воскресенье, 14 января 2018 г.

Лефортово. Мавзолей семьи Эрлангеров

На территории Лефортово, по адресу улица Наличная, дом 1, находится старинное Введенское иноверческое кладбище. Оно образовалось в период эпидемии чумы 1771 года, которая затронула Немецкую слободу, и москвичи решили хоронить ее жителей за городской чертой, возле села Введенское, получившего свое название по Введенским горам - возвышенной местности на левом берегу. Введенское находилось при впадении в Яузу реки Синички, которая ныне заключена в подземный коллектор, на ее высоком северном берегу.

Изначально на кладбище хоронили лютеран и католиков, за что его и назвали Немецким или Иноверческим. В Москве существовало еще одно такое кладбище – Лютеранское в Марьиной роще, но оно было уничтожено в 1920-1930 годах. В советское время Введенское кладбище стало принимать людей всех национальностей и конфессий.
На кладбище похоронены 54 Героя Советского Союза, 27 Героев Социалистического Труда, 90 революционеров и старых большевиков, более 70 учёных, 95 литераторов, около 400 деятелей искусств, почти 200 заслуженных врачей, учителей, строителей, множество лиц духовного звания.
Могила Патрика Гордона
В XIX веке на Введенское кладбище из Немецкой слободы были перенесены останки генералов Ф. Лефорта и П. Гордона. На кладбище находится братская могила французских солдат, погибших в Отечественную войну1812 года. Над могилой французов установлен величественный монумент, огороженный массивной цепью, которую поддерживают пушки эпохи наполеоновских войн, вкопанные жерлами в землю.
Во время Великой Отечественной войны на территории Введенского кладбища были похоронены лётчики-французы сначала эскадрильи, а затем и авиаполка“Нормандия- Неман”, геройски погибшие в боях на советско-германском фронте: Анри Фуко, Марсель Лефевр, Жюль Жуар, Морис де Сейн, Морис Бурдье, Жорж Анри. В 1953 году их останки были перевезены во Францию, но памятное место осталось. Земля, на которой захоронены воины наполеоновской армии и на которой стоит памятный знак летчикам авиаполка “Нормандия-Неман”, является французской территорией.
Похоронены здесь и немецкие солдаты, скончавшиеся в российских госпиталях во время Первой Мировой войны. На обелиске над их могилой - надпись: "Здесь лежат германские воины, верные долгу и жизни своей не пожалевшие ради отечества. 1914-1918".
На Введенском кладбище нашли свой последний приют “святой доктор” Фридрих Гааз, автор знаменитого салата ресторатор Люсьен Оливье, итальянский зодчий Франческо Кампорези, архитекторы московского модерна Роберт Клейн, Иван Рерберг, Петр Дриттенпрейс, писатель Михаил Пришвин, балерина Ольга Лепешинская, генерал-майор артиллерии Петр Гельвих, издатель Иван Сытин, актрисы Татьяна Пельцер и Рина (Екатерина) Зеленая, российский историк Ярослав Щапов и многие-многие другие.
Могила Гааза
Похоронены здесь и коммерсанты – члены семьи баронов Кнопов, фармацевты и аптекари Ферейны, Фердинанд фон Эйнем, создатель кондитерской фабрики, которую мы знаем под названием “Красный Октябрь”. Рядом с могилой Антона Эрлангера - “мукомольного короля” России – стоит мавзолей-часовня, выделяясь среди расположенных поблизости надгробных сооружений и памятников своими вытянутыми вверх пропорциями и высоким стилобатом.
В начале XIX века в Германии, в состоятельной семье банкиров родился сын, которого назвали Максимилианом. Предполагалось, что ребенок со временем наследует родительское дело, но, когда мальчик подрос, он решительно отказался идти по стопам отца и становиться финансистом. Он страстно любил музыку и научился играть на скрипке. Максимилиан покинул дом и жил в Бельгии и Голландии, где женился на дочери голландского художника П.С. ван Брюсселя Жозефине-Анне. Вскоре в семье родился сын Петр.
Семья, безусловно, нуждалась в надежном материальном благополучии. В это время Россия, не скупясь на гонорары, приглашала европейских специалистов во все отрасли хозяйства. Столичные города Петербург и Москва, в отличие от провинциальной России, уже были вполне европеизированными.
