Что почитать о Москве

Предлагаем обзор новых книг, поступивших в Отдел краеведения Некрасовки
Алекандр Мартин. Просвещенный метрополис. Создание имперской Москвы (1762-1855). – Москва : Новое литературное обозрение, 2015.
Автор книги – американец, специалист по истории Российской империи XVIII–XIX веков, профессор Университета Нотр-Дам в штате Индиана. В книге, посвящённой жизни Москвы начиная с эпохи Екатерины II и завершая царствованием Николая I, рассказывается о разных аспектах городской жизни, а также о восприятии города иностранцами.
Надо сказать, Екатерина II ненавидела Москву, считая ее “столицей безделья”. Она представлялась ей средоточием глупости, высокомерия, расточительности, невежества, пьянства. “Я вовсе не люблю Москвы”, - признавалась она. Когда Дидро предложил вернуть правительство в Москву, потому что она является сердцем страны, центром зарождающейся промышленности, просвещения и веры, Екатерина ответила, что город еще лет сто будет непригоден для роли столицы.
Даже вспышка чумы в Москве служила доказательством нецивилизованности и отсталости города. Эта ненависть задала импульс тем политическим мероприятиям, которые привели к ее коренному изменению. При Екатерине Москва подверглась разносторонней модернизации, превратившись в современный европейский город. Даже водопровод в Москве был сооружен значительно раньше, чем в Питере. Обо всем этом подробно рассказывается в книге.
В 1812 году Москва пережила катастрофический пожар, а затем - застой времен царствования Николая I, который вряд ли любил Москву больше Екатерины. Однако при нем тоже осуществлялись попытки осовременить и изменить город, потому что европейскому просвещению легче было проникнуть в Россию через Москву, чем через окраинный космополитичный Петербург. В итоге город получил современную инфраструктуру, включая полицию, образование, свет на улицах и мостовые.
Но в какой-то момент XIX века сближение с западными стандартами замедлилось, масляное освещение не было своевременно заменено на газовое, сторожей не вытеснили профессиональные полицейские, а канализация не заняла место выгребных ям. Прямо вдоль берегов Москвы-реки возникали унылые корпуса предприятий, среди жилых кварталов вторгались фабрики, дымные трубы загрязняли воздух в центре города и реку. Москва была довольно тесным городом, с изломанными, изгибающимися то в одну, то в другую сторону улочками, горбатыми булыжными мостовыми, переулочками и тупичками, домами, вплотную прижатыми друг к другу. Во дворы-колодцы не заглядывало солнце. Впрочем, в этой старой Москве кривых улочек была своя прелесть и уют.
Александр Мартин пишет о самых разных аспектах городской жизни. Ему любопытны личности Ф.В. Ростопчина и Н.Г. Чернышевского, он анализирует визуальный образ города, обращаясь к творчеству российских и иностранных художников, например, к московским сюжетам Фёдора Алексеева, учившегося в Венеции и прозванного “русским Каналетто”.
Автор воссоздает мир Москвы в живых подробностях. Например, если в ХVIII веке в Москве существовало более 30 частных театров, знать устраивала концерты на дому и меценатство выглядело нормой, то в 1811 году во всём городе для проведения досуга был всего лишь один общедоступный театр, два клуба и четырнадцать кофеен.
Знакомясь с социальным строем и городской инфраструктурой, читатель совершает виртуальную прогулку по дореформенной Москве, ощущая запахи и звуки, вглядываясь в ночной мрак и окунаясь в суматоху дневной жизни. Книга полна любопытных фактов и наблюдений, идёт ли речь о ночных страхах горожан (они были свойственны и европейцам) или особой привлекательности кабаков, важных для мужского самоутверждения.
Научный русско-американский журнал “Ab Imperio” пишет об этой книге: “Задействовав огромный объем источников на четырех языках, <...> Мартин мастерски реконструирует жизнь второй столицы империи - города, пребывавшего в постоянном движении, пестревшего от разнообразия своих жителей. <...> Мартин искусно смешивает интеллектуальную, социальную и культурную историю, чтобы, опираясь на богатство собранного материала, ввести в научную литературу широкий круг новых тем. Книга дает ученым множество подробностей, касающихся материальной культуры, повседневной жизни, историй отдельных горожан, развития в России городской этнографии, воспоминаний и ностальгических чувств. Ее стоит прочитать всем, кто интересуется историей России времен империи”.

