понедельник, 4 сентября 2017 г.

Подземный мир Москвы

В преддверии 870-летия Москвы в Музее Москвы проходит выставка «Тайны московских подземелий» — новый совместный проект музея и московских археологов при поддержке Департамента культуры города Москвы и Департамента культурного наследия города Москвы. В рамках выставки посетителям предоставлена уникальная возможность первыми увидеть археологические находки, обнаруженные в ходе реализации городской программы благоустройства «Моя улица».
Каждый день москвичи спешат на работу, ходят в театры и кино, просто гуляют по городу и совсем не задумываются о том, что обычный неприметный городской люк под их ногами может оказаться входом в другое измерение. А между тем, под городом находится целый подземный мир, сильно отличающийся от того, что видим мы каждый день наверху.

Подземная Москва вызывает огромный интерес и одновременно порождает множество слухов и легенд. Говорят, что это целый город, сопоставимый по своим размерам с “верхним”, и диггеры, исследователи подземных коммуникаций, насчитывают 12 его уровней.
Среди самых известных столичных подземелий - Метро-2, разветвленная подземная система Кремля и заключенная в каменную трубу река Неглинка. Хотя большинство известных нам тайных ходов датируются XV-XVII веками, подземное пространство города использовалось и в гораздо более давние времена. Осваивать подземную Москву начала еще бабушка царя Ивана Грозного, византийская принцесса Софья Палеолог. Выйдя замуж за русского царя Ивана III, она привезла с собой библиотеку, подаренную дядей – императором Константином XI, и, чтобы сохранить бесценные свитки от пожаров, выписала из Европы архитектора Аристотеля Фиораванти, крупнейшего специалиста по подземным сооружениям. Ему было велено построить под Москвой трехъярусное белокаменное книгохранилище.
Сын Ивана III, Василий III, привлёк к переводу на церковно-славянский язык книг Либереи (так называлась библиотека Софьи Палеолог от лат. liber – “книга”) афонского монаха и ученого Максима Грека. Упоминание об этом вместе с “описью” библиотеки присутствует в “Сказаниях о Максиме Греке”, однако многие специалисты считают эти записи позднейшей подделкой. При Иване Грозном библиотека пополнялась “книжными эмиссарами” царя, скупавшими редкие книги в разных странах. Возможно, частью царского собрания стали библиотеки Ярослава Мудрого и казанского хана.
София Палеолог. Скульптурная реконструкция по черепу С. А. Никитина

Совершенно точно известно одно – библиотека представляла огромную ценность. При жизни царя Ивана IV слава о ней гремела по всей Европе. Знатные иностранцы специально приезжали в Москву, чтобы ознакомиться с тем или иным фолиантом из уникальной коллекции. Однако после 1581 года, когда царь подарил английскому дипломату Джерому Горсею драгоценную Библию из своего книжного собрания, хранящуюся ныне в Британском Музее, о библиотеке не встречается ни одного упоминания. Вероятно, она была скрыта в каком-то подземном тайнике, а скудость сведений о его местонахождении объясняется тем, что царь, к этому времени находившийся в смутном разуме после гибели сына, казнил его строителей.
Иван Васильевич вообще питал слабость к подземельям – он прорезал недра всей России целой сетью подземных ходов, соединяющих удельные княжества, создал своего рода государство в государстве, загадочный град Китеж, скрывающийся в недрах земли и скрывающий множество загадок и тайн. В Москве паутина подземных ходов при “Грозном царе” протянулась от Кремля в сторону будущих Земляного вала, Мясницкой улицы и Красных ворот, а позже от них были пробиты ответвления под Меншикову башню, дом князя Пожарского, здание Тайной канцелярии, “масонские дома”. Один из таких выходов и сегодня находится в подвале дома на углу улицы Герцена и площади Восстания.
В одних подземельях устраивали тайники и хранили ценности, церковные реликвии, оружие. Другие - становились некрополями. Нередко обустраивались и подземные погреба. Москва страдала от пожаров, а такие тайники позволяли сохранить ценные вещи и запасы продовольствия. Под землей оборудовали свои мастерские московские фальшивомонетчики. Некоторые тайники были обшиты тесом или массивными бревнами, стены других были выложены из белого камня или красного кирпича. К одним ходам можно было спуститься только через подвалы, а в другие попасть по лестницам, устроенным в стенах палат и башен.
Кремлевские подземелья поражают воображение не только своими размерами, но и множеством хранимых ими тайн. В XVII веке по приказу царя Алексея Михайловича мастер Азанчеев попытался построить под Москвой-рекой подземный ход, но, по официальной версии, безуспешно. Однако вскоре ему, простому мужику, было пожаловано дворянство, а про тоннель под рекой больше не вспоминали. Возможно, он все же был проложен.
Библиотеку Ивана Грозного искали и Борис Годунов, и Лжедмитрий, и царевна Софья. Как свидетельствуют документы из архива Ватикана, ещё в 1601 году канцлер великого княжества Литовского Лев Сапега и иезуит Пётр Аркудий получили задание разыскать царское собрание древних книг, но даже слухов о нём им собрать не удалось.
