973 года Галина Александровна умерла от рака. Жуков так и не сумел оправиться от этой потери - сразу после смерти жены у него случился инфаркт. В мае 1974 года Жуков впал в кому и скончался в Центральной клинической больнице на улице Грановского 18 июня 1974 года, накануне 17-летия младшей дочери Маши.
Вопреки последней просьбе Жукова о погребении в земле, невзирая на желание семьи, тело его было кремировано. Урна с прахом захоронена в Кремлёвской стене на Красной площади, на правой стороне, рядом с прахом С.С. Каменева. 2 декабря 1996 года - в год 100-летия со дня рождения Жукова - на Красной площади, впервые за все годы существования кремлёвского некрополя, была отслужена панихида. Ходят разговоры о его канонизации вслед за Ушаковым.
В честь маршала названа малая планета (2132) Жуков, открытая в 1975 году.
В СССР была выпущена почтовая марка, посвященная Жукову.
В 1995 году на Манежной площади в Москве был установлен конный памятник Жукову. Тогда же на проспекте Маршала Жукова был установлен ещё один памятник полководцу. У общего северного вестибюля станций метро “Каширских” находится памятник-бюст Жукова.
9 мая 1994 года были учреждены государственные награды РФ имени полководца: орден Жукова и медаль Жукова.
В ноябре 1996 года, в старом здании Генерального штаба в Москве на Знаменке, д.19, был открыт мемориальный кабинет-музей Г.К. Жукова.
В честь маршала названы танкер Новороссийского морского пароходства (“Маршал Жуков”), пассажирский теплоход Волжского пароходства (“Георгий Жуков”) и сухогруз Судоходной Компании Стандард Шиппинг (“Георгий Жуков”).
Дочери Георгия Жукова получили отличное образование. Маргарита окончила юридический и экономический факультет МГУ, более сорока лет преподавала политэкономию в столичных вузах и основала общественный фонд “Маршал Жуков”. Эра и Элла закончили МГИМО. Старшая из них была сотрудницей Института государства и права Российской академии наук, а младшая стала журналистом. А Мария написала и издала широко известную книгу “Маршал Жуков - мой отец”.
После смерти полководца поэт Иосиф Бродский написал стихотворение “На смерть Жукова”. Оно отсылает нас к стихотворению „Снигирь” Державина, являющееся эпитафией другому великому русскому полководцу - Суворову. Находясь в эмиграции уже 2 года, Иосиф Александрович продолжал внимательно следить за всеми событиями, происходящими в СССР. Когда в 1974 году умер Георгий Жуков, который еще при жизни получил негласный титул маршала Победы, опальный поэт простился с ним такими словами:
Вижу колонны замерших внуков,
Гроб на лафете, лошади круп.
Ветер сюда не доносит мне звуков
Русских военных плачущих труб.
Вижу в регалиях убранный труп:
В смерть уезжает пламенный Жуков.
Воин, пред коим многие пали
Стены, хоть меч был вражьих тупей,
Блеском маневра о Ганнибале
Напоминавший средь волжских степей.
Кончивший дни свои глухо в опале,
Как Велизарий или Помпей.
Сколько он пролил крови солдатской
В землю чужую! Что ж, горевал?
Вспомнил ли их, умирающий в штатской
Белой кровати? Полный провал.
Что он ответит, встретившись в адской
Области с ними? “Я воевал”.
К правому делу Жуков десницы
Больше уже не приложит в бою.
Спи! У истории русской страницы
Хватит для тех, кто в пехотном строю
Смело входили в чужие столицы,
Но возвращались в страхе в свою.
Маршал! поглотит алчная Лета
Эти слова и твои прахоря.
Все же, прими их - жалкая лепта
Родину спасшему, вслух говоря.
Бей, барабан, и военная флейта,
Громко свисти на манер снегиря.


П. Корин. Портрет маршала Жукова. 1945


К. Васильев. Портрет Жукова