В 1840 году молодая семья Максимилиана Эрлангера с малолетним Петром и новорожденным Антоном прибыла в Россию. Сначала музыкант работал в Петербургской императорской труппе. В 1848 году он был переведен в Московскую императорскую труппу под руководством А.Н. Верстовского и до самой своей смерти в 1873 году дирижировал оркестром Малого театра, попутно сочиняя музыку к постановкам. Всего он написал музыку более чем к 100 спектаклям, главным образом водевилям. Кроме того, Максим Максимович, как называли его русские, сочинял романсы, танцевальную музыку, аранжировал песни.
Максимилиан Эрлангер
У Максимилиана было четыре сына – Петр, Антон, Густав и Альфред. Только Густав пожелал продолжить дело отца на музыкальной ниве. Остальные братья проявили интерес к мукомольному бизнесу, которым занялся Антон. Он получил специальное образование в Германии, вернулся в Россию и стал строить мельницы, а братья помогали ему.
Высокое развитие техники, достигнутое в XIX столетии, не могло не коснуться и мукомольной промышленности, и Россия смогла быстро воспользоваться этими успехами. Помол металлическими и фарфоровыми вальцами (измельчителями зерна), французские жернова, усовершенствованные аппараты для очистки зерна, просеивания круп и муки, электричество, самогасители, нефтяное отопление, - все это нашло широкое применение в русском мукомольном деле.
Параллельно с развитием техники производства муки шло быстрое расширение железнодорожной сети. При отсутствии удобных путей сообщения мельницы были небольшими, работали преимущественно для местного потребления, и только на больших водных путях имелась крупная мукомольная промышленность, пользовавшаяся дешевой доставкой зерна и дешевой отправкой муки. Постройка железных дорог дала возможность мельницам возникнуть в районах дешевого зерна, следовательно, на местах крупного его производства.
С окончанием строительства Московско-Нижегородской железной дороги развитию русского мукомолья много содействовало основание в Нижнем Новгороде первого в России завода Горвута для оборудования мельниц. Наиболее крупное мучное производство сосредоточилось на Волге и в Заволжье, а также на юге страны, и там применялись все те усовершенствования, которыми техника обогатила мукомольное дело. Здесь работали мукомольные династии Бугровых, Башкировых, а на Урале и в Сибири – Первушиных и Басниных.
В производстве зерна в России присутствовала некая самобытность. Все население страны, за исключением Юга и крайнего Запада, ело черный хлеб. Для производства ржаной муки было характерно грубое измельчение на жерновах, с содержанием в муке до 4% и более отрубей. В то же время высший сорт ржаной муки – пеклевань - приготовлялась на вальцовых мельницах тем же совершенным способом помола, как и высокие сорта пшеничной муки, и отруби в ней совершенно отсутствовали.
Антон Максимович Эрлангер
22 июля 1881 года на тогдашней окраине Москвы, на Сокольническом поле (2-я Сокольническая улица, ныне улица Жебрунова) была запущена в работу первая большая паровая вальцовая мельница, начавшая помол муки для москвичей. Она перерабатывала за сутки 120 тонн зерна сортового помола пшеницы и 48 тонн зерна ржи. Основателем мельницы был Антон Эрлангер. Его деятельность знаменовала собой конец существования традиционных крестьянских мельниц, отличавшихся низким качеством и малой производительностью.
Благодаря Антону Эрлангеру в России появилась новая технология переработки зерна в муку, которая в принципе сохранилась и по сей день. Ее суть состояла в замене традиционных жерновов вальцевыми мельничными станками, которые давали огромный выигрыш и в производительности, и в качестве муки.
Впрочем, новаторская деятельность Эрлангера не сводилась только к этому. Он строил "несгораемые" мельницы и элеваторы, осваивал новые методы очистки зерна, просеивания продуктов измельчения и т.д. Он объединил свое производство с производством швейцарской фирмы "Bühler" и импортировал оборудование, которое пока не производилось в России, проектировал мельницы под это оборудование и на практике демонстрировал эффективность новой технологии.
