среда, 25 октября 2017 г.

Великая Октябрьская социалистическая революция

Сегодня, 25 октября 2017 года, мы отмечаем сотую годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Чем больше проходит времени, тем понятнее становится, что ее пафосное название ничуть не преувеличивает то значение, которое она имела для судеб нашей страны и всего мира.
В Советском Союзе этот день был главным государственным праздником, однако после распада СССР он постепенно начал терять свое значение.
В 2005 году был принят новый официальный осенний праздник - День народного единства 4 ноября, но для многих “настоящим” праздником остается именно 7 ноября. По данным соцопросов он празднуется 36 % населения России. За последние годы увеличилась доля людей, позитивно относящихся к революции 1917 года и считающих, что она дала толчок для дальнейшего развития страны, но повторения революционного сценария большинству россиян все-таки не хотелось бы.
В наши дни стало модно говорить, что сейчас отношение к Октябрю неоднозначно. На самом деле, отношение к революции было неоднозначным всегда. Для одних она является национальной катастрофой, приведшей к гибели Великой Российской империи, к Гражданской войне, отставанию от современных капиталистических государств и установлению в России тоталитарной системы правления. Другие считают ее величайшим прогрессивным событием в истории человечества, оказавшим огромное влияние на весь мир, а Россию спасшим от катастрофы, позволившим ликвидировать феодальные пережитки, выбрать некапиталистический путь развития и попытаться построить социализм как демократический строй социальной справедливости.
По-прежнему наиболее дискуссионным и актуальным остается вопрос о закономерности и неизбежности событий октября 1917 года. Существует несколько точек зрения на этот вопрос, и до сих пор историки не могут прийти к единому мнению, давая оценку октябрьским событиям.
В начале XX века Россия оказалась слабым звеном в системе мирового империализма. Глубокие противоречия, свойственные этой стадии развития капитализма, переплетались здесь с собственно российскими парадоксами, порожденными феодально-крепостническими пережитками и самодержавием. Несколько слов о том, какой подошла страна к 25 октября 1917 года.
В 1914 году Россия вынуждена была неподготовленной вступить в Первую мировую войну. Впервые за всю историю России была набрана по мобилизации самая большая в мире армия. Под ружье было поставлено 15,5 млн человек наиболее активного населения, из них - до 13 млн крестьян. Однако верховное командование не имело серьезных планов ведения войны, не обеспечило достаточного снабжения армии боеприпасами, обмундированием и продовольствием.
Если в начале войны общество испытывало патриотический подъем, то по мере неудачного развития событий на фронте угасала вера в победу, зарождалось недовольство царской властью. Революция взяла свое начало из неоправданных ожиданий, связанных с обещанной победой России в войне.
Начались зaбaстовки рабочих и крестьянские волнения. Дезертирство из армии к 1917 году достигло, по официальным данным, 1,5 млн. По стране бродили десятки тысяч вооружённых людей. Многие высокопоставленные чиновники были не без оснований заподозрены в шпионаже и государственной измене, стремясь к заключению сепаратного мира с Германией, чтобы бросить войска на подавление революционных выступлений.
Народное хозяйство страны было в тяжелейшем положении. Промышленность, перестроенная на военный лад, не могла обеспечить тыл предметами народного потребления. Это привело к росту цен на них, за которым не поспевала заработная плата. Рaзрaзились топливный и транспортный кризисы. Покупательная способность рубля упала вдвое против довоенной, внешний долг составлял 5 млрд рублей.
Современный историк В.П. Булдаков отмечает: “Очевидно, что мощь Октябрьского взрыва, его глобальные последствия были обусловлены смыканием критических точек общероссийского и мирового развития… Учитывая это, большевистский Октябрь предстает дерзновенной попыткой уравнять исторические шансы всех народов на пути мировой социалистической революции. Можно говорить об “утопизме” подобных замыслов, но нельзя не признать, что они были подготовлены всем развитием тогдашней социальной мысли, а человечество до сих пор страдает от невозможности их воплощения в жизнь”.
Зарубежные силы в 1917 году делали всё возможное, чтобы удержать Россию в состоянии кровопролитной и разорительной войны. Иностранные посольства и тайная агентура западных стран пытались не допустить выхода России из войны, чтобы она продолжала отвлекать на себя максимум германских дивизий. Правительства Англии и Франции договорились выступить единым фронтом против русского революционного руководства, если оно попытается заочно заново переписать военные цели союзников. Октябрь фактически спас Россию от колонизации другими странами и разделения на части, а народ от порабощения.
Именно понимание роли Октября как спасительной возможности для России избегнуть распада и гибели примирила с ним многих представителей эксплуататорских классов, которые пошли служить ему, считая, что тем самым служат стране и народу, в чьих интересах и проводилась революция. Ее своевременность признавали даже люди, категорически не принявшие Октябрь.
Вениамин, митрополит Петроградский и Гдовский, утверждал: “Революцию делали и сделали свои русские люди. Вполне очевидна нелепость объяснять крах царизма революционной пропагандой – в стране с преимущественно крестьянским неграмотным населением и церковью, воспитавшей его в духе веры в Бога, царя и Отечество. Серия неурожайных лет, обострение социальных отношений, поражение в японской войне, события 1905 года, бедствия первой мировой войны - разве этого мало для революции?”
Великий князь Александр Михайлович, двоюродный дядя Николая II, которого трудно заподозрить в симпатиях к большевикам, признавал, что во время гражданской войны и интервенции “на страже русских национальных интересов стоял ни кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской Империи, апеллируя к трудящимся всего мира”.
Народ в своей массе не осознавал в конце 1917 года, что он делает социалистический выбор. Это был протест против господства капиталистов и помещиков, против нищеты и бесправия, против участия в империалистической войне. Английский посол в России Д. Френсис так оценивал ситуацию с позиции очевидца: “Огромная масса солдат русской армии была темными крестьянами, которые не имели представления о том, за что они сражаются. Они воевали уже давно; они несли огромные потери; их предали некоторые из их военачальников, а их семьи терпели лишения. Ленин и Троцкий вместе с многочисленными сторонниками обещали им мир и землю. Они стремились к миру. Получить землю, на которой они трудились, было мечтой многих поколений”.
Задачей новой России ставилось формирование более демократи¬ческой, чем буржуазная, модели государства (демократия для широких масс трудящихся, а не для узкого слоя помещиков и капиталис¬тов) и созданием более эффективной, чем капиталистическая, экономи¬ческой системы (производство, основанное не на частной собственности и эксплуатации, а на общественной собственности и свободном труде). В.И. Ленин и большевистская партия взвалили на себя колоссальную ответственность и тяжелейший труд вывести из кризиса разоренную тремя годами войны, охваченную “великой смутой” огромную страну и начать путь “в неизведанное”.