И.-А. Розенштраух. Исторические происшествия в Москве 1812 года во время присутствия в сем городе неприятеля. – Москва : Новое литературное обозрение, 2015.

Иоганн-Амвросий Розенштраух (1768–1835) – немецкий эмигрант родом из Пруссии, владевший модным магазином на Кузнецком мосту. В 1812 году он стал свидетелем оккупации Москвы Наполеоном и описал свои впечатления в памятной записке, которая публикуется впервые.
Биографический обзор во введении описывает жизненный путь автора. В юности он изрядно поколесил по Германии. На протяжении жизни Розенштраух сменил несколько радикально отличающихся друг от друга профессий - побывал фельдшером, актером, торговцем готовым платьем, лютеранским пастором, и, как видный франкмасон, познакомился с императором Александром I и с важными фигурами при российском императорском дворе. Время от времени имя Розенштрауха фигурировало на страницах газет и журналов.
Далее автор рассказывает об ужасах войны 1812 года, мародерстве наполеоновской армии, социальных конфликтах среди москвичей и катастрофическом пожаре. То с грустью, то с юмором мемуарист описывает озлобленные толпы русских, жестокость наполеоновских солдат и ужасы пожара. В отличие от типичных мемуаров о 1812 годе это повествование не о патриотизме или воинском героизме, а о безумии войны и выживании вопреки ему в нечеловеческих условиях. Рукопись датирована 1835 годом.
Бывший католик, с годами Розенштраух стал склоняться к протестантской религии. В 1820 году он покинул Москву и отправился служить лютеранским пастором у немецких колонистов в Новороссии. Там он и провел последние 15 лет жизни – до 1835 года. Магазин Иоганна-Амвросия на Кузнецком мосту достался его сыну Вильгельму – выдающемуся предпринимателю, общественному деятелю и консулу Пруссии в Москве. Магазин этот был так хорошо известен широкой публике, что не раз упоминался в русской литературе, например в романе Тургенева “Накануне”.
Воспоминания Розенштрауха помогают понять роль немцев в русской истории. Розенштраух и его потомки сталкивались с целым рядом немецких сообществ в России, в том числе со столичной интеллигенцией, купечеством, мелкой буржуазией, актерской, масонской и пасторской субкультурами, а, переселившись в Новороссию, с крестьянами и сектантами. Положение немцев в России менялось по мере того, как они ассимилировались, и отношение к ним исконного населения улучшалось, но, тем не менее, им приходилось сталкиваться с националистической враждой и с социальной незащищенностью.
Эта биография также показывает, как сын своего времени осмысливал пережитое. Когда человек пересекает ту или иную границу, его спрашивают: “Кто ты?”, и в ответ люди обычно рассказывают некую историю. Такие истории способны очень многое поведать нам как о воображении рассказчика, так и о породившей его культуре.
Публикация открывает собой серию “Archivalia Rossica” – новый совместный проект Германского исторического института в Москве и издательского дома “Новое литературное обозрение”. Профиль серии – издание неопубликованных источников по истории России XVIII – начала XX века из российских и зарубежных архивов.

Долгопятов А.В. Эти тихие уездные города. О социально-экономическом развитии малых городов Московской губернии во второй половине XIX – начале XX века. (Серия “АИРО – Первая монография”). – Москва: АИРО–XXI, 2015.
Автор монографии – Алексей Валентинович Долгопятов - по образованию преподаватель истории, кандидат исторических наук. Сфера его научных интересов – социальная история России, региональная история, краеведение, история повседневной жизни городов.
В книге рассказывается о малых городах Московской губернии в период исторического перелома второй половины XIX – начала XX века. Основное внимание в исследовании уделено социально-экономическому положению городов и их жителей в этот период.
В книге более или менее подробно рассмотрено развитие городов Бронницы, Верея, Волоколамск, Дмитров, Звенигород, Клин, Можайск, Руза. В главе “К проблеме типологии городов Московской губернии в пореформенный период” приводятся некоторые статистические сведения по городам Богородску и Павловскому посаду. Каждому городскому поселению посвящен отдельный очерк, который предваряется краткой исторической справкой о возникновении города, его местоположении, происхождении названия и наиболее значимых событиях до середины XIX столетия.