В 1724 году, по указанию Сената, российскими властями были начаты официальные поиски Либереи Ивана Грозного. Одним из главных доказательств ее существования считается свидетельство протестантского пастора Иоганна Веттермана из Дерпта, которого Грозный якобы пригласил в 1570 году вместе с Томасом Шреффером, Иохимом Шредером и Даниэлем Броккелем для перевода книг. Веттерману также часто приписывается авторство "Списка Дабелова", опубликованного в 1834 году немецким правоведом В.Ф. Клоссиусом в статье "Библиотека великого князя Василия Иоанновича и царя Иоанна Васильевича". Список, якобы, был найден в 1822 году профессором Дерптского университета Х.Х. Дабеловым среди неопубликованных бумаг архива эстонского города Пернова (Пярну).
В списке перечисляется множество редчайших древних латинских и греческих сочинений, многие из которых не дошли до нашего времени. Подлинность списка вызывает сомнения у исследователей, так как Х.Х. Дабелов смог предоставить только копию, а оригинал своевременно "исчез". Объём библиотеки обычно оценивают как очень большой: 800 томов или 30 (возможно даже 70) подвод, гружённых книгами.
Первую попытку разыскать библиотеку Ивана Грозного предпринял в 1718 году пономарь пресненской церкви Иоанна Предтечи Конон Осипов. Когда-то он слышал рассказ дьяка Казённого приказа Василия Макарьева, который спускался в подземелья Кремля вблизи Тайницкой башни и видел там обширные помещения, заполненные потемневшими от времени сундуками.
Проникнув в Тайницкую башню, Осипов отыскал вход в галерею, заваленную землей. Но как только он и выделенные ему в помощь солдаты прокопали несколько метров, свод галереи осел, грозя в любую минуту засыпать смельчаков. Пономарь, не желая рисковать своей жизнью и жизнями солдат, отказался от задуманного, но вынужден был повторить попытку уже по приказу Петра I. На этот раз ему в помощь были выделены не солдаты, а осуждённые преступники.
Не рискуя вновь спускаться через Тайницкую башню, Осипов вошел в подземелье через вход под Угловой Арсенальной башней. Но двигаться по нему было невозможно из-за родниковой воды, которой он был полностью затоплен. Последнюю попытку пономарь предпринял спустя ещё десять лет. Он попытался повторить маршрут казённого дьяка Макарьева, однако и эта попытка закончилась неудачей: “Поклажи никакой не отыскал”. Вскоре после этого Осипов умер.
В 1812 году, войдя в Москву, библиотеку Ивана Грозного искал Наполеон. Император питал слабость к различным древностям, в том числе и книгам. Положивший начало крупным изысканиям в Египте, Наполеон не смог пройти мимо загадки библиотеки Ивана Грозного, но, как и все его предшественники, ничего не нашел. После этого целых 70 лет попытки проникнуть в подземелье под Кремлем не предпринимались. Лишь в конце XIX века интерес к Либерее пробудился вновь. Правда, известный историк Москвы И.Е. Забелин придерживался версии, что она была безвозвратно утрачена во время большого пожара Москвы в 1571 году, когда в царском дворце от жара перегорали и плавились железные связи, а в городе рассыпались каменные церкви.
Палеограф и историк Н.П. Лихачёв, в свою очередь, заявлял, что доверяет свидетельствам Максима Грека и пастора Веттермана, однако позднейшие источники - “Записки анонима” и “Список Дабелова”- такого доверия не заслуживают. Академик А.И. Соболевский призывал к немедленным розыскам: “Сундуки с книгами где-то существуют, засыпанные землёй или невредимые, и от нашей энергии и искусства зависит их отыскать”.
В конце концов, тайнами подземного Кремля заинтересовался директор Исторического музея князь Н.С. Щербатов. В основании Набатной башни он обнаружил замурованный вход в галерею, ведущую к соседней Константино-Еленинской башне. Разобрав кладку и пройдя по сводчатому подземному коридору, князь обнаружил помещение, в котором хранились десятки пушечных ядер. Кроме того, исследователь обнаружил тайный ход, связывающий Никольскую башню с Угловой Арсенальной. Под Боровицкой башней ему удалось раскопать часовню, подземный ход, ведущий на Императорскую (ныне Дворцовую) площадь Кремля, и ряд помещений, имевших фортификационное назначение. Дальнейшим работам помешала первая мировая война, а фотографии обнаруженных князем Щербатовым подземелий Кремля вместе с их описаниями бесследно исчезли в 1920-х годах.
Одновременно с Щербатовым по личному поручению Александра III библиотеку искал страсбургский ученый, доктор истории Эдуард Тремер, но тоже ничего не нашел. Все это дало основания русскому историку и археографу С.А. Белокурову опубликовать в 1898 году монографию “О библиотеке московских государей в XVI столетии”, в которой он вообще отрицал факт существования Либереи.
Обследовавший Кремль в 1918 году архитектор И.Е. Бондаренко сообщил, что под угловой Беклемишевской башней, выходящей к Васильевскому спуску, имеется "тайник": подземелья “слухи”, которыми можно было пользоваться для наблюдения за врагом, подземные галереи, а также застенки, в которых находили мученическую смерть те, на кого обрушился гнев государя. Существование на нынешней Берсеневской набережной пыточных палат подтвердили раскопки, произведенные при строительстве в 1906 году электростанции, обслуживающей московские трамваи. Здесь по приказу Василия III “из-за неосторожной искренности” в 1525 году лишили языка, а затем и обезглавили боярина И.Н. Беклемишева по прозвищу Берсень – “крыжовник”. Здесь же после долгих истязаний скончался обвинённый Иваном Грозным в измене князь А.Ф. Хованский.