Созданная Эрлангером мельница в Сокольниках была его основной экспериментальной площадкой и главным штабом, где разрабатывались планы компании по перестройке мукомольного дела в России. В семиэтажном здании помещались, кроме самой мельницы, проектное бюро, которое занималось “подгонкой” оборудования под конкретные нужды заказчиков и проектированием отдельных элементов технологического процесса, школа мукомолов, редакция журнала “Мельник” - первого в России профессионального издания по мукомольному делу и хлебной торговле.
Александра Ивановна Эрлангер
Мукомольную школу А. Эрлангер открыл в 1882 году на свои деньги и стал ее постоянным попечителем. Она существует и поныне под называнием “Технико-экономический колледж”. Учебный план школы обеспечивал весьма разностороннюю подготовку, в том числе работу в учебных мастерских. Школа имела права правительственного технического училища. Обучение длилось три года, в год выпускалось не более десяти специалистов. Диплом отпечатывался по эскизу Ф.О. Шехтеля. Через несколько лет аналогичные школы были открыты в Одессе и Нижнем Новгороде.
В июле 1892 года к Эрлангеру с деловым визитом приехал Иосиф Ван-ден-Венгерт, президент Союза германских мукомолов. Вот что он сообщил коллегам по возвращении: “Я посетил в России несколько мельниц. Они отвечают всем требованиям современной техники и, хотя не представляют для знающего иностранца ничего нового, всё же интересны по своему совершенному устройству. Что меня чрезвычайно поразило, так это выработка продукта, о котором мы здесь не имеем понятия. Эта выработка заслуживает большого внимания.
Русский белый хлеб превосходен. Легкий и пышный, он почти повсеместно одинаково хорош.
Причина доброкачественности русского хлеба станет ясней, если взглянуть, из чего он выпекается. Русская мельница дает пекарю преимущественно крупитчатую, превосходно очищенную муку, которая требует при печении особого умения и сноровки, доведенной русскими булочниками до полного совершенства. Такая мука значительно облегчает работу пекарен. Остается желать, чтобы наши пекари поучились искусству у своих русских товарищей, а наши мельницы обрели бы возможность предлагать товар столь же высокого качества. В настоящее время немецкий булочник решительно не смог бы испечь что-либо достойное из той муки, из которой выпекается прекрасный русский белый хлеб. С введением у нас такого помола немецкий хлеб, без всякого сомнения, стал бы гораздо выше качеством”.
Здание мельницы в Сокольниках
В 1887 году А. Эрлангер преобразовал свою фирму в “Товарищество для устройства мукомольных мельниц Антон Эрлангер и К”. Ее контора находилась на Мясницкой улице. За полвека неутомимого труда Антон Максимович возвел по всей России около тысячи мощных мельниц, превратившись из небогатого обывателя в одного из самых крупных промышленных тузов своего времени.
“Небольшого роста, сухощавый, седой уже к пятидесяти годам король русских мукомолов всю жизнь любил трудиться и требовал того же от своих родных и подчиненных. Человек к тридцати годам, считал он, должен быть умен, к сорока - женат, а к пятидесяти - богат. Антон Максимович не терпел возражений после того, как все сам продумает и решит. Он схватывал все на лету, моментально распознавал человека и либо сразу же соглашался на предложение, либо сразу же отказывал, не уставая повторять любимую фразу: “Многое можно сделать, если только не откладывать”. Если потеряны деньги, считал он, еще ничего не потеряно, если же потеряна энергия, желание быстро и хорошо работать - значит, потеряно все” (М.И. Вострышев. Король русских мукомолов. Предприниматель Антон Максимович Эрлангер).
Однажды к Антону Максимовичу пришел странный клиент, внешность которого не внушала доверия – здоровенный малоросс с густыми черными усами. Одет он был в поношенный сюртук, манишку с атласным галстуком, пестрый жилет и широченные украинские шаровары, заправленные в голенища сапог. Он стал договариваться о постройке мельницы, но сразу предупредил, что денег у него хватит только на стены, а крышу, колодец и техническую начинку придется делать в кредит. Он уже дважды успешно обустраивал производство муки, но в первый раз мельница сгорела, а во второй утонули баржи, перевозившие зерно.
Неожиданно Эрлангер согласился, а удивленному брату, присутствовавшему при разговоре, объяснил: "Место, где он хочет строить мельницу, хорошее, а сам он дельный человек, уже дважды наживал большие деньги на хлебной торговле, сможет и в третий раз". “За нужный ему камень мельник не торгуется”, - говаривал Антон Максимович.
