суббота, 17 февраля 2018 г.

Фёдор Толстой-Американец

17 февраля 1782 года родился знаменитый русский авантюрист, прозванный Американцем, граф Фёдор Иванович Толстой. Он убил на дуэлях больше 10 человек, был героем войны и ходил в "кругосветку". Его тело покрывали татуировки. Его женой была цыганка. Дядя Льва Толстого, Фёдор Толстой-Американец был прирожденным провокатором, эпатировавшем знатное общество своего времени.
Грибоедов в бессмертном «Горе от ума» так охарактеризовал Толстого:
А голова, какой в России нету, - Не надо называть, узнаешь по портрету:
Ночной разбойник, дуэлист,
В Камчатку сослан был, вернулся алеутом.
И крепко на руку нечист;
Да умный человек не может быть не плутом…
Встретившись с поэтом, «ночной разбойник» поинтересовался: «Зачем ты обо мне написал, что я крепко на руку нечист? Подумают, что я взятки брал. Я взяток отродясь не брал.
- Но ты же играешь нечисто!
- Только-то? - Толстой присвистнул. - Ну, ты так бы и написал!»

А мог бы запросто вызвать Грибоедова на дуэль и прикончить.
Граф Федор Иванович Толстой родился в 1782 г. Закончил Морской кадетский корпус. Поступил в элитный Лейб-гвардии Преображенский полк. В 21 год поручик отправился в первую русскую кругосветную экспедицию Крузенштерна. Хотя на флоте прежде не служил. Подменил числившегося в экипаже двоюродного брата, тоже Федора Толстого, страдавшего морской болезнью. Так спасся от очередного наказания в родном полку. Вместе с ним на паруснике «Надежда» плыл с секретной миссией и дипломат Николай Резанов. Тот самый, герой рок-оперы «Юнона» и «Авось».
Кругосветка длилась три года. Но граф вернулся домой раньше. Посуху. Он был большой проказник. Как-то напоил корабельного священника до сложения риз, а когда тот свалился, припечатал бороду сургучом к палубе печатью, украденной у Крузенштерна. И напугал проснувшегося батюшку, что казенную печать нельзя ломать. Пришлось полностью отстричь старичку бороду.
Крузенштерн долго прощал поручику его «затеи». Терпение лопнуло, когда тот научил любимого орангутанга заливать бумаги чернилами и запустил в пустую каюту капитана. Обезьяна уничтожила все записи Крузенштерна!
Толстого высадили на одном из Алеутских островов. Вместе с Аляской они входили тогда в Русскую Америку, позже ее продали США. Отсюда и кличка - Американец.
На островах граф испытал массу приключений. Алеуты даже хотели сделать храброго русского своим царем. Но он уплыл на торговом судне на Камчатку. Оттуда через всю Сибирь-матушку – где пешком, где на лошадях - вернулся в Петербург. Но там уже были наслышаны о его скандалах на корабле. Графа отправили «отдохнуть» в Нейшлотскую крепость, запретив появляться в столице.
Федор Толстой. Рисунок Александра Пушкина
Толстой добился, чтобы его отправили на русско-шведскую войну 1808-1809 гг. Благодаря ему эта война закончилась для России успешно. Под носом у неприятеля граф успешно провел ледовую разведку. Сказался алеутский опыт. Получив его донесение, Барклай де Толли провел русские войска по льду Ботнического залива и неожиданно для неприятеля объявился в Швеции. Шведам пришлось запросить мира.
А Федор Иванович взялся за старое. Скандалы, кутежи, дуэли… Он превосходно стрелял из пистолета, фехтовал и рубился мастерски на саблях. Ранил капитана Генштаба, застрелил сына обер-церемониймейстера Нарышкина. Его арестовали, отправили в Выборгскую крепость, разжаловав в рядовые. В 1811 г и вовсе уволили со службы. Когда началась Отечественная война с Наполеоном, граф вступил в ополчение. В сражениях с французами вернул офицерский чин, ордена, за храбрость получил Георгия. В Бородинской битве был тяжело ранен в ногу. И ушел в отставку полковником!