Эпиграфом к монографии являются слова Дмитрия Лихачева: “Следует помнить одну забытую истину: в столицах живет по преимуществу “население”, народ же живет в стране многих городов и сел. Самое важное, что нужно сделать, возрождая культуру, - это вернуть культурную жизнь в наши небольшие города”. Пропасть между европеизированной столичной и провинциальной жизнью становится все глубже и глубже.
В маленьких городах, которых большинство на карте страны, люди нередко не могут найти себе работу с достойной оплатой, получить среднее и тем более высшее образование, необходимую медицинскую помощь. Отсюда повышенное в последнее время внимание к проблемам малых городов.
В монографии представлена краткая информация для туристов и экскурсантов о современных достопримечательностях малых городов. Она богата фактическими и статистическими данными, характеризующими население, его занятия, имущественное положение, состояние торговли, ремесла, промышленности, общественного хозяйства и некоторые другие стороны их жизни.

Р. Рахматуллин, К. Михайлов, Н. Самовер. Осторожно, Москва! Хроники Архнадзора. – Москва : Издательство АСТ, 2016.
Часто ли вы гуляете по Москве? Обращаете ли внимание на здания, которые встречаются на пути, задумывались ли, сколько домов в столице уже безвозвратно утеряно для потомков?
Авторы этой книги изо дня в день в течение уже не одного десятилетия борются за сохранение культурного наследия Москвы под эгидой архнадзора - общественного движения, добровольного некоммерческого объединениия граждан, желающих способствовать сохранению исторических памятников, ландшафтов и видов Москвы. Движение это основано 7 февраля 2009 года представителями общественных организаций и проектов, действующих в сфере охраны культурно-исторических памятников: Московского общества охраны архитектурного наследия, историко-культурологического проекта о старой Москве “Москва, которой нет”, “Соварх” - некоммерческого электронного ресурса, посвященного архитектуре СССР, и др.
Целью движения является объединение усилий людей и организаций, направленных на сохранение и изучение культурного наследия Москвы. Участники движения не получают никакого вознаграждения за свою работу в нём. Деятельность движения не может быть использована для политической пропаганды. Его девизом является афоризм Овидия: “Счастлив, кто имеет мужество защищать то, что любит”.
Основные направления работы движения - выявление, фотофиксация и изучение памятников московской старины, содействие их постановке на государственную охрану, общественный мониторинг состояния и использования памятников истории и архитектуры Москвы, содействие организации независимых правовых, художественных, технических и иных экспертиз по проблемам, связанным с историческими памятниками Москвы. У читателей этой книги есть уникальная возможность практически по дням проследить за работой команды "Архнадзора" на протяжении многих лет.

Е.В. Прокофьева. Легенды довоенной Москвы. Румба над пропастью / Елена Прокофьева, Татьяна Умнова. – Москва : Издательство АСТ, 2016.
Для кого-то тридцатые - это эпоха джаза, а для кого-то - беспокойные годы, когда ужасы гражданской войны и революции были уже пройдены, но еще не были забыты.
Тем удивительнее истории любви, ревности, предательства и благородства времен тридцатых: Лев Ландау и Кора Дробанцева, Михаил Булгаков и Елена Шиловская, Рихард Зорге и Екатерина Максимова, Михаил Тухачевский и таинственная "Лика", Дмитрий Шостакович и Нина Варзар, Валентина Серова и Константин Симонов, Янина Жеймо и Леон Жанно.
Любовь – это сон в сновиденьи…
Любовь – это тайна струны…
Любовь – это небо в виденьи…
Любовь – это сказка луны…
Любовь – это чувственных строк душа…
Любовь – это дева вне форм…
Любовь – это музыка ландыша…
Любовь – это вихрь! это шторм!
(Игорь Северянин. “Любовь”)
Приведу два отрывка из книги “Легенды довоенной Москвы”.