Фирма Эрлангера была в то время крупнейшим подрядчиком в России и строила разные мельницы и элеваторы самых современных конструкций. Многие из них можно увидеть на страницах журнала "Мельник". При этом Эрлангер отдавал себе отчет, что в каждой местности зерно имеет свои особенности, а потому и мельницы должны гибко подстраиваться под местные условия. Специалистов по размолу А.М. Эрлангер отбирал лично, отдавая предпочтение потомственным мельникам и обращая особое внимание на врожденное дарование и на профессиональные секреты, передаваемые от отца к сыну.
Поскольку до 1909 года собственно мукомольных выставок не устраивалось, Товарищество Эрлангера организовывало свои разделы на всероссийских и международных промышленных и сельскохозяйственных выставках. Так, московская мельница в Сокольниках “Товариществa Антон Эрлангер и К°” приняла участие во Всероссийской сельскохозяйственной выставке в Москве 1895 года, где ее продукция была отмечена высокой наградой.
Журнал "Мельник" завоевал награду на международной Амстердамской выставке. Эрлангер, помимо прочих материалов, публиковал в нем свою рекламу, которая являлась своеобразным произведением графического искусства, выдержанным в стилистике того времени, и в то же время свидетельством деятельности фирмы. Некоторые заставки были выполнены в стиле модерн. С началом Первой мировой войны, уже после смерти Антона Максимовича, в "Мельнике" из номера в номер печаталась антиреклама: "Ни одной машины не берите у немцев!"
Главным редактором "Мельника" и одновременно директором мукомольной школы был Д.А. Мансфельд. Это был один из самых близких друзей и соратников Эрлангера. В свободное от работы время он вместе с двумя своими братьями сочинял либретто для опер и пьесы. Одна из них называлась "Всякому зерну своя борозда".
В то время главной формой профессиональной самоорганизации для мукомолов являлись съезды, и Антон Максимович Эрлангер всегда входил во все их руководящие органы. В те времена, когда не существовало телефонной связи и интернета, значение съездов для налаживания контактов и обмена опытом было чрезвычайно велико. Особое значение имел 9-й съезд, который проходил в январе 1909 года в Санкт-Петербурге. К этому съезда была приурочена Первая всероссийская мукомольная выставка. Она стала настоящим триумфом Эрлангера.
Товариществу была присуждена Большая золотая медаль "за полувековую и полезную деятельность" (и такая же медаль – его партнерам, швейцарцам братьям Бюлер). Но особенно порадовало Антона Максимовича, что 72 Большие золотые медали получили мельницы, построенные его фирмой.
К этому моменту (1909 год) на долю мукомольно-крупяной отрасли приходилось 30,4% общей стоимости продукции пищевой промышленности. Рост и совершенствование энергетического хозяйства выдвинули мукомольное дело России на уровень, не уступающий по развитию лучшим мельницам Запада. Это было важнейшей частью революционного процесса, который должен был преобразить аграрную страну в современную индустриальную державу, и в этом была огромная заслуга Антона Максимовича Эрлангера.
Будучи весьма обеспеченным человеком, Антон Максимович жил весьма скромно. У него и его жены Александры Ивановны, цыганки православного исповедования, было шестеро детей (Антон, Петр, Александр, Федор, Ольга, Максим и Елизавета), и никому он не разрешал бездельничать и сорить деньгами.
Эрлангер был благотворителем. Как пишет Алексей Саладин, он учреждал стипендии, отправлял учиться за границу, помогал бедным, устроил в Москве Дом “отдохновения” для престарелых артистов, подарил большую красивую школу городу Борисоглебску. В Ялте на его деньги было построено здание костела на Пушкинском бульваре, а на холме Дарсан Эрлангер в свое время приобрел большой участок земли, на котором разбил огромный парк. Там растут деревья более ста пород, среди которых есть очень редкие экземпляры. Парк этот ялтинцы и сегодня называют "парком Эрлангера". В советские годы там располагался дом творчества писателей, где отдыхали Паустовский, Маршак, Вениамин Каверин, Белла Ахмадулина.