Церковь Николая Чудотворца
В 1930-х годах в подвале под церковью Николая Чудотворца на Берсеневке, старейшего замоскворецкого храма, был обнаружен замурованный в стену скелет девушки с косой, перевязанной лентой. Именно в этом подвале и начинается подземный ход под Москвой-рекой, соединяющий дом царского палача Малюты (Григория Лукьяновича) Скуратова-Бельского (возле нынешнего Дома на набережной) с Опричным двором (на его месте сейчас находится дом Пашкова). В 1993 году при геофизических исследованиях под зданием бывшего книгохранилища был обнаружен огромный колодец диаметром 8 м и неизвестной глубиной (расчистили вглубь лишь 15 м). На стенах колодца сохранились остатки спиральной лестницы. Это сооружение вполне могло быть входом в подземные коммуникации древней Москвы. К сожалению, работы по очистке колодца были прерваны.
В XVII веке на месте дома Малюты были выстроены палаты думного дьяка Аверкия Кириллова. Существует версия, что до Скуратовых дом на этом месте принадлежал боярам Беклемишевым и после казни Берсень-Беклемишева достался Малюте, а, в свою очередь, после его гибели на Ливонской войне участок отошел в собственность Бориса Годунова, и уже после него достался Кириллову. До 1917 года во многих путеводителях по Москве этот дом обозначался как палаты Малюты Скуратова с домовой церковью Скуратовых-Бельских.
Современный исследователь Михаил Коршунов описал свое путешествие по подвалам, начинающееся в Никольской церкви: “Малюта к дому сделал пристройки, “сообразно инквизиторским вкусам его и Грозного”. Под старым домом Берсеня - два мрачных сводчатых подвала… ниши... кольца в сводах... колодец, заполненный водой... В нишах, носящих следы железных ставен, хранились орудия пыток. На кольца подвешивались жертвы. Имелся потайной ход в пристроенной стене, идущий в подвал сверху. Ныне заложен кирпичом (мы его видели). Из подвала вел тайник, пока нами еще не обнаруженный. Другой тайник - на Солянке. …эта вотчина Малюты полна романтики и подземных тайн. Здесь были жилые помещения, куда вводились даже лошади, имелся колодец”.
Из дома Малюты еще один подземный ход вел в Кремль. К сожалению, исследовать его не получилось. В XIX веке в доме находилось Императорское московское археологическое общество, и его руководительница, графиня Уварова, запрещала “копать” в его стенах.
После прихода советской власти большинство подземных ходов и помещений под Кремлем были замурованы. Однако в сентябре 1933 года было принято решение о проведении там исследовательских работ и необходимых профилактических мероприятий, чтобы не обрушивались потолочные перекрытия. Руководить ими поручили археологу-энтузиасту Игнатию Яковлевичу Стеллецкому.
Еще в начале ХХ века Стеллецкий обследовал многие подземные ходы Кремля, а после революции обратился в ГПУ за разрешением на поиск новых подземелий. Такое разрешение ему было предоставлено при условии неразглашения результатов своих исследований без особого на то разрешения.
И.Я. Стеллецкий неоднократно обращался в разные организации, ставя вопрос об использовании подземных сооружений древности и ссылаясь на опыт европейских столиц: “Везде и всюду подземелья временем и людьми приведены в состояние если не полного, то очень большого разрушения. Общей участи не избежал и Кремль, и потому нельзя обольщать себя мыслью, что достаточно открыть один ход и по нему уже легко пройти подо всем Кремлем, если не подо всей Москвой. В действительности, путешествие по подземной Москве - скачка с препятствиями, притом весьма существенными, устранение которых потребует больших усилий, времени и средств. Но все это ничто в сравнении с возможным идеальным результатом: очищенная, реставрированная и освещенная дуговыми фонарями, подземная Москва явила бы из себя подземный музей научного и любого интереса...”
Стеллецкий работал вместе со строителями метрополитена, изучая все подземные коридоры, попадавшиеся на пути прокладки трасс метро. Им были открыты и изучены несколько линий подземных коммуникаций, одна из которых имела выход непосредственно в Александровский сад, и подземелий Угловой Арсенальной башни. Завершены эти работы были уже после смерти ученого, в 1975 году. После откачки воды из подземелья были обнаружены два воинских шлема, фрагменты кольчуги и несколько каменных пушечных ядер. Все эти находки датированы XIV веком.
Археолог предупреждал, что здание Библиотеки имени В.И. Ленина может разрушиться, если не исследовать находящиеся под ним “исторические пустоты”. Вскоре действительно появились трещины и разломы. Подобные деформации появились и на зданиях Большого и Малого театров, Метрополя, а Историческому музею, по мнению Стеллецкого, угрожал еще и плывун.
Когда в начале 1960-х годов на здании Мавзолея появилась тонкая трещина, вспомнили предсказания Стеллецкого и для выяснения причин ее возникновения решили исследовать недра рядом с ним. Удивлению исследователей не было предела, когда на глубине 16 м они наткнулись на обшитый дубом свод тайного хода. Ход имел сечение со стороной 2 м. Он вел от Мавзолея в Кремль и в Китай-город и, вероятно, был построен во времена Ивана Грозного для тайного спасения из Кремля при необходимости. Возможно, чтобы информация не стала достоянием общественности, ход быстро забетонировали.