“С Еленой Сергеевной Шиловской Булгаков познакомился в феврале 1929 года, на Масленицу. Позже она вспоминала: “Какие-то знакомые устроили блины. Ни я не хотела идти туда, ни Булгаков, который почему-то решил, что в этот дом он не будет ходить. Но получилось так, что эти люди сумели заинтересовать составом приглашенных и его, и меня. Ну, меня, конечно, его фамилия. В общем, мы встретились и были рядом”. Своему брату она писала об этой встрече: “Сидели мы рядом… у меня развязались какие-то завязочки на рукаве… я сказала, чтобы он завязал мне. И он потом уверял всегда, что тут и было колдовство, тут-то я его и привязала на всю жизнь”.
Конечно, Елена Сергеевна произвела на него впечатление. Была ли она красавицей, спорили еще при жизни: некоторые красивой ее не находили. Но обворожительной и неотразимой считали все. Писательница Серафима Чеботарь в очерке о Елене Шиловской приводит слова одного из ее знакомых: “Когда Елена Сергеевна входила в гостиную, дамы наши вздрагивали и спешили отвлечь внимание своих мужей”. К тому же Елена Сергеевна представляла собой тот тип женщин, который нравился Михаилу Афанасьевичу: холеная, изысканно одетая благоухающая парижскими духами, с нежными ухоженными руками, с парикмахерской укладкой.
Булгаков придавал много значения “оправе”, в которую должна быть заключена, как драгоценность, природная красота женщины. Недаром в своем романе он уделяет такое внимание элегантности Маргариты, ее перчаткам, шелковым чулкам и замшевым туфлям с пряжками, а ведьма Гелла так соблазнительно напевает москвичкам: “Герлэн, шанель номер пять, мицуко, нарсис нуар, вечерние платья, платья коктейль…” – Михаил Афанасьевич все это ценил больше, чем многие его современницы, воспитанные в идейном аскетизме 1920-х!”
“Однажды в лагере для заключенных родственниц “врагов народа” во время перерыва между работами несколько женщин разговорились о “прошлой жизни” и, в частности, вдруг вспомнили о своих любовниках. Каждая рассказала о чем-то самом прекрасном, запоминающемся, волнующем, что поддерживает силы и желание жить в нынешних суровых условиях. Многим из них, блиставшим некогда в среде высшего комсостава Красной Армии, действительно было что вспомнить. Одна из женщин выслушала своих подруг с ироничной улыбкой и в конце концов не удержалась и воскликнула: “Ах, девочки, что вы знаете о любовниках?! Я знала величайшего любовника из всех – маршала Тухачевского. Вот это был мужчина! Всем любовникам любовник!” Она начала рассказывать подробности, и все так увлеклись, что начали слишком громко смеяться и даже не заметили, как вошли охранники. То, что те услышали, оказалось достаточным для того, чтобы добавить рассказчице к сроку четыре дополнительных года. За восхваление “врага народа”.
Тухачевский был трижды женат, и у него было множество любовниц. Он увлекался, влюблялся, но не похоже, чтобы любил кого-то по-настоящему… Возможно, так и не встретил ту самую женщину, которая стала бы его единственной и заставила бы забыть о других. Возможно, такой женщины не существовало в природе, потому что все, что было для Михаила Николаевича действительно важно, – это его работа, дело всей его жизни, и женщины были лишь развлечением, возможностью приятно провести свободное время, которого у него было совсем немного. А может, и это предположение неверно и он тоже любил по-настоящему. Просто мужчины подобного склада никогда не говорят о своих чувствах и умеют казаться равнодушными, даже когда невыносимо больно. Как писала свояченица Тухачевского Лидия Норд: “Иногда его было очень трудно понять… И потому, что я знала – самое для него дорогое он скрывал в глубинах души, а на словах даже порой высмеивал…”

Н. К. Веселовская. Записки выездного врача скорой помощи (1940-1953). – Москва : АИРО-XXI, 2016.
"Записки выездного врача" Натальи Константиновны Веселовской рассказывают о работе "Скорой помощи" в Москве в предвоенное время, в годы войны и в первые годы после нее. Публикация глав из малоизвестной широкому кругу книги Натальи Веселовской началась в декабре 2016 года, в дни, когда в России отмечали 75-ую годовщину начала контрнаступления советских войск в легендарной и решающей битве под Москвой.