Федор Толстой был прекрасно образован, знал несколько языков, любил музыку, постоянно общался с артистами, литераторами. «Умен, как демон! - говорил его приятель, писатель Фаддей Булгарин. - И во всем любил одни крайности. Все, что делали другие, он делал вдесятеро сильнее. Тогда было в моде молодечество, Толстой довел его до отчаянности. Даже поднимался на воздушном шаре…»
И не мог дня прожить без кутежей, скандалов, карт. «На свете нравственном загадка» - отзывался о нем друг Вяземский.
По молодости еще дружбу с Американцем водил и Пушкин. Черная кошка между ними пробежала в 1820 г. Граф написал приятелю князю Шаховскому, автору популярных комедий, будто Пушкина высекли в охранке за крамольные стихи. Князь показал письмо общим знакомым. Сплетня дошла до Александра Сергеевича, отбывавшего первую ссылку на юге. Он страшно возмутился, хотел стреляться с обидчиком, но из Кишинева выбраться не мог. Запрещено, ссылка! Пришлось ответить эпиграммой.
Что нужды было мне в торжественном суде
Глупца-философа, который в прежни лета
Развратом изумил четыре части света,
Но, просветив себя, изгладил свой позор,
Отвыкнул от вина и стал картежный вор.
Также обещал крепко припечатать развратника в четвертой главе «Евгения Онегина».
Толстой, наложивший тогда на себя эпитимью полгода не брать в рот хмельного, нанес ответный стихотворный удар. Обозвав бывшего друга Чушкиным.
Александр Сергеевич понимал, что «очиститься» (его выражение!) от грязной сплетни про порку можно не словом, а только кровью.
Вспомним повесть «Выстрел», эпиграфом к которой Пушкин выбрал слова «Я поклялся застрелить его по праву дуэли!» Шесть лет ждал Сильвио момента, чтобы отомстить графу. Постоянно тренировался в стрельбе из пистолета. Стены комнаты были источены пулями, как соты пчелиные. Во дворе он сажал пулю за пулей в туза, приклеенного на воротах.
А вот как было в жизни. Шесть лет продолжались ссылки поэта на юге и в Михайловском.
Получив желанную свободу, он выбрался в Москву и направился к дяде Василию Львовичу Пушкину, на Старую Басманную. В тот же вечер к нему приехал С.А. Соболевский, бывший на балу в куракинском дворце на той же Старой Басманной, который давал французский посол на коронации Николая I маршал Мармон, герцог Рагузский: «Один из самых близких приятелей Пушкина, узнавши на бале у герцога Рагузского... о неожиданном его приезде, отправился к нему для скорейшего свидания в полной бальной форме, в мундире и башмаках. На другой день все узнали о приезде Пушкина, и Москва с радостию приветствовала славного гостя».
Пушкин тогда поручил Соболевскому вызвать Федора Толстого на поединок. Хорошо, что его в тот раз не оказалось в Москве, иначе бы Пушкин мог погибнуть еще раньше: Толстой был непревзойденным и хладнокровным дуэлянтом.
А по возвращении его случилось невероятное, а именно: Американец принес свои извинения Пушкину. Глупо предполагать, что Толстой испугался или пощадил жизнь поэта... Современники полагали, что дуэль с Пушкиным угрожала ему разрывом с людьми, дружбою которых он особенно дорожил, – с Вяземским, Василием Львовичем Пушкиным, Жуковским и другими. Примирение перешло в дружбу. Они стали вместе кутить, играть. В полицейском списке московских картежников из 93 персон Американец стоял на первом месте, Пушкин – на 36. Через Американца, кстати, Александр Сергеевич посватался к Наталье Гончаровой. Одно время молодожены жили на Старом Арбате. В сотне метров от особняка Американца на Сивцевом Вражке. Сейчас на его месте – кремлевская поликлиника.
Умер Американец в 1846 году, шестидесяти четырех лет, почти не болея перед смертью, в присутствии верной жены и дочери, так и не дождавшись наследника. Исповедь продолжалась несколько часов, и священник, исповедовавший его, говорил, что редко он встречал такие большие грехи, такое искреннее раскаяние и такую веру умирающего в милосердие Божие...

Источники:
Евгений Черных
Дмитрий Пушкарев