Современные диггеры под контролем властей также пытались найти библиотеку Ивана Грозного. Вот что рассказывает один из них: “Двигаясь по подземелью в районе Боровицких ворот, мы увидели в стене небольшую дверь с маленьким отверстием и решили просунуть туда телеглаз. На мониторе высветились сундуки, подходившие по описанию к сундукам из государевой библиотеки. Ну, думаем, все - нашли! Но внезапно прорвало водопровод, в результате чего весь район затопило. После этого мы не спускались туда. Возможно, это была камера, так или иначе связанная со старинной библиотекой”.
Бывший доходный дом над подвалами Соляного двора
Но не только Кремль в средневековой Москве был снабжен подземельями. В XVI веке преуспевающий купец Никитников построил Соляной рыбный двор на углу Солянки (ее название и пошло от этого двора) и Большого Ивановского переулка (ныне улица Забелина) вплотную к Ивановскому монастырю. Это было самое современное для тех дней каменное сооружение с торговыми павильонами и большим внутренним двором. Здесь хранили и продавали как обычную соль, так и ее разновидность - поташ (карбонат калия), используемую в кондитерском деле, а также торговали соленой рыбой.
К началу ХХ века Московское купеческое общество полностью выкупило соляной двор. В 1913 году его обветшавшие постройки были разобраны до фундаментов. На их месте архитекторы В.В. Шервуд, И.А. Герман и А.Е. Сергеев построили многоэтажный доходный дом в стиле неоклассицизм, существующий и поныне (улица Солянка, д.1/2). В процессе выкапывания котлована был обнаружен клад. В найденных кувшинах находились монеты общим весом более двух центнеров (13 пудов). Все они относились ко второй половине XVI - началу XVII веков - времени правления Ивана Грозного, его сына Федора Ивановича и Бориса Годунова. Вероятно, эта была выручка Соляного двора, припрятанная в Смутное время и впоследствии забытая.
Но самая интересная особенность дома не видна поверхностному взгляду: это гигантский подвал со сводами пятиметровой высоты, стенами толщиной в метр, широкими коридорами и множеством внутренних помещений, принадлежавший ранее Соляному двору. В нем каждая лавка имела свой отгороженный погреб. Длинные туннели с арочными проёмами и огромными залами являют собой величественное зрелище. Подвалы Солянки - уникальный инженерный объект своего времени.
После революции дом находился в ведении Наркомата путей сообщения, в 1970-1980-х годах подвал дома использовали как гараж для милицейских машин, а в 1990-х годах тут устроились барыги, перебивавшие номера и разбиравшие угнанные автомобили. В 2000-х годах подвальная система вновь обезлюдела и постепенно захламилась мусором, вывозимым с улицы. В 2014 году из-за угрозы пожара жильцы дома заварили вход в подвал и перекрыли лестницы, чтобы усложнить попадание туда детям и бомжам. Многие помещения захвачены магазинами и офисами, находящимися сверху.
Подвал Соляного двора, наложенный на местность
Недавно были проведены работы по обмерам всех подвальных помещений, а затем на их основе воссоздан точный макет комплекса. Следующим этапом стало укрепление существующих конструкций и перекладка древних коммуникаций. Сейчас ведется реставрация фасадов здания.
По территории современной Москвы протекает около 140 рек и ручьев. 39 из них имеют полностью открытые русла, а 40 целиком забраны в коллекторы. Одна из самых известных - Неглинная или Неглинка. Этот приток Москвы-реки, расположенный в черте города, имеет протяженность 7,5 км и берет свое начало в Пашенском (Памшинском) болоте за Марьиной рощей. Оттуда, чтобы слиться с Москвой-рекой, она протекает под Кремлем.
Люди всегда старались селиться возле воды, идеальным вариантом было место между двух рек. В древности Неглинная, впадая в Москву-реку, вместе с ней образовывала узкий мыс, защищенный с двух сторон водой, который быстро заселился людьми.
Впервые Неглинка упоминается в городских летописях в 1401 году. Когда-то это была небольшая, но полноводная река, по ней плавали суда, устраивались плотины и мельницы. От Угловой Арсенальной башни до Москвы-реки в XVI-XIX веках проходил Алевизов ров, также наполнявшийся водой из Неглинки. Ров проходил между стенами Кремля и нынешним Историческим музеем, а Неглинка защищала Кремль от нападений с запада и северо-запада, замыкая защитное водное кольцо вокруг Кремля. При разливах ширина реки достигала полутора километров и глубины до 25 м.
На пути к Москве-реке, в районе нынешнего Садового кольца (Стрелецкий переулок), Неглинка сливалась с другой речкой – Напрудной, принимала воду из находящихся по пути прудов, а также сама образовывала ряд проточных прудов с чистой водой. На сегодняшний день из них сохранился только Селезнёвский пруд - на пересечении 3-го Самотёчного переулка и Селезнёвской улицы.