В книге Н.К. Веселовская вспоминает яркие моменты своей работы на Станции скорой помощи. Через ее личное восприятие можно представить, как жила Станция и вся Москва в годы, когда к городу подступали немцы, как управлял коллективом ее основатель Александр Сергеевич Пучков. Благодаря блестяще организованной работе Станция оказалась практически подго¬товленной к внезапно усложнившейся обстановке. А.С. Пучков моментально перевел себя на “казарменное положение” и уже не уходил с работы. Под его руководством был организован штаб. Сотрудники Станции работали по двое-трое суток беспрерывно. Московская станция была единственной в стране, работавшей в военное время бесперебойно и с тем же количеством бригад, что и в мирное время.
Как только старший дежурный врач получал сообщения о раз¬рыве бомбы в какой-либо точке города, работники Станции молни¬еносно устремлялись туда. Персонал скорой помощи всегда был готов оказать помощь даже под градом осколков падающих бомб и раз¬валивающихся зданий. Москва погрузилась в темноту, отсутствовало уличное освещение, окна домов были тщательно замаскированы. Резко возросло количество уличного травматизма, особенно в самом темном месяце осени 1941 года – октябре, а выездным бригадам тяже¬ло было отыскивать адреса в ночное время, так как включить фары было невозможно. Станция испытывала нужду в кадрах, и старые сотрудники сумели обучить вновь пришедших технике и тактике по усвоению особен¬ностей службы скорой помощи.
Вторая часть книги посвящена краткому очерку жизни младшего брата Веселовской, Бориса, молодого ученого, яркой личности, погибшего на фронте в 1943 году в возрасте 32-х лет. Этот рассказ дополняется подборкой писем брата из армии 1942 года, воссоздающих атмосферу жизни советских людей в ту нелегкую пору.

Людмила Черная. Косой дождь: Воспоминания / Людмила Борисовна Черная. - М.: Новое литературное обозрение, 2015.
Людмила Борисовна Черная (1917) – “ровесница Октября”, переводчик с немецкого, выпускница литературного факультета легендарного ИФЛИ, жена историка-международника, доктора наук, профессора Д.Е. Меламида и мать художника Александра (Алика) Меламида, одной из главных фигур советского неофициального искусства 1970-х.
Черная – журналист и переводчик с немецкого. Она окончила легендарный ИФЛИ в 1940 году, в годы войны работала в редакции дезинформации и контрпропаганды ТАСС, где встретила будущего мужа, в 70-е написала книгу о Гитлере “Преступник номер 1”, которую запретила цензура. В переводах Чёрной публиковалась большая часть произведений Генриха Бёлля, а также произведения Эриха Марии Ремарка, Франца Кафки, Ингеборг Бахман, Фридриха Дюрренматта и других немецкоязычных писателей.
В своих мемуарах Людмила Борисовна рассказала о своей жизни, о событиях ХХ века, об интересных людях, с которыми встречалась на долгом веку. Эта книга – ценное свидетельство об эпохе, подробное и пристрастное. Эпиграфом к изданию стали строки Маяковского из стихотворения “Я хочу быть понят своей страной”.
“Я несколько комический персонаж – древняя старуха, уходящая натура, – говорит Людмила Черная. – Я 74 года прожила при советской власти, а мы за это время разучились писать – ни писем, ни дневников... Жили как дикие люди. Писали только по договору, по заказу. Впрочем, мы и читать тогда разучились, и говорить. Я только при работе над этой книгой училась писать человеческим языком, споря подчас с моим редактором. Я ведь прозу не писала никогда”. Цель написания данного исследования мемуарист также обозначает весьма однозначно - попытаться внести хотя бы каплю ясности в то, что представляла собой жизнь простого человека при советской власти...”
“…мемуарное повествование Людмилы Черной, как и весь корпус мемуаристики ХХ века, разрушает “программное” понимание советского периода российской истории, позволяя посмотреть на нее глазами человека, способного почувствовать, как собственное дыхание перемежается с дыханием эпохи, и понять, насколько бывает ошибочна уверенность человека в том, что он сам творит свою жизнь” (Виктория Пономарева. Пепел истории).

Матвей Гречко. Легенды метро и подземелий. – Москва : Издательство АСТ, 2015.
Многие считают метрополитен рукотворной версией подземного царства, потустороннего мира. В этой книге собраны самые интересные слухи и легенды о подземельях мира. Первая часть ее посвящена метро - Москвы, Санкт-Петербурга, Нью-Йорка и других городов, а вторая - тайнам мировых канализаций, катакомб и некрополей.