Антон Максимович Эрлангер скончался в июне 1910 года в возрасте 70 лет. Получилось так, что по вероисповеданию он был католиком, а все члены его семьи - православными. Его похоронили на фамильном участке Эрлангеров (11-0) на Введенском иноверческом кладбище рядом с отцом, а над могилой возвели небольшую деревянную часовню в виде русского терема. Мельница в Сокольниках в 1910 году перешла к наследникам Антона Максимовича. Его сын Антон Антонович, инженер-механик, проживавший в доме Эрлангеров на Мясницкой, стал председателем правления товарищества “Антон Эрлангер и Ко” (1912-1917), а брат Александр Максимович – учёный-агроном - возглавил компанию накануне революции 1917 года.
Парк Эрлангера в Ялте
До революции на всех этапах своего развития мельница Эрлангера в Сокольниках была флагманом отрасли и прокладывала дорогу другим мукомольным предприятиям. После национализации в 1918 году она вошла в состав акционерного общества "Хлебопродукт" под названием "Госмельница №1", сохраняя своё положение лидирующего предприятия отрасли. В 1930–м ей присвоили имя недавно скончавшегося наркома внешней и внутренней торговли А.Д. Цюрупы, которое предприятие носило вплоть до перестроечных времён.
В 1993 году государственное предприятие "Мелькомбинат № 1 имени А.Д. Цюрупы" был преобразован в Акционерное общество ОАО "Мельничный комбинат в Сокольниках". В 2004 году предприятие было куплено холдингом "Настюша". Это одно из крупнейших подобных предприятий в Европе, обрабатывающее более 2300 тонн зерна в сутки. Производство включает в себя пшеничную и ржаную мельницы (ржаная – та самая "эрлангеровская", которая служит до сих пор; пшеничная – швейцарской фирмы "Bühler"), цех фасовки муки, элеватор емкостью 6000 тонн. На комбинате производят пшеничную и ржаную муку, блинную муку, манную крупу, отруби.
Но вернемся назад, во второе десятилетие ХХ века. Через некоторое время после смерти Антона Максимовича наследники предпринимателя решили построить неподалёку от его могилы мавзолей, где впоследствии намеревались хоронить умерших членов семьи и куда запланировали перенести и прах старшего Эрлангера. Проект мавзолея они заказали архитектору немецкого происхождения Фёдору Шехтелю. Здесь пересеклись судьбы двух талантливых немцев, родители которых нашли свой дом в России.
Мавзолей Эрлангеров представляет собой прямоугольный в плане подземный склеп-крипту, выступающая над поверхностью земли часть которого служит стилобатом для небольшой мемориальной часовни. По периметру стилобат отделан плитами тёмно-красного гранита, с уровня земли на него ведут две гранитные лестницы в три ступени каждая.
Небольшое квадратное в плане здание часовни выполнено в популярном в начале ХХ века стиле неоклассицизм. Вытянутый по вертикали объём часовни завершён сильно вынесенным карнизом и на манер античного храма увенчан полукруглым ребристым металлическим куполом на низком цилиндрическом барабане. На куполе установлен католический крест.
Со стороны входа к объёму приставлен полуциркульный портик из двух колонн и двух пилястр ионического ордера и опирающегося на них мощного гладкого антаблемента (верхняя, несомая часть архитектурного ордера). Выше портика располагаются полукруглые окна, закрытые фигурными бронзовыми решётками позднеампирного рисунка.
Окно главного фасада снаружи обрамляют два летящих навстречу друг другу ангела, поддерживающие лавровый венок с лентой. Они окрашены под золото и ярко выделяются на фоне гладких белых стен. Над входом, оформленным двустворчатыми дверями со стеклянным заполнением и забранным снаружи металлической решёткой, написано: "Семья Эрлангеръ".
Внутри часовни главным украшением интерьера является мозаичное панно "Христос-Сеятель" (2×1,5 м), расположенное в неглубокой нише с полукруглым завершением на торцевой (алтарной) стене часовни напротив входа. Оно освещено естественным светом, льющимся сверху из трех полукруглых окон.
Эскиз панно выполнил живописец Кузьма Петров-Водкин, после чего мозаику набрали в санкт-петербургской мастерской Владимира Фролова, гениального мозаичиста, впоследствии погибшего в блокаду. К работам по отделке мавзолея Шехтель привлёк московскую "скульптурную, мраморную, бронзо-цинко-литейную" фирму "В.Л. Гладков и В.А. Козлов".