В то время за чистотой реки и экологической обстановкой вокруг нее внимательно следили специальные сотрудники полицейского отделения. В ней запрещалось купать лошадей и стирать белье. Пруды сдавались желающим для разведения рыбы, а зимой служили источником льда для городских ледников – холодильников.
Литография Андре Дюрана. Устье реки Неглинки, 1839 г.
Еще при Петре I, во время Северной войны, на берегах реки были возведены военные укрепления треугольной формы – болверки – для защиты Кремля. Для этого русло Неглинной было изменено, в связи с чем пришлось спустить Лебяжий пруд у Боровицких ворот Кремля и перенести Аптекарский сад, находившийся между Боровицкими и Троицкими воротами.
В 1789-1791 годах, согласно плану урегулирования местности, утверждённому императрицей Екатериной II, в 128 м к востоку от русла реки Неглинной проложили канал, в который пустили воду, а старое русло засыпали землёй. В XIX веке болверки Петра I убрали, но обширное строительство на территории Земляного города после пожара 1812 года потребовало заключения загрязнившейся и сильно обмелевшей к этому времени Неглинки в подземный коллектор. Комиссия для строения города Москвы постановила: "Открытый канал с бассейнами по недостаточному в нем течению воды от накопившейся нечистоты, производящей неприятность в воздухе, перекрыв арками, засыпать".
Проект коллектора принадлежал Е.Г. Челиеву, военному инженеру, изобретателю и геодезисту. В ходе работ над проектом Челиев изобрел особый вид цемента, который затвердевает под водой. Первый участок реки был заключён в трубу в 1819 году, над ним разбили Александровский сад. Земля на засыпку трубы была взята из земляных укреплений Кремлевской стены, которые в то время сносились за ненадобностью.
Подземное русло Неглинной полностью повторяет бывший Неглинный проезд, а ныне улица Неглинная (от Марьиной рощи до Китай-города). До 1922 года название Неглинной носила нынешняя Манежная улица, проходящая по правому берегу реки. От трубы, в которой отныне протекала речка, получила свое наименование Трубная площадь. Коллектор, в который была заключена Неглинка, имел ширину примерно 5 м, высоту 4 м.
В 1819 году был засыпан трехпролетный Кузнецкий мост через Неглинку, построенный в 1754-1761 годах Семёном Яковлевым по проекту архитектора Д.В. Ухтомского и простирающийся от Петровки до Рождественки. Мост длиной 30 (длина огражденной части моста – 88,46 м) и шириной 16 м не стали демонтировать, а просто сняли с него ограждения и засыпали грунтом. Сейчас он лежит под асфальтом одной из главных московских улиц, которая в прошлом славилась множеством лавок и магазинов.
В 1986 году москвичи смогли воочию увидеть фрагменты исторического Кузнецкого моста. Во время выполнения строительных работ рабочие наткнулись на его конструкции. Мнение приглашенных специалистов-реставраторов было единодушным: техническое состояние старого сооружения позволяет его реставрировать и получить еще один архитектурно-исторический объект в столице. Однако дорожное покрытие вновь скрыло конструкцию старого моста от людских глаз.
Всего же мостов было четыре: Кузнецкий, Петровский (на месте Малого театра), Воскресенский (возле бывших Воскресенских ворот Китай-города) – его сейчас можно увидеть в Музее археологии - и Троицкий, который и сейчас соединяет Троицкую башню Кремля с Кутафьей.
Во второй половине XIX века коллектор Неглинной уже не справлялся с потоком. Кроме того, многие богатые домовладельцы тайно провели в Неглинку подземные стоки для спуска нечистот, вместо того чтобы вывозить их в бочках, как полагалось в то время. Постепенно из-за обилия нечистот Неглинка стала загрязнять Москву-реку, которая была основным источником пресной воды для Москвы.

В.А. Гиляровский писал в своей книге “Москва и москвичи”: “Трубную площадь и Неглинный проезд почти до самого Кузнецкого моста тогда заливало при каждом ливне, и заливало так, что вода водопадом хлестала в двери магазинов и в нижние этажи домов этого района. Происходило это оттого, что никогда не чищенная подземная клоака Неглинки, проведенная от Самотеки под Цветным бульваром, Неглинным проездом, Театральной площадью и Александровским садом вплоть до Москвы-реки, не вмещала воды, переполнявшей её в дождливую погоду. Это было положительно бедствием, но „отцы города“ не обращали на это никакого внимания”.
В 1880-х годах, чтобы расчислить засоренное русло Неглинной, пришлось вскрывать Театральную площадь. В состав комиссии, которая была создана для осмотра обветшавшего старого русла, входил Гиляровский. К тому же он был корреспондентом “Вечерней Москвы”, и ее читатели, конечно, с интересом узнали о подземной жизни города. Сам писатель назвал эти статьи эпилогом своей деятельности в общегородской газете.
Вот отрывок из такой статьи: “...В жаркий июльский день мы подняли против дома Малюшина, близ Самотеки, железную решетку спускного колодца, опустили туда лестницу. Никто не обратил внимания на нашу операцию - сделано было все очень скоро: подняли решетку, опустили лестницу. Из отверстия валил зловонный пар. …Это было продолжение моей постоянной работы по изучению московских трущоб, с которыми Неглинка имела связь, как мне пришлось узнать в притонах Грачевки и Цветного бульвара”.