Но нас, конечно, больше всего интересует подземная Москва. Она порождает множество слухов и легенд. Говорят, что это целый город, и диггеры насчитывают 12 его уровней, а исследователи утверждают, что недра столицы напоминают термитник или головку голландского сыра: к началу XIX века центр Москвы уже был изрыт во всех направлениях. XX век прибавил к проложенным ходам новые, по которым прошли поезда метро, и протянулись коммуникации.
Подземное пространство города использовалось еще в древние времена. В одних подземельях устраивали тайники и хранили ценности, церковные реликвии, оружие. Другие становились некрополями. В третьих держали заключенных. Нередко устраивались подземные погреба, потому что в старину Москва часто горела, а такие тайники позволяли спасти от пожара ценности и запасы продовольствия. Московские алхимики и фальшивомонетчики устраивали под землей свои лаборатории и мастерские.
В башнях Китай-города были подземелья-cлухи и ходы для тайных вылазок, а подземные галереи Новодевичьего и Симонова монастырей выводили к прудам для скрытого забора воды на случай осады.
Тайники под Москвой издавна привлекали к себе внимание, но известно лишь несколько попыток их исследовать. При Алексее Михайловиче мастер Азанчеев неоднократно пытался построить подземный ход под Москвой-рекой, но безуспешно. Во времена Петра I пономарь Конон Осипов просил разрешения разведать “две палаты, полны поставлены сундуков”. Предполагали, что там могла быть спрятана знаменитая библиотека Иоанна Грозного - Либерея.
В конце XIX века исследованиями занялся князь Н.С. Щербатов, директор Исторического музея, но ему помешала Первая мировая война. В советское время исследовать подземелья Кремля пытался Игнатий Стеллецкий - археолог-энтузиаст, который всю жизнь посвятил поискам книжных сокровищ Ивана Грозного, но это ему было запрещено. Обо всем этом, а также о многом другом, очень интересном, рассказывает эта книга.

Матвей Гречко. Тайны Московского метрополитена в фактах и иллюстрациях. – Москва : Издательство АСТ, 2016.
Еще одна книга Матвея Гречко, повествующая о подземных пространствах Москвы. Это одно из самых полных и интересных изданий о тайной жизни подземной Москвы. Самое любопытное о существующих станциях, засекреченных происшествиях, странных обитателях туннелей и, конечно, Метро-2. Автор, диггер со стажем, который по понятным причинам пишет под псевдонимом, приглашает читателя спуститься глубоко под землю и приоткрыть завесу другой Москвы. История, философия и загадки метро в книге Матвея Гречко.
Фрагмент из книги:
“Человеку свойственно желание зарыться под землю. Еще неандертальцы и кроманьонцы селились в естественных пещерах – до нас дошли их настенные росписи и следы стоянок. Позднее люди слагали мифы и легенды о подземных городах и странах, их фантазия населяла эти миры чудовищами и враждебно настроенными богами. Елена Блаватская с увлечением описывала подземный город Асгард, Жюль Верн отправил героев путешествовать к центру Земли, Владимир Обручев создал свою знаменитую Плутонию… Археологи обнаружили реальные, не вымышленные подземные селения хеттов на территории современной Турции, систему тоннелей под горным массивом в Эквадоре и Перу.
Знамениты катакомбы Древнего Рима, средневековые замки с подземными ходами, катакомбы Сицилии, превращенные в кладбище. Вот уже более ста лет «Призрак Оперы», созданный Гастоном Леру, блуждает по таинственным катакомбам Парижа… Эти лабиринты так манят, кажутся такими романтичными!
Но совсем рядом с нами есть подземный город, не менее интригующий и запутанный, чем эти полуреальные-полулитературные подземелья. Это Московский метрополитен. Его более чем семидесятилетняя история связана с самыми яркими, героическими и трагичными страницами в жизни России. Привычное будничное метро скрывает немало тайн и загадок. Ведь это не только необходимый городу, незаменимый вид транспорта, не только собрание редкостей, музей минувшей эпохи – это вход в параллельную реальность, в подземный мир, где действуют иные законы и, может быть, обитают иные сущности”.