Редкая тема мозаики – "Христос-Сеятель" - отражает сюжет рассказанной Иисусом "Притчи о сеятеле". Христос, изображённый в полный рост, идущий по вспаханной земле и бросающий в неё зерна, является художественной аллюзией деятельности самих Эрлангеров.
Фигура Христа кажется огромной в узком и вытянутом вверх помещении. Это впечатление усиливается тем, что ступни сеятеля находятся примерно на уровне глаз зрителя. Вертикальное решение пространства подчёркивают плоские арки над оконными проёмами, поддерживающие купол. Мозаика выполнена из смальты методом обратного набора и отшлифована, что придаёт ей гладкую, почти зеркальную поверхность, равномерно отражающую проникающий в часовню свет.
Федор Шехтель. Проект мавзолея Эрлангера
В остальном интерьер часовни весьма лаконичен. Стены ее выкрашены в белый цвет, декоративная роспись купола имитирует звёздное небо, по центру часовни подвешен светильник в форме одноярусного Хороса (обода колеса).
Идея родственников перенести прах Антона Эрлангера в мавзолей затянулась, а с началом Первой Мировой войны от нее и вовсе отказались. В фамильной усыпальнице был погребен его сын Александр, застрелившийся в 1914 году в возрасте 36 лет. В советское время деревянная часовня сгорела, а усыпальница приобрела мистическую славу. Она включена во все списки "волшебных" мест Москвы. Считается, что если прикрепить к часовне записку или написать прямо на ее стене своё заветное желание, оно обязательно сбудется.
"В тени, в тиши, вдали от сует
Стоит одиноко с древних времен,
В веках зачарован, магический склеп.
Исполнит желанье, что будет на нем"-
это стихотворение неизвестного автора посвящено мавзолею Эрлангера.
Надо сказать, что писать на различных сооружениях и природных объектах обращения и просьбы к богу (или богам) люди начали еще в древности. В Древнем Риме участники конных забегов на ипподроме писали на свинцовых табличках просьбы своим богам - "Помоги победить" - и закапывали их вдоль Аппиевой дороги.
В XVIII веке евреи начали вкладывать записки, содержащие написанные на них молитвы Богу, в трещины и щели Стены Плача в Иерусалиме. Сейчас между камней Западной Стены ежегодно вкладывается более миллиона записок, что стало традицией не только для туристов со всего мира, но и для знаменитостей высокого уровня, посещающих Израиль из-за рубежа.
Напрудная башня Новодевичьего монастыря, куда царь Пётр заточил царевну Софью Алексеевну за Стрелецкий бунт, так и называется в Москве – башня "святой Софьи". Насильно постриженная в монахини царевна не причислена к лику святых, но образ насильно заточенной в монастыре молодой женщины внушал людям такое сочувствие, что Софье Алексеевне стали молиться, просить у нее всяческих житейских благ, а более всего женского счастья. Хороших женихов, семейного счастья и рождения детей женщины просят также у Ксении Петербургской и Матрены Московской.
Работники кладбища постоянно смывают надписи с мавзолея Эрлангера, но сами говорят, что это бесполезно – к нему приходят все новые и новые люди с надеждой на чудеса. Москвовед Олег Фочкин сообщает в своей книге "Городские легенды" (Москва, 2016), что эти надписи и записки называются "печалования" ко Господу. Он же в новелле "Немецкое кладбище" рассказывает одну из самых интересных историй, случившуюся на московских кладбищах в 1990-х: "Собирать средства на реставрацию часовни взялся приход церкви Петра и Павла, что на соседней Солдатской улице. И батюшка благословил стоять возле часовни с кружкой некую подвижницу, может быть, даже и блаженную, - Тамару. Она же расчищала склеп под часовней от земли и векового мусора, поселившись на кладбище в шалаше. На ночь кладбище закрывалось, и тетя Тамара, как называли ее кладбищенские работники, оставалась совершенно одна в своем шалаше. Утром работники отворяли ворота кладбища, и их в ограде встречал совершенно живой, улыбающийся человек с медной кружкой на шее. Но однажды тетя Тамара исчезла и больше никогда не появлялась на Введенских горах.