От угла Малого театра по ходу улицы Неглинной под землей от царских времен сохранился 200-метровый коллектор параболического сечения, выложенный полностью из кирпича, размерами 3,6 на 5,8 метров. По гидротехническим свойствам он не уступает современным нормам. Этот участок подземной реки называется “Щекотовкой” по имени спроектировавшего его инженера М.П. Щекотова. Также его называют “тропой Гиляровского”.
В конце XIX века под руководством инженера Н.М. Левачёва был произведен капитальный ремонт и переустройство трубы на всем ее протяжении, а также сооружен второй коллектор длиной около километра, чтобы уменьшить нагрузку на сооружения и предотвратить разливы Неглинки.
В 1906 году от Самотечной площади до Сущевского вали была убраны под землю часть Неглинной в верхнем течении и речка Напрудная. Спустя почти 60 лет, после того, как 14 и 25 июля 1965 года было затоплено 25 гектаров городской застройки в центре Москвы, был построен коллектор под Зарядьем, а старое русло под Александровским садом стало дублирующим. Еще раньше засыпали исток Неглинной – Пашенское болото.
После затоплений, вызванных ливнями 7 июля и 9 августа 1973 года, власти Москвы приняли решение о строительстве нового коллектора для Неглинки. Он строился поэтапно 15 лет - с 1974 по 1989 год – от улицы Дурова до гостиницы “Метрополь” с использованием оригинального "полущитового" метода. Старое русло Неглинной от Театральной площади до Москвы-реки было усилено при помощи устройства железобетонной рубашки. С тех пор старый участок от Самотечной площади до Трубной практически не используется, а тоннель от Трубной площади до Театральной переоборудован под кабельно-тепловой коллектор.
В конце XX и начале XXI века река Неглинка стала объектом исследования диггеров, которые даже водят под землю экскурсии. Сейчас в нее не попадает ничего, кроме родниковой воды, поступающей в русло через специальные керамические трубы. Благодаря этому река очистилась. Проложенные под городом трубы теплосети подогревают коллектор зимой, а летом горячий воздух сюда не достает.
Помимо уже перечисленных исторических коммуникаций, а также знаменитого московского метро, XX век добавил столице еще несколько загадочных подземелий. Это правительственные бункеры, которые создавались на случай ядерной бомбардировки. Их три: на Таганке, в Измайлово и в Кунцево.
В Кунцево у Сталина была так называемая “ближняя дача”. Во время войны, когда бомбежки Москвы участились, здесь на глубине 15 м был построен бункер. В качестве перекрытий использовались чугунные рельсы. Ныне над бункером расположен Центральный региональный центр МЧС. По словам полковника Сергея Черепанова, бункер и сегодня выдержит прямое попадание авиабомбы.
В бункере был лифт, стены с деревянными и мраморными панелями, паркет, восьмирожковые люстры, несколько коридоров – отдельный для хозяина, отдельный для обслуживающего персонала. В бомбоубежище И.В. Сталин проводил заседания Государственного комитета обороны. Для этого был отведен просторный кабинет – “Генеральский”, стены которого были отделаны дубом и карельской березой.
Дача Сталина в Кунцево
Подземный тоннель связывал Ближнюю дачу Сталина с Кремлем, общественной приемной Министерства обороны на Мясницкой, 37, некоторыми объектами на Арбате, станцией метро “Киевской”, зданием МИД на Смоленской площади, Парком Победы и Волынской больницей на Славянском бульваре. Построен он был еще в 1930-е годы прошлого века. Участок был сооружен в рекордно короткий срок - менее чем за два года, несмотря на то, что трасса проходила в исключительно неблагоприятных гидрогеологических условиях. Этот тоннель благополучно сохранился до наших дней.
Измайловский бункер находится под стадионом, носящим название “Физкультурно-оздоровительное предприятие “Измайлово”. Здесь располагались зал заседаний, кабинет Сталина и столовая.
Школа юного разведчика в бункере Сталина
Огромный бункер на Таганке (ГО-42) имеет площадь более 7000 м² и располагается на глубине более 60 метров. Строили его в полном секрете по той же технологии, которая использовалась при строительстве метро. Вход на объект замаскирован под жилой дом. Тоннели комплекса связаны двумя ходами с московским метро – первый с тоннелем между станциями метро “Курская” и “Таганская”, второй с техническими помещениями станции “Таганская кольцевая”.
Бункер был принят правительственной комиссией в 1956 году и передан Министерству обороны. В нем находился запасной пункт Штаба дальней авиации, работали центральный телеграф, радиостудия, геодезическая лаборатория. Запасы продуктов, топлива, две артезианские скважины с питьевой водой и система очистки воздуха могли в случае ядерной войны обеспечить жизнедеятельность личного состава на протяжении длительного периода времени. К 1995 году, когда противостояние между СССР и Западом исчерпало себя, объект был полностью рассекречен. Ныне там находится “Музей холодной войны”.
Под этим домом находится вход в бункер на Таганке
Элитные дома, учреждения, заводы соединялись с бомбоубежищами системой потерн - длинных подземных коридоров на пятиметровой глубине. Например, комплекс МГУ соединен с подземным городом тоннелем, через который лучшие умы государства должны были перебираться в убежище в случае ядерной бомбардировки. Все потерны были вырыты в промежуток от 1945 до 1953-го – года смерти И.В. Сталина. Схема их расположения секретная, полные карты есть только у МЧС. Особенно много подземных коридоров внутри холмов, на которых стоит Москва.