Говорят, что иногда ее и сегодня видят в Москве возле разных храмов: будто бы она стоит там с неизменной своей кружкой и все собирает пожертвования для каких-то благих целей".
Настоящее имя "блаженной Тамары" - Тамара Павловна Кронкоянс. Армянка, крещеная в православную веру, она рано потеряла мать и выросла в детдоме, из которого сбежала и жила "в людях". Будучи уже в возрасте, Тамара Павловна была тяжело больна – отказывали ноги. В фильме "Прощеное воскресенье", снятом о Введенском кладбище в 2001 году, она рассказывает: "Как-то Бог сделал, что я заболела. И я лежала в постели 10 лет, выходила из дома только в церковь. И я молилась тогда: "Господи! Не дай мне погибнуть, а пошли на добрые дела в городок, это я кладбище называла городком...".
Часовня Эрлангеров в советские годы была практически разорена - прогнили стены, готова была провалиться крыша, окна были расколоты.
"Я пришла к батюшке и кричу: Господь стоит на помойке! – рассказывала Тамара Павловна о своем впечатлении от посещения разоренной часовни. – Меня рвало, когда я всю эту гадость вычищала. Голуби, дохлые кошки, мусор, грязь!"
Тамара Павловна поселилась прямо на кладбище, в металлическом строительном вагончике, ухаживая за заброшенными могилами и прося милостыню на их восстановление. За 12 лет ей удалось собрать 100 тысяч рублей. построила часовню на могиле старца Зосимы. Ее стараниями часовня Эрлангеров была восстановлена и приведена в надлежащий вид, а затем освящена.
Современный мельничный комбинат в Сокольниках
В 1995 году мавзолей был включен в список объектов общероссийского исторического и культурного наследия. Снятый киностудией "Патмос" 82-минутный документальный фильм режиссера Сергея Роженцева "Прощеное воскресенье" получил несколько кинематографических призов.
Тамару Павловну знали и любили посетители кладбища и окрестные жители, но с кладбища ее, в конце концов, выселили с милицией. "За что же ее изгнали? Тамара Павловна в часовню, которую возродила, пускала не каждого. Из-за этого у нее и вышел конфликт со старостой местной церковной общины. Один из героев фильма говорит так: "Видимо, часовня у нее ассоциировалась с душой, ведь в душу свою мы не всякого пускаем" (Алиса Орлова. "Прощеное воскресенье" – живая история в городе мертвых).
Современный мельничный комбинат в Сокольниках
В Прощеный день Тамара Павловна в последний раз пришла на кладбище, чтобы попросить у всех прощения и покинуть эти места навсегда - так велел ей духовник, отец Георгий из Почаевской лавры. "Мы сняли историю того, как Тамара Павловна <…> восстановила <…> святыни Введенского кладбища, а потом была с этого кладбища изгнана, - говорит автор идеи и сценария фильма "Прощеное воскресенье" Нина Грантовна Аллахвердова. - Можно было считать, что картина закончена. Перед нами современнейшая, в духе того времени, история. Однако я считала, что картина не завершена до тех пор, пока мы не сможем показать самое главное – отношение самой героини к происходящим с ней событиям. Если бы она озлобилась, и решила все бросить, и больше этим не заниматься, это была бы другая история <…>
И вот наступило Прощеное воскресенье. Ребята из съемочной группы говорили: "Мы не позволим ей унижаться!" Кстати, многие зрители удивляются и спрашивают: "Почему героиня просит прощения, ведь она права?" <…> А другие люди говорят, что от этой сцены "очищается душа", "делается так светло, хорошо" <…>
Мы не делали картину о святой, мы просто рассказали историю о пожилой больной женщине, которая пришла на кладбище спасать свою душу и получила исцеление. Людям хочется видеть в ней святую, вместо того чтобы последовать ее примеру и хоть что-то сделать для спасения своей собственной души".
14 мая 2017 года Тамаре Павловне Кранкоянс исполнилось 90 лет. Она живет в Печатниках и является прихожанкой храма Рождества Пресвятой Богородицы на Кулишках, который принадлежит московской осетинской общине и является Аланским подворьем в Москве.
Тамара Кранкоянс