Потерны и бункеры - это первый, верхний уровень подземных оборонительных сооружений Москвы. Второй их уровень создавался уже после смерти Сталина. Здания ЦК, КГБ, Министерства обороны заглублялись в землю иногда на пять этажей. Эти подземные сооружения соединены “улицами” и “переулками”: от Лубянки есть прямой подземный ход до Кремля, а от Кремля - к зданию ЦК на Старой площади. Некоторые тоннели настолько широки, что по ним можно проехать на машине.
Во время Карибского конфликта при Н.С. Хрущеве опасность ядерной войны была настолько реальной, что появились проекты третьего уровня подземных сооружений. Строили их уже в начале 1970-х. Современные убежища по уровню комфорта вполне могут претендовать на пять звезд – “растущие” вниз на 8-10 этажей дома с кондиционерами, коврами на полах, специальными спальнями с застеленными чистым бельем кроватями. “Бомбоубежища в режиме консервации”, - называют их военные. Убежища связывает с Кремлем маршрут подземного монорельса.
“В одних устроены подземные стоянки для машин, - рассказывает начальник инженерно-технического отдела штаба гражданской обороны Москвы В. Лукшин. – В других разместились спортзалы, магазины, склады… Без работы не остался ни один квадратный метр. И даже есть очередь на использование еще строящихся объектов”.
Считается, что под нынешним микрорайоном Раменки, на месте бывшей деревни с тем же названием, на глубине 180-200 м располагается целый подземный город вместительностью до 12-15 тысяч человек со своей автономной системой электропитания, подачей воздуха, канализацией, запасами продовольствия. Когда-то в одной московской газете писали, как поразил Бориса Ельцина подземный город, расположенный под огромным пустырем около проспекта Вернадского, который он посетил. Вход в этот город замаскирован под небольшой одноэтажный домик по адресу Раменки, 43 с расположенным внутри лифтом.
Однако, факт существования секретных московских подземных транспортных коммуникаций, так называемого “Метро-2”, до сих пор не доказан. Достоверным можно считать существование линии от нового здания Министерства обороны на Знаменке до объекта в Тропарёво-Никулино, официально называемого “Лабораторией испытаний и измерений Метрополитена”, и строящейся системы ОАО "Трансинжстрой".
По неофициальным сведениям, так называемое “Метро-2” представляет собой целую сеть подземных сооружений, которые раньше курировало специальное отделение КГБ. Оно было построено для транспортной связи объектов Минобороны в центре города с “подземным городом” в Раменках. Участки мелкого заложения Сокольнической линии, как и метромост, в случае ядерной войны были бы разрушены, делая невозможным сообщение между объектами в центре и Раменским комплексом с помощью обычного метро. Общая протяжённость линий вместе со всеми ответвлениями составляет около 25 км.

Известно, что после провала путча 1991 года бывший первый секретарь Московского горкома партии Ю.А. Прокофьев скрылся из здания ЦК КПСС через один из таких потайных ходов, и его не смогли задержать, так как те, кому это было поручено, не знали секретов Бункерного управления. Бывший мэр Москвы Г.Х. Попов в интервью радио “Эхо Москвы” сообщил, что, по его сведениям, секретная линия метро с депо в Раменках вела к зданию ЦК КПСС и имела выход к правительственному аэропорту Внуково-2. Именно эта секретная линия была, по его мнению, использована при эвакуации сотрудников ЦК после поражения ГКЧП.
Летом 1992 года литературно-публицистический журнал “Юность” опубликовал роман писателя и сценариста Владимира Гоника “Преисподняя”, действие которого разворачивается в подземных бункерах Москвы. В интервью корреспонденту газеты “КоммерсантЪ” на презентации своей книги в 1993 году писатель заявил, что термин “Метро-2” был введен именно им, а роман был написан на основе собранных лично им за двадцать лет сведений о бункерах и линиях секретного метро, связывающих их. В качестве своего источника основных сведений писатель указал многочисленных высокопоставленных пациентов - Гоник долгое время работал врачом в поликлинике Министерства обороны.
После публикации романа, в 1992–1993 годах, тему якобы существующих секретных линий московского метрополитена поднимали в своих публикациях российские СМИ, в частности, журнал “Огонёк”, называя эти подземные объекты “Метро-2”.
Говорят, что за спиной одного из памятников в центре Москвы, на дне фонтана, находится люк, который ведет в святая святых “Метро-2”, линии которого не обозначены ни на одной схеме. Правительство Российской Федерации никогда не подтверждало его существования, однако о нём упоминали в интервью заместитель Председателя правительства Михаил Полторанин, руководитель протокола и советник Президента России Владимир Шевченко, а также руководство Московского метрополитена.
"Это и разветвленная сеть тоннелей, и запасной командный пункт на случай войны, откуда можно командовать ядерными силами страны. Там может укрыться большое количество человек - это было необходимо для его обслуживания. Знаю, что в "Метро-2" есть ветки, которые уходят в Подмосковье, чтобы командование могло переместиться подальше от эпицентра ядерного удара" (М.Н. Полторанин).
"В настоящее время [2008 год] кремлевское метро никак нельзя назвать транспортной артерией, и, насколько мне известно, для ее дальнейшей эксплуатации требуется капитальный ремонт: ведь помимо прочего там проходит множество подземных коммуникаций, которые со временем ветшают" (В. Шевченко).
"Ходит много разговоров о существовании секретных транспортных тоннелей. Отрицать ничего не буду. Я бы удивился, если бы их не было. Вы спрашиваете: можно ли их использовать для перевозки пассажиров? Решать это не мне, а тем организациям, на чьем балансе находятся эти объекты. Я такой возможности не исключаю" (начальник Московского метрополитена в 1995-2011 годах Д.В. Гаев).
Существует лишь примерное описание системы “Метро-2”. Предполагается, что его линии проложены на очень большой глубине – от 50 (в центре) до 210 м (станция “Университет-2” в районе научно-исследовательской базы “НАУКА” на проспекте Вернадского). В тоннелях нет контактного рельса, движение поездов однопутное. Станции не имеют названий и по виду напоминают технические платформы метро. Рельсовый путь утоплен в железобетонные плиты наподобие трамвайных путей, для беспрепятственного проезда автомобилей (раньше это были микроавтобусы РАФ, ныне “Toyota Hiace”).
Судя по некоторым данным, всего существует четыре основных линии. Самая длинная из них Чеховская, ее длина превышает 60 км. Вместо обычных поездов здесь курсируют специальные контактно-аккумуляторные электровозы.
Существует соединение между городским метро и системой Д-6, начинающееся как ответвление от южного направления Сокольнической линии после станции “Спортивная”. Официально это оборотный тупик, но он продолжается дальше, спускается между основными тоннелями под реку и по дуге круто уходит в сторону. Контактный рельс в этом тоннеле обрывается. Сам тоннель в итоге упирается в стальные ворота.
В московском метрополитене существует много засекреченных мест, которые были запланированы еще до его создания. Самое красивое метро в мире имеет три закрытые станции: "Советскую" на Замоскворецкой линии, "Первомайскую" на Арбатско-Покровской и "Калужскую" в здании депо на Калужско-Рижской ветке. Все они строились в разное время, некоторые из них эксплуатируются, хотя там никогда не ступала нога рядового пассажира. Эти станции можно увидеть лишь на служебных схемах метро, где они выделены малозаметным серым цветом.
"Советская" находится на перегоне между станциями "Театральной" и "Маяковской". Она должна была располагаться недалеко от Советской (ныне Тверской) площади. Ее строительство не было завершено из-за тяжелой гидрогеологической обстановки, в условиях которой не удалось подвести к станции перегонные тоннели. В процессе строительства по личному распоряжению Сталина “Советскую” приспособили для подземного пункта управления Московского штаба ГО. Возникший необоснованно длинный перегон в самом центре Москвы был ликвидирован только в 1979 году строительством станции “Горьковская” (ныне “Тверская”).
"Первомайская" была действующей станцией и первоначально располагалась за "Измайловским парком". В помещении станции сейчас размещен цех подъемочного ремонта электродепо "Измайлово", однако следы ее сохранились: на стенах уцелел кафель и лепные украшения, а на некоторых участках орнамента сохранились едва заметные остатки позолоты.
“Калужская” - бывшая наземная станция метро, являвшаяся конечной на Калужском радиусе с 1964 по 1974 год. Она располагалась на территории ТЧ-5 “Калужское”. После открытия участка “Новые Черёмушки” – “Беляево” в 1974 году была открыта ныне существующая подземная станция “Калужская”, а в наземной станции обустроили депо.
Раньше закрытых станций было четыре. На Таганско-Краснопресненской линии московского метрополитена между станциями “Щукинская” и “Тушинская” еще недавно находилась станция-призрак “Волоколамская”. Она была заложена под пикетом ПК0160+4 для открытия в составе Краснопресненского радиуса в 1975 году, но в итоге ее не достроили и вскоре законсервировали. На протяжении нескольких десятилетий это была самая старая недостроенная станция метрополитена.
С началом развития инфраструктуры на месте Тушинского аэродрома станция была расконсервирована. В 2006 году было принято решение о строительстве на территории аэродрома домашнего стадиона для футбольного клуба “Спартак”, для улучшения транспортной доступности к нему и расконсервировали станцию. В 2013 году началась ее достройка, а 27 августа 2014 года станция была открыта под названием “Спартак” в один день со стадионом “Открытие Арена”.
Диггеры говорят, что недра столицы напоминают головку голландского сыра с дырками: уже к началу XIX века центр Москвы был изрыт во всех направлениях. Максимальная обжитая глубина под территорией Москвы - 840 м, там находятся военные бункеры. Глубже пройти просто невозможно – там находятся гранитные породы.
“Заселено чрево Москвы достаточно густо. Во-первых, его облюбовали бомжи. Во-вторых, там любят устраивать склады для нелегальной продукции мафиозные группировки. И не дай бог попасться им на глаза! В-третьих, в тоннелях обитают одичавшие собаки, которые охотятся на крыс, друг на друга и вообще на все живое, что встречается на их пути. Ну и, в-четвертых, если ненароком попасть в “закрытую зону” подземелья, то есть риск нарваться на пулю охранника. Ведь там, под землей, чего-чего, а “секретных объектов” хватает”, – говорят подземные сталкеры.